Список публикаций Натальи Вакуровой и Льва Московкина в 2015 году – 6 конференций, 12 публикаций http://leo-mosk.livejournal.com/2936160.html

 

1. Вакурова Н.В. Корпоративные СМИ как пример конвергенции PR и журналистики. В сб. по материалам Конференции ГУУ «Актуальные проблемы управления – 2015. (в печати)

2. Вакурова Н.В., Московкин Л.И. Технологии и критерии оценки журналистского творчества в меняющемся мире. – Збiрник Центру наукових публiкацiй «Велес» за матерiалами мiжнародної науково-практичної конференцiї: «IV осiннi науковi читання», м. Київ. – К., Центр наукових публiкацiй, 2015, с. 121-124

3. Вакурова Н.В., Московкин Л.И.Ресурсы медиа-системы России в условиях кризисной мобилизации. – Информационное поле современной России: практики и эффекты. Сборник статей XII Международной научно-практической конференции, 15-17 октября 2015 / под ред. Р.П.Баканова. Казань: Казанский университет, 2015, с. 120-131

4. Вакурова Н.В., Московкин Л.И. Ресурсы современных медиа: опыт системного анализа. – В сб.: Ценностные ориентиры современной журналистики: сб. науч. Статей. III международной научно-практической конференции (г. Пенза, 24-26 сентября 2015 года) / под ред. доц. Е.К.Рева. – Пенза: изд-во ПГУ 2015, с. 22-25.

5. Вакурова Н.В. Журналистика в период кризиса: поведенческие модели и приоритеты в освещении (по результатам экспертного опроса). Вестник университета N5. Государственный университет управления. – М., 2015, с 289-294.

6. Вакурова Н.В., Московкин Л.И. Журналисты о кризисе (по результатам экспертного опроса). – В сб. Центр наукових публiкацiй «Велес» за матерiалами мiжнародної науково-практичної конференцiї: «Iнновацiйнi пiдходи i сучасна наука», м. Київ: збiрник.Київ: Центр наукових публiкацiй, 30 квiтня 2015, с. 154-157.

7. Вакурова Н.В. Организация групповых тренингов в профессиональной подготовке универсального журналиста. – Вестник университета N2. Государственный университет управления. – М., 2015, с. 284-287.

8. Вакурова Н.В. Отражение выборов в СМИ как инструмент повышения эффективности общественного диалога. – Журналистика в 2014 году. СМИ как фактор общественного диалога. Сб. материалов международной научно-практической конференции. – М.: МедиаМир; Факультет журналистики МГУ им. М.В.Ломоносова, 2015, с. 164-165

9. Московкин Л.И. СРАВНЕНИЕ ЕСТЕСТВЕННОГО МУТАЦИОННОГО ПРОЦЕССА В ВОЗДУШНО-СУХИХ СЕМЕНАХ ДВУХ ВИДОВ-ГОМЕОЛОГОВ ВИКИ ПОСЕВНОЙ VICIA SATIVA И БОБОВ ОБЫКНОВЕННЫХ. Збiрник Центру наукових публiкацiй «Велес» за матерiалами мiжнародної науково-практичної конференцiї: «IV осiннi науковi читання», м. Київ, 12 жовтня 2015. – К., Центр наукових публiкацiй, 2015, с. 25-30.

10. Московкин Л.И. ЦИТОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ЗЕМЛЕРОЙКИ-БУРОЗУБКИ ОБЫКНОВЕННОЙ SOREX ARANEUS LINNAEUS (MAMMALIA INSECTIVORA). Збiрник Центру наукових публiкацiй «Велес» за матерiалами мiжнародної науково-практичної конференцiї: «IV осiннi науковi читання», м. Київ, 12 жовтня 2015. – К., Центр наукових публiкацiй, 2015, с. 31-36.

11. Московкин, Л.И. Эволюция в пробирке. Моделирование макроэволюционного процесса в культуре растительной ткани / Л. И. Московкин // Наука в епоху дисбалансiв: збiрник (рiвень стандарту, академiчний рiвень). – К.: Центр наукових публiкацiй, 2015. – С. 13-16.

12. Московкин Л.И. Информационная повестка в Рунете. – Журналистика в 2014 году. СМИ как фактор общественного диалога. Сб. материалов международной научно-практической конференции. – М.: МедиаМир; Факультет журналистики МГУ им. М.В.Ломоносова, 2015, с. 179-180.

 

2. Конференции

1. «Журналистика в 2014 году. СМИ как фактор общественного диалога». Факультет журналистики МГУ им. М.В.Ломоносова, 5-7 февраля 2015 г.

2. Мiжнародна науково-практичная конференцiя: «Iнновацiйнi пiдходи i сучасна наука», м. Київ: збiрник.Київ: Центр наукових публiкацiй, 30 июня 2015 г.

3. III международная научно-практическая конференция (г. Пенза, 24-26 сентября 2015 года).

4. XII Международная научно-практическая конференция, 15-17 октября 2015 г. Казань: Казанский университет.

5. Мiжнародної науково-практичної конференцiї: «IV осiннi науковi читання», м. Київ. – К., Центр наукових публiкацiй, 12 сентября 2015 г.

6. Конференции ГУУ «Актуальные проблемы управления – 2015», 25 ноября 2015.

 

Вышла в свет наша статья о лженауке, отвергнутая Журфаком МГУ

Вакурова Н. В., Московкин Л. И. ИНСТРУМЕНТЫ, ПРИЗНАКИ И ЦЕЛИ ЛЖЕНАУКИ ЛЖЕНАУКА И ГЛОБАЛЬНЫЙ ЖУРНАЛИЗМ: ОБЩИЕ КОРНИ, ПРИЧИНЫ И СИНЕРГИЗМ  III МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «НАУКА В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ» (19 ноября 2015г.) 2 часть г. Киев- 2015. – с. 75-78 http://leo-mosk.livejournal.com/2934259.html

 

МУЛЬТИДИСЦИПЛИНАРНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «АРХИВАРИУС» СБОРНИК НАУЧНЫХ ПУБЛИКАЦИЙ

III МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ

«НАУКА В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ» (19 ноября 2015г.)

2 часть

г. Киев- 2015

© Мультидисциплинарный научный журнал «Архивариус»

УДК 082 ББК 94.3 НЭБ: 9999-9264

Сборник публикаций мультидисциплинарного научного журнала «Архивариус» по материалам III международной научно-практической конференции: «Наука в современном мире» г. Киева: сборник со статьями (уровень стандарта, академический уровень). – К.: мультидисциплинарный научный журнал «Архивариус», 2015. -112с. НЭБ: 9999-9264

Тираж-300 экз.

УДК 082 ББК 94.3 НЭБ: 9999-9264

Издательство не несет ответственности за материалы, опубликованные в сборнике. Все материалы поданы в авторской редакции и отображают персональную позицию участника конференции.

Контактная информация организационного комитета конференции:

мультидисциплинарный научный журнал «Архивариус» Электронная почта: info@archivarius.org.ua Официальный сайт: www.archivarius.org.ua

 

СОЦИАЛЬНЫЕ КОММУНИКАЦИИ

Вакурова Н. В., Московкин Л. И. ИНСТРУМЕНТЫ, ПРИЗНАКИ И ЦЕЛИ ЛЖЕНАУКИ ЛЖЕНАУКА И ГЛОБАЛЬНЫЙ ЖУРНАЛИЗМ: ОБЩИЕ КОРНИ, ПРИЧИНЫ И СИНЕРГИЗМ 75-78

 

СОЦИАЛЬНЫЕ КОММУНИКАЦИИ

Вакурова Наталья Владимировна, доцент, доцент, Государственный университет управления, Москва Рязанский пр-т 99.

Московкин Лев Израилевич, спецкор газета «Московская правда».

