Надоела эта «Отрытая Россия» со своей параноидальной манией закрыть Россию.

Прекратите защищать Асада когда мы его будем бомбить – переворачивание столов не то на что рассчитывал Путин? Латынина ошибается.

Если Назарбай не согласится с переходом на латиницу, ему устроят Бразилию с Южной Кореей, через митинги его уберут и латиница все равно будет, но все будет намного хуже.

Как люди узнают свое мнение? Картинка генетика Константина Северинова, которой можно иллюстрировать процесс формирования научной или политической истины https://twitter.com/leo_mosk/status/853415537048768516

Эрдоган со своей кочки зрения прав, потому что парламентская республика чего так боялся Владимир Плигин это намного больше возможностей внешнего влияния

А мне нравится картонный военный парад КНДР с маршированием на пружинках – вот ведь как осточертел звездно-полосатый усатый и уши торчат из утюга даже унитаза

Константин Семин. Если базис сравнять с землей, то и надстройка может быть в лучшем случае трехэтажной – заметим по-русски

Владимир Сафронков зампостпред РФ в ООН – Чуркина убрали и получили острее

Кто пережил три месяца зимы тому четвертый в подарок

 

Доцент Наталья Вакурова в Питере

https://twitter.com/leo_mosk/status/852938869335097344

https://twitter.com/leo_mosk/status/852939086570586112

Интерьер нашего номера в гостинице Арт на Репина и сувениры на Московском вокзале – воздух Питера https://twitter.com/leo_mosk/status/853650656506376192

 

Секция Веры Ачкасовой и Михаила Грачева Коммуникативные технологии в процессах политической мобилизации: границы возможностей

#Московкин: как вы сами в своей работе используете big data? #Шилова: я лично стараюсь не оставлять данных о себе (смех в зале) https://twitter.com/PetroLenSPB/status/852802902552793090

#Московкин: тысячи морально искалеченных студентов нашими программами обучения - вряд ли лучше 14 погибших в метро. https://twitter.com/PetroLenSPB/status/852817419068252165

#Московкин: доклад #Грачев это программная установка для всей темы. Сотнями появляются программы, которые против наших госнтересов. https://twitter.com/PetroLenSPB/status/852816068552704000

За несколько минут до начала дискуссии #Журфакhttps://t.co/SKwWK8sgat https://twitter.com/PetroLenSPB/status/852787427026452480

Готовящийся к выступлению в дискуссии на #Журфак в #Петербург @leo_mosk https://twitter.com/PetroLenSPB/status/852786509715460098

 

14.04.17 Лев МОСКОВКИН, Наталья ВАКУРОВА

Петербургские чтения

Приведи козу в дом – журналистская конференция на Васильевском острове по еврейскому анекдоту с козой глобализации в журналистском доме http://leo-mosk.livejournal.com/3897712.html

Международный форум «Медиа в современном мире. 56-е Петербургские чтения» в Высшей школе журналистики и массовых коммуникаций СПбГУ проходил два дня 13-14 апреля на Первой линии Васильевского острова, 26.

Форум удивил высоким научным уровнем. Для начала приведем три примера. Математический анализ Андрея Носикова репрезентативно представил протестные кластеры в России. Гелия Филаткина рассмотрела две волны акций протеста в Бразилии 13-14 и 15-16 годов и показала применение против национальной власти новых технологий. Технологии так удивили и напугали Сергея Миронова по итогам мартовских событий в России, но после Бразилии новыми не были. Антон Рассадин изучил прием медиа-эскалации – эффективный вариант GR для влияния на недоступный центр принятия решений через кампанию в СМИ за счет бизнеса. Отсюда понятно, почему бизнес берется за непопулярные вещи и массировано обрушивает на аудиторию неактуальные частности. Подобными проектами в значительной степени заполняются mainstream media (MSM), в России – «Коммерсант», «Ведомости» и РБК.

Обычная наука чурается чего-либо актуального, в данном случае мы видим прорыв.

Недостатком Форума обернулось его достоинство. Содержательные нетривиальные исследования в объемном сборнике тезисов фактически всего лишь анонсируются без раскрытия методик и сути работы, то есть без возможностей верификации результатов и тиражирования методики. По опыту молекулярной биологии, славу авторам в большей степени делают не выводы, а методики, потому что на них ссылаются намного чаще. Участие в конференции показало, что авторы актуальных работ уверенно и исчерпывающе отвечают на любые вопросы. Это же определенная новация.