ИНСТРУМЕНТЫ, ПРИЗНАКИ И ЦЕЛИ ЛЖЕНАУКИ ЛЖЕНАУКА II ГЛОБАЛЬНЫЙ ЖУРНАЛИЗМ: ОБЩИЕ КОРНИ, ПРИЧИНЫ И СИНЕРГИЗМ

Мы рассматриваем лженауку как совокупность попыток замены естественнонаучного познания конъюнктурным контентом с признаками управления массовым сознанием (УМС). Для идентификации лженауки могут использоваться индикаторы викарирующих PR-акций в составе УМС. Признаками политтехнологий являются приуроченность к датам, универсальность схем и сетевое управление с горизонтальными связями наподобие управления глобальным терроризмом в описании Тьерри Мейсана или борьбой с коррупцией вслед ее стимуляции, нетерпимость к заведомо адекватной позиции с агрессивным исключением альтернативного мнения, вброс в повестку научного форума классической лженауки с целью дискредитации мероприятия.

Наука должна иметь стандартный верифицирующий формат. У лженауки таких ограничений нет, она может принимать чрезвычайно разнообразные формы.

С другой стороны, для славянской культуры известны многочисленные случаи проникновения научного знания в массовое сознание в обход статусной науки с использованием литературно-художественной формы представления итогов научных исследований. Для физики, химии, биофизики, генетики и эволюционизма известны примеры успешного использования как литературно-художественной, так и стихотворной формы. В блоке решаются две-три задачи: публикации итогов исследования, популяризации научного достижения и иногда доходит до внедрения, если вопрос касается гуманитарного измерения.

Традиция возникла в русской литературе 19 века. Открытия Л.Н.Толстого, Ф.М.Достоевского, А.П.Чехова до сих пор недоступны популяризации через статусную науку. Установлена роль внешних и внутренних факторов кооперативных эффектов психики, индивидуального и массового деструктивного поведения, отмечен способ направления собственного агрессивного возбуждения в творческое созидание В форме неких трихин в мозгу человека, более адекватный образ в то время был вряд ли возможен, Достоевский предвосхитил серию открытий спустя век мобильных элементов генома и их роли в регуляции воспроизводимого поведения через участие в нейрогенезе. Эти научные данные активно скрываются от общества лженаукой.

Литературно-художественная форма традиционно и успешно используется в пропагандистских целях для фальсификации истории. За ней следует экранизация, искажающая сам феномен человека с целью алармизма для отвлечения общественного мнения от текущих вопросов, требующих общественной дискуссии.

Заведомо неадекватные модели лженауки заложены в системы оценок и рейтинговання, также в проект disser.net. Схему дискредитации национальной науки заимствовали из германского проекта викиномики (промышленного фейсбука) политической дискредитации. Современные сетевые технологии используются в формате средневековой охоты на ведьм.

На пресс-конференции в РИА «Новости» 17.02.14 проректор МГУ, председатель Совета по науке при Минобразования и науки РФ А.Р.Хохлов в ответ на упорные вопросы журналистов о выявленных disser.net плагиаторах сказал, что все обращают внимание на диссертации, которые списаны. Но если обратите внимание на диссертации в общественных науках, которые не списаны, они представляют собой бессмысленный набор слов.

Сам термин «лженаука» дискредитирован развернутой в 90-х кампанией подавления национальной науки в составе генеральной задачи стирания страновых различий и глобализации журнализма, производства, науки, образования, языка и финансов. К этому времени уничтожена национальная наука Германки, Франции, Японии. В Японии корпорации требуют от специалистов получения ученых степеней в США или Западной Европе, после чего ученый на родину не возвращается Аналогично ВОЗ или Олимпийскому комитету, – под коррупционный контроль поставлен Нобелевский комитет. Открытия российских ученых мобильных элементов, регуляторной роли коротких РНК, причины апоптоза клеток и смерти организма в итоге укорочения теломер удостоены Нобелевских премий, но получили их не авторы Е.В.Ананьев, В.А.Гвоздев, А.М.Оловников.

Не получили массового признания пионерские работы работавшего в Киеве С.М.Гершензона по управлению генетической нестабильностью и генной нагрузке внешних признаков организма

Требование зарубежного признания научных достижений по существу является внешним контролем для подавления науки в пользу лженауки. По типу конъюнктурного и коррупционного экономического рейтингования, создана система рейтингов оценки научных достижений индекс Хирша и оценки научных журналов импакт. Для стерилизации национальных научных ресурсов их объединяют в такие затратные международные проекты, как Большой адронный коллайдер. g Альтернативный реакторный ускоритель по российскому проекту менее затратен и более эффективен

Советская модель научно-популярной журналистики с ключевой ролью специалистов по отраслям знаний замещена островной англосаксонской моделью. Пишущие о науке объединены в российскую ассоциацию, аффилированную с Фондом «Династия» и с аналогичной европейской ассоциацией.

Согласно утверждению молекулярного биолога С.Е.Дмитриева, опубликованных работ с артефактами 80-85%. На семинаре памяти Р.Б.Хесина в ИМГ РАН 24.03.14 Дмитриев сказал, что пробивать публикации приходится сквозь выраженное желание референта зарубить статью. Семинар был посвящен инициации трансляции у эукариота выяснилось, что даже в такой сугубо конкретной теме высока роль моды и подражательности.

В эпоху холодной войны признанный ведущим научным журналом Nature содержал политическую публицистику о деятельности Т.Д.Лысенко и его окружения с подбором негативных фактов. В то же время аналогичные явления в США остались скрытыми от широкой аудитории и остановлены не были вплоть до запретов на профессии и кампании дискредитации Нобелевского лауреата James Dewey Watson.

В советской науке за это время произошло несколько переворотов Приписываемый влиянию Т.Д.Лысенко ущерб отражал общую мировую тенденцию сокращения сортового и породного потенциала. В СССР вопреки давлению энтузиасты сохранили базу, созданную Н.И.Вавиловым. Наследие Н.И.Вавилова подверглось разрушительной атаке после распада СССР параллельно с развитием борьбы против лженауки.

Остался скрыт разгром научных школ в СССР, проведенный с начала 70-х по конец 80-х годов. Не описана очередная научная революция, прошедшая в то же время

Физик Б.И.Шапиро заявил 24.04.15 о появлении в науке нематериальных сущностей.

Популяризаторы активно используют мем «Бритва Оккама» для квалификация в качестве лженауки ряда ключевых понятий. В зависимости от политической конъюнктуры излишними могут быть объявлены структура динамического хаоса, конкретные каналы горизонтального переноса информации, симбиозогенеза, ключевая роль уникальных событий без вероятности, Vis vitalis.

Смысл древнего термина Vis vitalis двойственный. Научное сообщество склонно связывать его с заведомо ложными идеями самозарождения сложной организменной жизни. Аналогичное отношение идеям Лысенко о трансформации видов, трансмутациям химических элементов, perpetuum mobile, НЛП, торсионным полям, левитации, эзотерическому знанию, теологии.

С другой стороны, прорывные исследования 20 века заставляют вернуться к пониманию Vis vitatalis в смысле Ж.Б.Ламарка и Ю.В.Чайковского. Опороченный мем неоднократно пытались заменить. Л.Н.Гумилев ввел термин пассионарность для описания гетеротопии и стохастических колебаний человеческой активности. Речь идет о ненулевой сложности жизни за пределами всей физики в целом с нулевой сложностью согласно утверждению Б.И.Шапиро.

Под эмбарго попали некоторые науки целиком, замещенные конъюнктурным контентом: климатология, экология, информатика и ряд разделов генетика Количественная генетика | после успехов Ё кластерного анализа в работах Л.А.Животовского упорно представляется как форма фашистской евгеники. При этом сама негативная евгеника активно насаждается в форме извращенной «ЮЮ» и пропаганды нетрадиционной сексуальности. Исследования по геномной регистрации в России остановлены законодательными поправками в интересах зарубежных ТНК-монополистов производства праймеров, названных академиком К.Г.Скрябиным.

Объявление СССР «страной мечтателей, страной ученых» не означало, что подавление отечественной науки проводится исключительно КПСС, затем США и в их интересах. Богатый исторический опыт войны за истину привел Россию к лидерству славянского центра журнализма, образования и науки, альтернативного англосаксонскому (островному) формату доминирования Советская наука существовала вопреки подавлению, стимулирующему ее Vis vitalis в соответствии в теорией Макроэволюции, исключенной из статусной науки при участии Фонда «Династия».

Разрушительная сессия ВАСХНИЛ 1948 года имела и позитивные последствия, в итоге которых появилась спустя сорок лет прорывная монография Р.Б.Хесина-Лурье. Хесин как представитель своей школы генетики игнорировал работы предшественников, профессоров МГУ М.М.Асланяна и Ф.М.Куперман, академика Украины В.А.Кордюма. Смерть Т.Д.Лысенко привела к кардинальным переменам науки без изменения формата отношений, поскольку на место Лысенко встал Н.П.Дубинин. Его смерть в 1981 практически ничего не изменила.

Отстраненный от исследований по количественной генетике и затем геномной регистрации Л.А.Животовский выпустил книгу «Неизвестный Лысенко», возмутившую наследников политики Лысенко в современной науке, традиционно поделенной на островки междусобойчиков, повторяющих в обособленном формате общую картину.

Сравнение обостренной ситуации в генетике с другими науками остается в пользу генетики, которая все же развивается. В других науках подобные исследования подавлены, например, контент-анализ в исследовании журналистики. В СССР его пытался развивать завкафедрой телевидения и радиовещания Журфака МГУ Э.Г Багиров. Причина смерти Багирова связана с отторжением профессиональной среды, потому что он обогнал время и не мог быть признан статусным сообществом. Преемник Багирова на посту завкафедрой Г.В.Кузнецов констатировал, что контент-анализ не проводится.

Примерно оттого же умер выжидающийся физик-ядерщик А.М.Будкер, инициатор общественной дискуссии физиков и лириков в кафе «Под интегралом» новосибирского Академгородка. Спустя много лет после его смерти в органе Счетной палаты «Финансовый контроль» вышла статья о советских ученых-фальсификаторах еврейской национальности. В пример фальсификации приведено отмеченное Маргарет Тэтчер как советское достижение пучковое оружие. Работы якобы проводил А.М.Будкер Его вдова, журналистка А.А.Мелик-Пашаева была возмущена: Будкер занимался совершенно иной тематикой. Значительная часть статьи оказалась инсерцией без редактирования текста маргинального антисемитского сайта.

Известные нам факты доказывают необходимость изучения явления лженауки. Сам термин этому не способствует ввиду заведомо осуждения широко распространенного феномена. Можно сделать вывод, что лженаука искусственно насаждается для замещения естественнонаучного знания и создания некоего глобального псевдонаучного поля без национальных различий наподобие глобального журнализма, с которым она имманентно связана общими корнями, причинами и синергизмом. Из-за высокой агрессивности научной среды у нее нет собственной защиты от дезинформации. Формат глобального журнализма предписывает пропагандировать лженауку для сокрытия научных достижений и создания информационных поводов критики науки в целом. Сами принципы оценки и рейтингования науки и образования являются ложными. Процедура отбора публикаций допускает как политическую цензуру, так и конкурентное исключение. История науки строится не столько из открытий и достижений, сколько из кампаний их дискредитации. Признанные открытия связаны не с обнаружением нового, но с изменениями массового сознания, позволяющими переосмыслить уже известное. Признание авторства как правило не соответствует реальности. Настоящий автор может остаться неизвестным. Система внедрения научных достижений в форме технологии не используется. Для этого требуется популяризации научных достижений. Однако популяризация открытия требует творческих усилий не меньше, чем само открытие. Вопреки сложившимся негативным оценкам роли государства в науке, она может быть как деструктивной, так и конструктивной, причем замены ей нет. Само научное сообщество не может придавать авторитет адекватным фигурам, это делается через популяризацию методами политтехнологий. Журналисты в подавляющем большинстве имеют гуманитарное образование и из-за отсутствия специального образования не способны выбирать существенное и достоверное, находить причинно-следственные связи и производить обобщения. Среди прочих условий для этого требуется личный опыт лабораторных и полевых исследований.

 

Московкин Л.И. СРАВНЕНИЕ ЕСТЕСТВЕННОГО МУТАЦИОННОГО ПРОЦЕССА В ВОЗДУШНО-СУХИХ СЕМЕНАХ ДВУХ ВИДОВ-ГОМЕОЛОГОВ ВИКИ ПОСЕВНОЙ VICIA SATIVA И БОБОВ ОБЫКНОВЕННЫХ http://leo-mosk.livejournal.com/2936528.html

Збiрник Центру наукових публiкацiй «Велес» за матерiалами мiжнародної науково-практичної конференцiї: «IV осiннi науковi читання», м. Київ: збiрник статей (рiвень стандарту, академiчний рiвень). – К.: Центр наукових публжацiй, 12 жовтня 2015. – 124с. ISSN: 6827-2341

Тираж – 300 экз.

УДК 082 ББК 943 ISSN: 6827-2341

Видавництво не несе вiдповiдальностi за матерiали опублiкованi в збiрнику. Bci матерiали наданi а авторськiй редакцiї та виражають персональну позицiю учасника конференцiї.

Контактна шформацiя органiзацiйного комитету конференцiї

Центр наукових публiкацiй: Электрона пошта: s-pf@cnp.org.ua Офiцiйний сайт: www.cnp.org.ua

 

Московкин Л.И. СРАВНЕНИЕ ЕСТЕСТВЕННОГО МУТАЦИОННОГО ПРОЦЕССА В ВОЗДУШНО-СУХИХ СЕМЕНАХ ДВУХ ВИДОВ-ГОМЕОЛОГОВ ВИКИ ПОСЕВНОЙ VICIA SATIVA И БОБОВ ОБЫКНОВЕННЫХ. – Збiрник Центру наукових публiкацiй «Велес» за матерiалами мiжнародної науково-практичної конференцiї: «IV осiннi науковi читання», м. Київ, 12 жовтня 2015. – К., Центр наукових публiкацiй, 2015, с. 25-30.

 

СРАВНЕНИЕ ЕСТЕСТВЕННОГО МУТАЦИОННОГО ПРОЦЕССА В ВОЗДУШНО-СУХИХ СЕМЕНАХ ДВУХ ВИДОВ-ГОМЕОЛОГОВ -ВИКИ ПОСЕВНОЙ VICIA SATIVA И БОБОВ ОБЫКНОВЕННЫХ FABA VULGARIS

Московкин Л.И.

Работа выполнена на кафедре генетики и селекции Биофака МГУ

СРАВНЕНИЕ ЕСТЕСТВЕННОГО МУТАЦИОННОГО ПРОЦЕССА В ВОЗДУШНО-СУХИХ СЕМЕНАХ ДВУХ ВИДОВ-ГОМЕОЛОГОВ -ВИКИ ПОСЕВНОЙ VICIA SATIVA И БОБОВ ОБЫКНОВЕННЫХ FABA VULGARIS

Впервые факт накопление повреждений в семенах был замечен Де Фризом в 1901 году (De Vries Н. Die Mutatious Theorie. Bd. 1. 1901). Имеющимся знаниям о естественном мутационном процессе в семенах и его причинах мы обязаны фундаментальным отечественной школы М.С.Навашина.

Гибель отдельных клеток и всего зародыша происходит вследствие накопления мутационных повреждений во время хранения. У одних видов растений гибель происходит при низких уровнях мутирования, тогда как у других даже при высоких степенях повреждения семя не теряет способности прорастать. Мы предположили наличие связи с эволюционным состоянием вида.

В настоящей работе предложен алгоритм определения связи между той или иной характеристикой вида и степенью его алло генетической продвинутое™.

В качестве объекта использованы покоящиеся воздушно-сухие семена, т.к. в этом случае возможно выделение самостоятельных эффектов действия естественного мутационного процесса и естественного отбора. В обычных метаболируюших тканях как правило возможно только наблюдение динамического равновесия эффекта действия этих факторов.