Таким образом, сильных работ в рамках естественнонаучного подхода стало заметно больше. Нам казалось, подобные исследования в открытой науке под эмбарго и их авторы в черных списках (стоп-листах) или как минимум тематика выпадает из навязанных систем научной классификации. Поэтому могут проводиться исключительно на площадках РИСИ, Центра Вероники Крашенинниковой или Института США и Канады, где, в частности, изучается деятельность аффилированной с правительством США глобального биотехнологического монополиста, ТНК Monsanto. Конференция содержит прорыв понимания сути таких акций, как ситуация вокруг Исаакия или Платона.

Однако актуальное все же выпадает из системы, как отмечено в оценке собственных исследований профессора Веры Ачкасовой. Чем больше звучит призывов к мультидисциплинароности с науками о человеке, тем упорнее исключаются попытки распространения на общественные процессы естественнонаучных подходов и достижений эволюционной генетики или экологии.

Таким образом, Форум в Питере – новое слово в академической науке в познании реальности. Разрыв складывался десятилетиями и преодолеть его тяжело.

По словам модератора дискуссии о муниципальной прессе Галины Мельник, проектов консолидации на основе какой-то бредовой идеи много и молодежь им подвержена.

Профессорско-преподавательский корпус и сам остается в плену бредовых идей, причем не из острых, а хронических проектов, некоторым из которых от четырех десятков лет до четырех веков. Здесь считают авторитетом не собственный парламент и национального лидера, университеты США и Западной Европы и газета The New-York Times. Мемы «Госдума» или «Путин» для русской интеллигенции не могут иметь какой-либо содержательной коннотации, кроме негативной. Вячеслав Никонов, защищающий в доступных рамках отечественную науку, не авторитет для отечественной науки. Его заключения о русском антипатриотизме или качестве The New-York Times здесь неизвестны, хотя он по долгу службы постоянно читает эту газету с 1976 года.

В профессиональной среде неизвестна роль блогера Николая Камнева по защите в Совете Федерации закона о блогерах от Михаила Федотова. Камнев присутствовал на форуме, но не выступал и у него никто ничего не спросил. Миссия Федотова состояла в предотвращении информирующей роли блогосферы как угрозы глобализации после «фактора трех восьмерок» 08.08.08.

Наши исследования показали ключевую роль этого фактора в развитии российской информирующей журналистики.

Уровень докладов разный и контрастный больше обычного. Как всегда, не обошлось без рассуждений в жанре бабок у подъезда, что иллюстрируется картинкой генетика Константина Северинова https://twitter.com/leo_mosk/status/853415537048768516

Именно так люди узнают свое мнение о стране и коррупции, о своем национальном лидере и о себе. Профессора-преподаватели тоже люди. Особенно плохо во всем, что имеет отношение к экологии. Преподаватели так и не удосужились поинтересоваться экологическими стратегиями и научиться отличать жестокость от агрессивности, как это было выявлено при обсуждении педофилии и подростковых суицидов в рабочей группе Ирины Яровой в Госдуме.

Мемы и медиавирусы обосновались в нашем лексиконе прочно. Дальше этого дело не пошло. Никто не знает о мобильных элементах генома и гипотезе Федора Достоевского генетической этиологии массового поведения людей.

Путин ввел в оборот физический термин турбулентность, чем совершил настоящий прорыв поперек англосаксонской псевдо-экономике ВШЭ, отрицающей ключевой фактор структуры динамического хаоса Эдварда Лоренца в форме циклов Николая Кондратьева. О волнах жизни Сергея Четверикова сейчас вообще никто не вспоминает, как и о Тимофееве-Ресовском.

Подход и стиль автора может быть определен его состоянием и генетической конституцией, что в свою очередь жестко ограничивает свободу мысли и задает протестный канал последствий и выводов для целей глобализации. Вирусное заболевание русской интеллигенции поддерживается четыре века и на конференции присутствовали ее носители, например, Михаил Грачев из Москвы. Не укладывается в нашей голове, как возможно в чьей-то голове сложить в один коктейль участие в протесте с глубоким пониманием естественной природы кризиса и энхансерной роли пропаганды. Однако факты таковы, что школьным учителям вменяются планы по сдаче детей ЮЮ, а преподавателям гуманитарных вузов – пропаганда если не открытой русофобии, то как минимум пропаганды местных проектов декапитации власти и тройки российских MSM, также «Эха Москвы» и «Новой газеты».