Введен специальный параметр, отражающий соотношение скорости накопления повреждений в семени и эффективности действия отбора в проростке – уровень эффективного мутирования (уровень накопленных в семени аберраций за такой срок хранения, при котором происходит увеличением доли не прорастающих семян на один процент).

Получены данные о возможных отличиях в уровне эффективного мутирования у двух видов, отличающихся по степени морфологической приспособленности.

Существуют два типа эволюции группы организмов: арогенез -переход в иную адаптивную зону благодаря приобретению общих приспособлений (повышение уровня организации), позволяющих выйти за границы прежней адаптивной зоны; аллогенез – возникновение многих близких форм, различающихся адаптациями одного масштаба приспособления к конкретным экологическим условиям без повышения уровня организации. Частота вновь возникающих мутаций у самых различных организмов варьирует в пределах одного порядка в то время как темпы эволюции изменяются в очень широких пределах, от очень высоких до почти полной стабильности. Н.В.Тимофеев-Ресовский утверждал, что предположения о повышении мутабильности на отдельных этапах эволюции (например, арогененных перестроек) необоснованны (Тимофеев-Ресовский Н.В., Воронцов Н.Н., Яблоков А.В. Краткий очерк теории эволюции. М.: «Наука», 1969).

Следовательно, для протекания процессов арогенеза необходим запас изменчивости, накопленной заранее. С.М.Гершензон назвал его «мобилизационный резерв вида».

Каждому эволюционному состоянию вида соответствует определенный уровень генетической изменчивости. Для сравнения можно использовать три генетические характеристики: число хромосом; количество ДНК на хромосомный набор; уровень естественного мутационного процесса.

С позиции соответствия числа групп сцепления эволюционному состоянию вида можно объяснить, почему у таких видов, как бобы и вика, кариологически различных, число хромосом оказывается одинаковым, причем не потому, что оно одинаково исходно. Перестройки кариотипа в филогенезе между этими видами происходили и принципиально могло бы установиться другое число хромосом. Но, т.к. параметры эволюционного состояния у бобов и вики близки вследствие их родственности, им соответствует одинаковое оптимальное число хромосом – 12.

Число хромосом и количество ДНК легко поддаются измерению. С уровнем мутационного процесса сложнее. Уровень спонтанных перестроек хромосом поддается непосредственному измерению и пригоден для сравнительного отражения естественного мутационного процесса.

Подходящим объектом являются покоящиеся семена высших растений. Зародыш в семени находится в состоянии анабиоза и действие отбора сведено к минимуму. Естественному накоплению повреждений ничего не мешает. Этот процесс, не связанный с какими-либо внешними факторами. Внешние факторы, например, космическое излучение, не могут обеспечить существующую скорость естественного мутационного процесса в покоящихся семенах.

Действие отбора сдвинуто до момента проращивания. Непосредственными объектами приложения действия отбора являются поврежденные клетки. Показано, что мозаичность высокая непосредственно после проращивания, в онтогенезе уменьшается. Клоны мутантных клеток вытесняются нормальными. Отбор на клеточном уровне может приводить и к гибели всего зародыша. Гибель зародыша определяется как факт непрорастания семени.

Т.о. уровень мутирования мы определяем на выживших семенах, а давление отбора – на погибших. Вероятностная природа действия отбора позволяет нам сравнивать результаты, получаемые так. При высокой эффективности отбора это не правомерно, т.к. в этом случае поврежденные клетки гибнут с высокой вероятностью и среди выживших семян уровень мутирования будет ниже, чем среди погибших.

Соответствие уровня мутирования доле погибших семян подтверждается известными фактами накопления аберраций и падения всхожести по мере хранения у различных видов. Падение всхожести, как правило, соответствует увеличению уровня мутирования.

У различных видов одинаковая степень падения всхожести соответствует различному уровню накопления аберраций. Например, у пшеницы значительная гибель семян наступает при 60% клеток с аберрациями, у ржи практически полная потеря всхожести наступает уже при 5%. Соотношение уровня мутирования и давления отбора является видовым признаком.

Увеличение эффективности отбора при аллогенезе вполне естественно. Это и может быть как раз тот механизм, который «выключает» зародыш при различном уровне повреждения у различных видов.

Можно сказать, что эволюционное значение имеет не только темп мутирования, но и соотношение действия мутационного процесса и давления отбора.

Мы ввели параметр, характеризующий соотношение действия этих факторов – уровень эффективного мутирования, как число накопленных аберраций (на сто просмотренных клеток с анафазами) за тот срок хранения семян, при котором происходит увеличение доли погибших семян на один процент (точнее, падение всхожести на 1%). Величина уровня эффективного мутирования должна отражать эффективность отбора против повреждений в семени (т.е. обратная величина эффективности отбора) и является видовым признаком).

В настоящей работе предпринята попытка определить, существуют ли различия в уровне мутирования и уровне эффективного мутирования у видов-гомеологов с различным эволюционным состоянием – бобы обыкновенные Vicia faba и вика посевная Vicia sativa.

Использовали воздушно-сухие семена обоих видов двух сроков хранения 3,5 и 0,5 года. Семена каждого вида и срока урожая были рассортированы по степени выполненности на три фракции: крупные, средние и мелкие. Для всех экспериментов кроме предварительных использовали крупные семена.

Определение уровня спонтанного мутирования производили путем учета перестроек хромосом в корневой меристеме зародыша при проращивании.

Проращивание семян производили в термостате при 25°С в чашках Петри на фильтровальной бумаге. Семена бобов с абсолютным весом 497?510 грамм размещали по 20 семян на чашку, семена вики с абсолютным весом 51+56 грамм – по 50.

Уровень мутирования определяли в пределах первого митоза. Установлено, что время наступления первого митоза соответствует длине первичного корешка от подсемядольного колена 3+6 миллиметра для вики и 6+10 миллиметров для бобов.

Параллельно отбору корешков необходимой длины для фиксации определяли динамику прорастания семян с 20 до 30 часов с начала проращивания. Через 300 часов с начала замачивания определяли всхожесть семян и число (процент) погибших семян. Погибшими считали ненабухшие и загнившие семена.

Для определения частоты аберраций приготовляли временные давленные препараты из корешков, фиксированных смесью трех частей этанола и одной части ледяной уксусной кислоты. Окрашивали ацетокармином или ацетоорсеином.

От метафазного метода учета аберраций пришлось отказаться. Применяя различные способы обработки прорастающих семян (колхицин, парадихлорбензол, 8-оксихинолин, их комбинации или проращивание в дистиллированной воде) мы не получили хорошего кариотипа. Хромосомы никогда не лежали в одной плоскости и центромеры не определялись. Для наших целей неприменима обработка цитазой.

Применили анафазный метод. В тех случаях, когда невозможно получение четкого кариотипа и идентификации хромосом, он дает более точные результаты. Использовали жесткие формальные критерии унификации результатов для семян различных видов.

Семена бобов практически не потеряли всхожесть за три года хранения. Снижение всхожести у бобов за три года на 2,5%, недостоверно.

Изменение всхожести у вики вполне заметное. За три года хранения всхожесть упала на 14,6% с 96,4% до 85,4%, Общий уровень мутирования по числу аберраций на сто клеток во время хранения у обоих видов увеличивается. У бобов увеличение с 3,18 до 13,1, у вики – с 1,41 до 3.31. т.е. за три года хранения у бобов имеет место увеличение уровня мутирования на 9,92, у вики на 1,9. У бобов увеличение в основном за счет фрагментов. Увеличение мутирования только по мостам практически одинаково. У бобов повышение на 1,21 (с 0,42 до 1,63), у вики – на 1,03 (с 0,47 до 1,50). Т.о., при использовании в качестве численного выражения мутационного процесса числа мостов на сто клеток, резкие различия в уровнях мутирования между двумя нашими видами нивелируются.

Спектр аберраций ни для вики, ни для бобов практически не меняется. Но зато имеет место существенное отличие в спектрах между видами. В спектре аберраций бобов наибольшая доля принадлежит одиночным фрагментам, a y вики увеличена доля хроматидных мостов. Увеличен числа хромосомных аберраций (парных мостов и парных фрагментов) по сравнению с хроматидными практически не происходит.

Бобы и вика являются близкими систематически, гомеологичиыми по содержанию фракций повторов различной степени повторяемости в геноме видами. По морфологическому критерию можно определить, что вика является более приспособленным, аллогенетически продвинутым видом, а бобы – более примитивным. Для бобовых, к которым принадлежат выбранные виды, использованным морфологическим критерием приспособленности является переход от эректоидного стебля к цепляющемуся или ползучему.

У бобов естественный отбор допускает значительно большую частоту аберраций. Для получения численного выражения уровня эффективного мутирования необходимо разделить число аберраций (мостов на сто клеток), накопленных в процессе хранения, на увеличение за тот же срок хранения доли непрорастающих семян в процентах. Тогда эффективный уровень мутирования для бобов составляет 0,484, а для вики 0,094.

Можно сделать вывод, что у двух видов-гомеологов с различным эволюционным состоянием уровень эффективного мутирования различен. У более специализированного вида – вики – уровень эффективного мутирования значительно ниже.

В клетке бобов в 5,05 раз больше ДНК, чем в клетке вики. Приведенный к объему ДНК уровень эффективного мутирования для бобов 0,096.

Поскольку приведенные к единице количества ДНК величины уровней эффективного мутирования – 0,096 для бобов и 0,094 для вики -практически одинаковы, можно предположить, что больший уровень эффективного мутирования у бобов определяется большим количеством ДНК.

Полученные данные согласуются с теоретическими предпосылками. Эволюционный процесс аллогенеза сопровождается редукцией общего уровня изменчивости с возможным сокращением видовых параметров исло хромосом, объем ДНК, уровень эффективного мутирования. Повреждений тем больше, чем больше срок хранения семян или количество ДНК в их геноме.

 

Московкин Л.И.ЦИТОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ЗЕМЛЕРОЙКИ-БУРОЗУБКИ ОБЫКНОВЕННОЙ SOREX ARANEUS LINNAEUS (MAMMALIA INSECTIVORA). http://leo-mosk.livejournal.com/2936686.htmlЗбiрник Центру наукових публiкацiй «Велес» за матерiалами мiжнародної науково-практичної конференцiї: «IV осiннi науковi читання», м. Київ, 12 жовтня 2015. – К., Центр наукових публiкацiй, 2015, с. 31-36.

Проведено цитологическое исследование митоза и мейоза у землеройки-бурозубки обыкновенной Sorex araneus L. Объект представляет интерес в эволюционно-цитогенетическом аспекте множественностью половых хромосом и внутрипопуляционным полиморфизмом с изменением числа хромосом от 20 до 30 у самок и от 21 до 31 у самцов, за счет центрических слияний без выраженной репродуктивной изоляции. Число плеч остается постоянным NF=40.

Сперматогениальные метафазы показывают нечетное диплоидное число 23. Три непарные хромосомы в редукционном делении образуют триваленткрупный метацентрик и два акроцентрика разного размера.

Показан полиморфизм по шести парам аутосом и различие карнотипов эмбрионов in utero по робертсониановским перестройкам. Принципиально возможно всего 36=729 цитологических типов. У землеройки они ориентируются так, чтобы не возникали неполноценные гаметы и не было репродуктивной изоляции между цитологическими типами – в отличие от человека, как показано для родителей пробандов с транслокационным синдромом Дауна, носителей сбалансированного кариотипа 45, D-, G-, t(DqGq).

Система определения пола XXXY1Y2 с перенесением генетического материала в половую группу сцепления известна также для Potorous tridactylis, Taterillus gracilis, Phyllostomatidae: Choeroniscus godmani, Carollia perspicillata, Carollia subfura, Artibeus jamaicensis, Artibeus lituratus, Artibeus toltecus.

Некоторые группы млекопитающих показывают редукцию числа хромосом в кариотипе вдоль одного филогенетического пути. Причем это явление настолько распространено, что териологи, занимающиеся сравнительной кариологией, пытались искать обратные пути.

Для настоящей работы материал был получен из экземпляров, отловленных на базе Тульского стационара Института полиомиелита и вирусных энцефалитов (деревня «Никольские | выселки» Тульской области).

Отлов производился в 14 стандартных учетных канавок. Для приготовления митотических препаратов было поймано 12 особей, из них 5 погибли, из 7 (6 самцов и 1 самка) было приготовлено по 3-4 препарата костного мозга, и 1 убежал. Колхицин вводили внутрибрюшинно на время 1-2 часа 7-11 гамм на 1 грамм веса тела. Костный мозг вымывали из обеих бедренных костей 1% раствором цитрата натрия и выдерживали от 15 до 25 минут при 37°С, после чего центрифугировали при 500-4000 оборотов в минуту 5 минут и фиксировали 30 минут охлажденной смесью 3 части метилового спирта с 1 частью ледяной уксусной кислоты, с 3-х разовой сменой фиксатора. Суспензию в последней смене фиксатора после ресуспендирования центрифугировали и разливали различные слои на различные стекла с целью найти способ повышения числа митозов на препарате и освобождения от обломков поврежденных клеток и лишнего белка. Суспензию разливали, поджигали и высушивали в термостате. Митотические препараты окрашены или красителем Гимза по Романовскому с разведением 1:10.

Раскладка кариотипов и построение идиограммы производилось согласно рекомендациям Денверской конференции для кариотипа человека. Поликариограмма построена с использованием параметров кариотипа: абсолютная длина хромосом в митозе в микронах L?; суммарная длина гаплоидного набора самки Lgapl, относительная длина хромосомы Lr как отношение абсолютной длины хромосомы к длине гаплоидного набора самки в промилле; центромерный индекс Ic – отношение длины короткого плеча к длине всей хромосомы в процентах; индекс спирализации Is – отношение длин пары самых маленьких; гомологов в наборе к самым большим в процентах. Для построения поликариограммы и идиограммы было отобрано шесть метафазных пластинок с индексами спирализации (и длинами гаплоидного набора соответственно), равными: 14,2% (272 мк), 14,7 (413 мк), 15,9% (134 мк), 16,6% (279 мк), 16,8 мк (262 мк) и 22,9% (204 мк).

Для приготовления мейотических препаратов поймано 19 половозрелых самцов. Удовлетворительные результаты были получены на 9 особях. Препараты приготовлялись по методике для мейотическbх хромосом человека. Обработка колхицином проводилась на пяти особях, как описано выше для митотических препаратов, из оставшихся четырех препараты были сделаны без колхицина. Вырезанные семенники помещали в изотонический раствор 2,2% цитрата натрия, снимали тунику и в свежей порции раствора вычесывали клетки из семенных канальцев. Полученную суспензию фильтровали через два слоя марли и центрифугировали при 500 оборотах в минуту пять минут, осадок ресуспендировали в 1% растворе цитрата натрия и выдерживали в этом растворе при комнатной температуре 9-10 минут, после чего центрифугировали и фиксировали предварительно охлажденной смесью 30 частей абсолютного этанола, 10 частей ледяной уксусной кислоты и 1 части хлороформа в течение 20 минут с двукратной сменой фиксатора. | Суспензию разливали на стекла и высушивали без поджигания. Препараты были окрашены 2% ацеторсеином с докраской голубым по Унна или 1% лактацеторсенном в течение 1-2 суток в холодильнике.

9 особей из 19 дали препараты с наличием пахитен, диакинез был найден у еще меньшего количества.

Подсчет диплоидного числа для семи исследованных особей произведен на 43-х метафазных пластинках. У шести самцов отмечены: одна клетка с 15-ю хромосомами, одна клетка с 18-ю хромосомам, одна с 19-ю, одна с 20-ю, 31 клетка с 21-й хромосомой и одна с 22 (всего 36 метафаз). У самки на всех семи просчитанных метафазных пластинках найдено 20 хромосом.

Метафазная пластинка с 22 хромосомами интерпретирована как аберрантная, с хроматидной делецией Y2 хромосомы. В клетках с диплоидным числом меньше 21 по-видимому имеет место артефактная анеуплоидия, являющаяся неизбежной в случае применения гипотонической обработки. Таким образом, можно констатировать для исследованных особей следующие диплоидные числа: 21 для самца и 20 для самки.

Идиограмма показывает девять пар мета- и субметацентричееких хромосом, один непарный крупного размера метацентрик (Х-хромосома) и две акроцентрических хромосомы различной величины (Yi и Y2).

На поликариограмме четко идентифицируются хромосомы Y|, Y2, 2-й пары и, по-видимому, 4-й, 6-й и 9-й пар. Хромосомы 7-й и 8-й пар не отличаются между собой. Хромосомы 3-й и 5-й. а также 1-й пары и X, то они, возможно, идентифицируются недостаточно точно.

Для построения карио- и идиограммы использовались только кариотипы с большой длиной гаплоидного набора и низким индексом спирализации.

В пахитене мейоза просматриваются десять бивалентов (в тех случаях, когда их удается подсчитать). На всех пахитенах видна устойчивая связь аутосомного бивалента средней величины с половым пузырьком или с гетеропикнотической нитью.

На всех изученных стадиях диакинеза четко виден половой тривалент с двумя различными типа конъюгации. Конъюгация типа «конец в конец» наблюдается между самым маленьким и самым большим элементами тривалента, средний и наибольший элементы конъюгируют необычным для половых хромосом способом – по длине, причем в некоторых случаях заметно наличие 2-х хиазм.

По результатам работы можно предполагать, что механизм, разрешающий образование тривалентов в мейозе, выработался эволюционно. Он открывает широкие возможности двум процессам: редукции числа групп сцепления и перенесению генетического материала из аутосомных групп сцепления в половую. При отсутствии предлагаемого механизма оба процесса приводят к тому, что вновь образующиеся кариотипы репродуктивно изолируют таких особей от популяции в целом. С другой стороны, оба явления могут иметь огромное эволюционное значение.

Вероятно, процесс увеличения кариотипа не является необходимым. Вид, потенциально способный пройти арогенез, должен обладать большим запасом генетической изменчивости и, в частности, большим числом групп сцепления. Если бы это было не так, второй фактор теории эволюции (о влиянии флюктуации численности популяции) не имел бы эволюционного значения. С другой стороны, можно предположить, что в процессе адаптации вида к узким экологическим условиям без повышения уровня организации (аллогенез) происходит уменьшение запаса генетической отягощенности (мобилизационный резерв виде по С.М.Гершензону), т.к. в этом случае изменчивость вредна. Такие виды являются тупиками эволюции. Специализированные виды неспособны адаптироваться при изменении экологических условий. Если приведенные умозаключения справедливы, редукция диплоидного числа хромосом должна сопровождать необратимый эволюционный процесс, и обратного пути нет.

 

Вакурова Н.В., Московкин Л.И. РЕСУРСЫ СОВРЕМЕННЫХ МЕДИА: ОПЫТ СИСТЕМНОГО АНАЛИЗА. http://leo-mosk.livejournal.com/2937011.html – Ценностные ориентиры современной журналистики : сб. Ц37 науч. ст. III Между нар. науч.-практ. конф. (г. Пенза, 24-26 сентября 2015 г.) / под ред. доц. Е.К.Рева. – Пенза : Изд-во ПТУ, 2015. - с. 22-25

ISBN 978-5-906831-08-8

В предлагаемом читателю сборнике представлены статьи, отражающие значимые ориентиры современной журналистики и показывающие актуальность научных аспектов, связанных с публицистикой и литературной критикой (ХТХ-ХХ вв.). Каждый материал данного издания вносит свое содержание в понятие «ценность», применительное к журналистике.

Сборник рассчитан на специалистов, работающих в СМИ, представителей академической и научной среды, а также на широкий круг читателей, интересующихся вопросами развития журналистики.

УДК002.703Л)(063) ББК 83(2Росс-Русс)

Редакционная коллегия:

кандидат филологических наук, доцент Е.К.Рева (ответственный редактор), доктор филологических наук, профессор Е.Н.Сердобинцева, кандидат филологических наук, профессор И.Ф.Шувалов

ISBN 978-5-906831-08-8

© Пензенский государственный университет, 2015

УДК 002.703.0(063) ББК 83(2Росс-Русс) Ц37

 

Вакурова Н.В., Московкин Л.И. РЕСУРСЫ СОВРЕМЕННЫХ МЕДИА: ОПЫТ СИСТЕМНОГО АНАЛИЗА. С. 22-25

Изучение особенностей волны кризиса 2014-2015 гг. выявило возможности расширения информационного потенциала общества за счет незадействованных ресурсов медиасистемы.

Системные явления допускают различные паритетно независимые и несовместимые модели их описания. Мы исходим из того, что моральные или правовые оценки несовместимы с адекватным отражением системных явлений. В частности, в понимании генетической инженерии in populi, когда направленные на причинение вреда факторы вынуждают искать новые пути развития в связи с особым состоянием системы в режиме катастрофы. Исследователь сталкивается с феноменом отсутствия прямой связи между мотивами или причинами принятия решений и их системными последствиями. В целом происходящее является естественной для человечества попыткой выживания через геополитическую конкуренцию в условиях природной турбулентности в структуре динамического хаоса [3].

Текущий кризис выявил значительный потенциал медиа-ресурсов страны по ряду незадействованных направлений, хронически недоступных или вновь открывшихся. Запрос на их использование определяется актуальной потребностью на суверенную национализацию повестки дня.

В 2014—2015 гг. пресса России претерпела очередную волну преобразований. Наблюдались системные попытки повернуть журналистику «лицом к народу». В ответ произошло новое повышение цен на бумагу в целом на 60%, значительное удорожание аренды помещений для размещения редакций, резкое снижение поступлений от рекламы, переформатирование сложившейся схемы дистрибуции. Ряд крупнейших СМИ были проведены через ротацию кадров и на рынке труда появились сотни высвободившихся журналистов. Достигнутые изменения редакционной политики были незначительными относительно ожиданий.

По данным экспертного опроса, сохранившиеся журналистские коллективы отреагировали на кризис признаками консолидации и мобилизации [2].

Основной потенциал незадействованного ресурса связан с изначально заложенным в Законе о СМИ 1991 г. освобождением журналистики от выполнения информирующей и воспитательной функций, как это было в советской модели СМИ. Опыт четверти века показал, что воспитательная функция и зависимость от административно-командного управления имманентны для журналистики. Их реализация в теневой форме является инструментом внешнего управления через погружение журналистики в PR и рекламу.

Перемены поставили официальные СМИ перед фактом конкуренции за аудиторию новым для них способом, для названия которого не вполне корректно использовали термин «конвергентная журналистика». Идеи редакционной конвергенции возникли в 70-х гг. и относятся к соединению СМИ номинально разных форматов, поскольку газеты обзаводятся радио- и телеканалами, практически все печатные издания имеют сетевые версии и обязывают своих штатных корреспондентов создавать для них отдельный контент и выпускать новости. Некоторые СМИ требуют в дополнение к тексту фоторепортажи с места события и/или видеозаписи, создают свои платформы для личных блогов и интерактивного вовлечения аудитории в диалог. Одному и тому же журналисту приходится писать, снимать, держать микрофон или диктофон и задавать вопросы, причем подготовленные не ведущим редактором, а самим корреспондентом в итоге предварительной работы с back-ground в сети. Что такое универсальный журналист, описал Дэвид Рэндалл на примере русских журналистов, повлиявших на развитие событий в мире.

К кризису 2014-2015 гг. органы власти и СМИ, отдельные медиа-персоны и журналисты подошли с развитой системой аккаунтов в социальных сетях. Читательский спрос выявил консервативную закономерность: блогосфера в целом как стимулирующий фактор для официальных СМИ не стала им абсолютной альтернативой. В числе читателей с отрывом на два-три порядка лидируют представители власти и другие медиа-персоны. Именно в этом наблюдается естественная конвергенция, обусловленная экологической нишей.

Управление случайностью в запуске самоорганизации поддерживает эффекты промышленного фейсбука для решения некоторых исследовательских задач [1]. Вопреки давлению, остаются в силе обретенные права, включая право быть услышанным Jus et auditum.

Реализация естественного права в значительной степени зависит от способности коммуниканта идентифицировать информацию, рекламу или дезинформацию. Правоприменителям приходится подстраиваться под запрос общества, которым проще манипулировать через прессу. Так, профессор А.Н.Тарасов описал в своей монографии инструментарий идентификации лжи в любой сфере от политологии до физики [4]. Спонтанное использование данного инструментария в Рунете стимулируется давлением и поляризацией.

Высокий потенциал медиа-ресурсов России связан с естественной самоорганизацией населения вокруг сильной центральной власти по пульсирующей схеме сжатия-расширения цивилизаций Арнольда Тойнби. По словам министра культуры Владимира Мединского, империя умирает от изменения в головах, а не от внешнего давления. Прообразом Российской цивилизации была древнеегипетская, просуществовавшая в пульсирующем режиме XXI в. Происходившее в Древнем Египте и наблюдаемое в России одинаково интерпретируется как генетическая инженерия in populi.

Существуют виртуально генерируемые медиа-ресурсы. Их может использовать тот, кто владеет преимуществами времени и места. Например, за время работы Государственной Думы происходил как перехват, так и собственный поиск тематического набора вопросов, резонансных для общественного мнения. Параллельно нарастала частота викарирования доминанты и экстенсивно расширялся спектр вопросов, которые можно использовать для коннекта между стратами общества и власти в удаленном для населения доступе. Во время обострения турбулентности борьба власти с собственным стремлением к закрытости становится вопросом выживания человечества. Преимущества получает страна с более адекватной государственностью, обеспечивающей поиск прежде неизвестных путей развития. Выводы.

1. Россия имеет значительные медиа-ресурсы, как задействованные, так и потенциально резервные.

2. Анализ входящей в СМИ информации в сравнении с генерируемым контентом публичного информационного поля позволяет ввести новые критерии ценности информации, измеренной по степени сопротивления ее публикации или числу однотипных вопросов, не получивших ответа.

3. В настоящее время можно говорить лишь о тенденциях, придавших России потенциальную исключительность на информационном поле. Будет ли она реализована и как, зависит не только от действий властей, но в большей степени от активных и реактивных изменений массового сознания в ответ на грамотное управление случайностью в нестандартном развитии резонанса на провокации и прямое давление.

Список литературы

1. Вакурова, Н. В. Современная конвергентная журналистика и блогосфера: синергизм в управлении случайностью / Н. В. Вакурова // Вестник университета. Государственный университет управления. – 2014. № 8. — С. 227-230.

2. Вакурова Н.В., Московкин Л.И. Журналисты о кризисе (по результатам экспертного опроса). – В сб. Центр наукових публiкацiй «Велес» за матерiалами мiжнародної науково-практичної конференцiї: «Iнновацiйнi пiдходи i сучасна наука», м. Київ: збiрник. – Київ: Центр наукових публiкацiй, 2015, с. 154-157.

3. Московкин, Л.И. Эволюция в пробирке. Моделирование макроэволюционного процесса в культуре растительной ткани / Л. И. Московкин // Наука в епоху дисбалансiв: збiрник (рiвень стандарту, академiчний рiвень). – К.: Центр наукових публiкацiй, 2015. – С. 13-16.

4. Тарасов, А. Н. Психология корпоративного мошенничества : учеб. и практикум для бакалавриата м магистратуры / А. Н. Тарасов. – М. : Юрайт, 2015. — 320 с.

 

Московкин, Л.И. Эволюция в пробирке. Моделирование макроэволюционного процесса в культуре растительной ткани http://leo-mosk.livejournal.com/2937163.html / Л. И. Московкин // Наука в епоху дисбалансiв: збiрник (рiвень стандарту, академiчний рiвень). – К.: Центр наукових публiкацiй, 2015. – С. 13-16.

ЦЕНТР НАУКОВИХ ПУБЛIКАЦIЙ

ЗБIРНИК НАУКОВИХ ПУБЛIКАЦИЙ

МIЖНАРОДНА КОНФЕРЕНЦIЯ «НАУКА В ЕПОХУ ДИСБАЛАНСIВ»

(м. Київ | 30 Сiчня 2015 р.)

УДК 082

ББК 94.3

ISSN: 6827-2341

Збiрник центру наукових публiкацiй: «Наука в епоху дисбалансiв»: збiрник (рiвень стандарту, академiчний рiвень). – К.: Центр наукових публiкацiй, 2015.- 114 с.

ISSN: 6827-2341

Тираж – 300 шт.

Видавництво не несе вiдповiдальностi за матерiали опублiкованi в збiрнику. Bci матерiaли наданi а авторськiй редакцiї та виражають персональну позищiю учасника конференцii.

Контактна iнформацiя органпацiйоного комiтету конференцii: Центр наукових публiкащiй

s-p@cnp.org.ua

www.cnp.org.ua

 

Московкин, Л.И. Эволюция в пробирке. Моделирование макроэволюционного процесса в культуре растительной ткани / Л. И. Московкин // Наука в епоху дисбалансiв: збiрник (рiвень стандарту, академiчний рiвень). – К.: Центр наукових публiкацiй, 2015. – С. 13-16.

Московкин Л.И.

ВНИИ Сельскохозяйственной биотехнологии РАСХН, мл.сотр.

Эволюция в пробирке

МОДЕЛИРОВАНИЕ МАКРОЭВОЛЮЦИОННОГО ПРОЦЕССА В КУЛЬТУРЕ РАСТИТЕЛЬНОЙ ТКАНИ

Введение

Целью настоящей работы изначально было получение in vitro первичного материала для селекции чеснока Allium sativum. Данный вид не имеет полового размножения, однако в пределах рода он отличается наибольшей долей повторов в геноме.

Был выбран подход, апробированный еще до окончательного установления генетической роли ДНК работами С.М.Гершензона с применением обработок тимусной ДНК. Работа стала возможной благодаря методикам лаборатории культуры ткани растений В.А.Внучковой и И.Я.Марьяхиной ВНИИ сельскохозяйственной биотехнологии.

Введение в каллусный рост является необратимым. Избавиться от обильного мутационного шума и вернуть форму к конструктивному морфогенезу невозможно.

Наша задача состояла в получении таких изменений ткани, которые исключили бы как возможность возврата к неизменной исходной форме, так и перевода в вырожденный тип роста с накоплением хаотического мутагенеза, подобного культуре человеческих раковых клеток HeLa. Для этого использовали обработку агентами системного действия.

Материалы и методы

Использовали обработки меристем донца зубков озимого чеснока. Кусочки меристем высаживали в пробирки со стерильной средой для культуры ткани растений с агар-агаром и сахарозой как источником питания. Обработки проводили водным раствором препарата ДНК тимуса теленка, колхицина и некоторых антибиотиков. Ткань культивировали в световой комнате с циклом по 12 часов света и темноты. Как правило, на поверхности неоформленной ткани в течение двух недель появлялись оформленные регенеранты. Учитывая визуальные отличия от материнской ткани, производили отбор регенерантов с высаживанием на свежую среду.

Каллусного роста избегали во избежание накопления мутационного шума.

Мутационный фон оценивали анафазным методом учета перестроек хромосом. Параллельно проводили микроскопирование роста материнской ткани и регенерантов. Полученные луковицы высадили в почву на экспериментальном участке ТСХА.

Результаты и обсуждение

Подтверждено, что обработки являются типичными вредными факторами, снижающими жизнеспособность. Однако совместное их применение вызывало эффект жизнеспособности, превышающей таковую для исходной формы. Микроскопические наблюдения показали существенные искажения клеточного роста ткани. Мутационный фон, измеренный по аберрациям хромосом, падал до практически исчезающих величин. Исключение составила одна делеция одинакового по величине фрагмента.

На основании опытов на чесноке выстроена схема системных изменений генома в культуре растительной ткани с четырьмя группами факторов: провокационные, дирекционные, стабилизирующие и мутационные (шумовые). Роль указанных факторов зависит не столько от механизма действия, сколько от состояния и системной реакции генома. В наших опытах тимусная ДНК была провокатором изменчивости. Колхицин, растворяя веретено деления, выполнял роль директора дальнейших событий, не позволяющего геному вернуться к исходному состоянию и вынужденному эволюционировать. Стерильные условия in vitro позволяли новым формам стабилизироваться до того, как из реальной ниши вытеснят конкуренты.

Фактически на чесноке in vitro удалось получить модель макроэволюции. Чем сильнее совместное воздействие изначально, тем больше веер возможных эволюционных исходов под действием провокатора и тем вероятнее, что из пробирки удастся через две-три недели высадить в грунт на грядку что-нибудь одновременно неожиданное и жизнеспособное. В нашем случае это была огромная в сравнении с обычным чесноком луковица без деления на зубки.

Характерно, что успех зависит от эстетического чутья самого экспериментатора, строго вовремя отделившего от агрессивной материнской среды эстетически оформленные регенеранты, появившееся на безобразных наростах обработанных тканей.

Принципиальное различие теории Макроэволюции в том, что она описывает системные изменения. В ней мутации являются не фактором будущего прогресса, а шумовым тормозом конструктивных изменений. В зависимости от состояния системы один и тот же агент действует различно. И наоборот, в фазе катастрофы система реагирует одинаково в ответ на применение разных факторов.

Мы выделяем четыре эволюционных режима, в т.ч. два некогерентных – новообразующая катастрофа и неоформленный рост с накоплением шума, и два когерентных – стабилизация и стагнация.

Возникновение нового возможно только в катастрофе. Задача биотехнологии состоит в оптимизации соотношения новизны и гибели. Критерием невырожденности служит эстетическая оценка.

В зависимости от фазы (состояния) по реакции системы агенты разделяются на четыре указанных выше типа. Важнейшими элементами являются стерильность для защиты новаций на ранних стадиях их становления и свежая среда. Творческим фактором биотехнологической цепочки является эстетический отбор регенерантов. Очевидно, это аналог того эстетического инструмента естественной эволюции, который действует через подбор пары для будущего потомства, и является собственно дарвиновским отбором (подбором).

Выстроенная схема Макроэволюции имеет общее применения в т.ч. для общественных процессов, учитывая, что соответствующими факторами для человека являются волны с турбулентностью в структуре хаоса. В частности, феноменологическое дифференциальное описание выборов показывает, что некоторые имеют эффект «генетического оружия» необъяснимо для социологов, о чем говорил Юрий Левада в интерпретации выборов Госдумы четвертого созыва. С другой стороны, к настоящему времени исторический процесс вновь ускорился и профессиональные историки склоняются к тому, чтобы считать его проявлением естественной эволюции, о чем сказал ректор РГГУ Е.И.Пивовар.

Та же схема описывает экономические изменения, как это представлено физиком И.Д.Грачевым в его докторской монографии.

Если общество не воспринимает логически выведенную экспериментально подтвержденную истину, а профессиональное сообщество агрессивно отвергает ее, то информационные трансформации публичного поля описываются теми же закономерностями Макроэволюции, что описано Н.В.Вакуровой в учебном пособии «Теория и практика СМИ».

Структура хаоса представлена в физической терминологии математиком Эдвардом Лоренцом в 1952 году и за полвека до него в качестве «волн жизни» русским эволюционистом С.С.Четвериковым («Обзор бабочек Московской губернии», 1905).

Ключевые для эволюции перемены относятся по системе Ю.В.Чайковского к классу случайных событий с расхождением частоты и вероятности. Соответственно для них неприменимы критерии статистической достоверности.

Тем же автором описана творческая роль вредных факторов с эффектом высокой неспецифической гибели.

Логические построения настоящей статьи основаны на понимании феномена генома В.В.Попова, исчерпывающе представленном в его сводке «Геномика». Воплощение реализованной нами схемы возможно у таких форм, в геноме которых имеется выраженная оперативная компонента (факультативная) – таких, как чеснок или человек. Ее элементы м.б. диссипированы по геному, концентрируясь в участках с подавленной канонической рекомбинацией. Это существенное отличие от консервативной компоненты (облигатной), отвечающей за общую жизнеспособность. Каноническая рекомбинация поддерживает единство вида и в случае отсутствия полового размножения возникают такие ее суррогаты, как парасекс fungi imperfecti.

Представленная нами макроэволюционная (системная) схема может использоваться в качестве генетической инженерии in vitro, также in vivo или in populi. Иными словами, схема валидна для отражения ситуации с человечеством. Вневидовая генетическая структура человека относится к третьему (промежуточному) типу популяций по В.Гранту и позволяет нам существовать в состоянии перманентной катастрофы, т.е. постоянном поиске обновляемого будущего. Фактором провокации является турбулентность в структуре хаоса Эдварда Лоренца. Макроэволюционный подход позволяет видеть положительную роль вредных факторов комплексного применения.

Та же схема применима для описания любых эволюционных перемен в палеонтологии, истории, экономике и самой науке. По данным С.Э.Шноля, результаты эксперимента зависят от от места-времени его постановки.

Основа нашего эксперимента заложена работами С.М.Гершензона в Киеве. Их осмысление пришло значительно позже с выходом в свет сводки Р.Б.Хесина-Лурье «Непостоянство генома».

Наука и особенно эволюционная генетика меняется не меньше политики. По свидетельству академика С.В.Шестакова, накопление данных в генетике продолжается лавинообразно. Однако некоторые существенные для понимания эволюции прошлые достижения отечественной генетики попали под политическое эмбарго. Роль историка науки превышает значимость экспериментатора. Один из примеров того, как шла борьба за истину, представила О.Н.Данилевская описанием открытия т.н. МДГ – мобильных элементов в геноме. Их активность, как мы теперь знаем, стала основой и фило- и онтогенеза включая нейрогенез и функционирование различных систем иммунитета животных или растений.

Выводы

Экспериментально с помощью обработок меристем чеснока in vitro получена схема макроэволюционного процесса в форме генетико-инженерной биотехнологии. Схема имеет достаточно широкое применение для представления макроэволюции не только in vitro, но также in vivo или in populi.

Литература

Вакурова Н.В.. Теория и практика СМИ. Учебно-методическое пособие. – М.: издание ФГБОУ «Государственный университет управления», 2010.

Грант В. «Эволюция организмов», М.: Мир, 1980.

Данилевская О.Н.. Его жизнь была подчинена одной задаче: узнать, как работает хромосома (к 65-летию со дня рождения генетика Евгения Витальевича Ананьева 1947–2008). – Вавиловский журнал генетики и селекции, 2012, т. 16, N1.

Марьяхина И.Я.. Биотехнология получения фертильных межвидовых гибридов лука и создание на этой основе исходного материала для селекции: (Метод. рекомендации). – М.: ВАСХНИЛ, 1990

Попов В.В.. Геномика с молекулярно-генетическими основами. – М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009

Хесин-Лурье Р.Б.. Непостоянство генома. М.: Наука, 1984.

Чайковский Ю.В.. Зигзаги эволюции. М.: «Наука и жизнь», 2010.

Грачев И.Д., Статистическая модель автопрогресса экономических систем. – М.: Наука, 2010

Шноль С.Э. Макроскопические флуктуации как следствие арифметических и космофизических причин. // Биофизика, 2001, 46 (5), 775–782.