Понятно, что преподаватели и ученые не просто жертвы пропаганды, но мишени и инструменты мощной работы, превентивно развернутой за двадцать лет до развала СССР. В этом причина, почему наука не может предсказать революции. Нам придется объяснять, почему с тех пор нет принципиальных изменений вопреки кардинальным изменениям доминанты массового сознания. Запрос на содержательную информацию не выполняется даже в России. Судя о выступлениям на Форуме представителей Средней Азии и Польши, там ситуация на градации хуже и опасней.

Нас приучили к протестам против собственных интересов в странах мира, не поддерживающих глобализующую политику WASP. Однако Польша пошла дальше и хорошо понимает вопросы русских-алкоголиках, которые все плохо живут, и что Путин начнет третью мировую войну. Опрос провел Войцех Новяк. При этом поляки не понимают вопроса об опасности для них объектов США включая ПРО.

В России ситуация намного лучше и не менее опасна. Можно себе представить, что умные образованные люди, обвешанные степенями и студентами, в трезвом уме и здравой памяти внимали пространным рассуждениям, что их страна не совсем правильная, недемократическая и несвободная? Однако именно так произошло на Форуме, в чем он не стал исключением из мировой практики.

Поскольку на Форуме речь шла о теории и практике журналистики, ограничились несвободой прессы. Не будь тема жестко ограничена, мы бы узнали еще много такого о России, как например, рассказывают в Москве на лекциях Николая Сванидзе «Хроники пикирующей империи» в Музее Холокоста или в Петербурге Владимир Гельман из Европейского университета. Ведущий ученый с Хиршем 26.

На Васильевском острове собрались ученые с Хиршами помельче. Их вина в том, что они не говорят об аннексии Крыма и не считают Россию страной какой-то не такой. Скорее наоборот. Есть проблема, что российскую школу журналистики не признают на Западе. Профессор Сергей Корконосенко считает это нашей проблемой.

К вечеру повалил снег. Вести-24 сообщили о взрыве на Васильевском острове. Кто пережил три месяца зимы, тому четвертый в подарок. Наше время отмечено острыми событиями в природе и обществе, попранием естественного права, отключением ряда законов и тем странным явлением, когда уважаемые люди с международным авторитетом человека из телевизора сбиваются в стаи, чтобы с важным видом и многозначительным надуванием щек внимать всяческой хрени, нарисованной аналитиками околовашингтонского кольца в интересах нацистской политики WASP.

Россия страна необычная, информированная и инновационная. А Васильевский остров – тем более. Именно здесь районный комсорг Валентина Матвиенко крышевала вольницу Пушкинского дома академика Лихачева, откуда выстрелил критерий истины Евгений Водолазкин.

События последних недель поставили в тупик даже их организаторов. Сенатор Алексей Пушков прав, нам надо искать новую терминологию и новые модели описания псевдореальности. В любом случае, после депрессивного кризиса 2015-2016 годов против российской журналистики в ней произошла консолидация. И вслед за ней, как показала конференция на Васильевском острове, и в консервативной профессорско-преподавательской среде.

Профессора СПбГУ Вера Ачкасова и Сергей Корконосенко представили картину научных центров исследования коммуникавистики. Среди лидирующих школ в журналистике не нашли российских университетов. Все они концентрируются в Западной Европе и особенно в США, где равномерно покрывают всю страну. Там и находятся центры происхождения – источники распространения. Продолжается англосаксонская традиция, это не новость. Но формула глобализации выглядит с подъемом других – «the rest», которых никто не знает. Корконосенко призвал обратить серьезное внимание на проблему в комплексе наук, науки о человеке.

По его словам, представленная картина сложилась под действием экстранаучных причин. В частности, рейтинги определяются не по качеству работ, а по цитированию. Профессор считает это нашей проблемой и радуется, что она решается. Публикабельность и рейтинговость работ его и его коллег растет.

В переводе с научно-политического на русский, Высшая школа журналистики согласно традициям Васильевского острова прошивает барьеры между двумя мирами, описанные Станиславом Лемом от лица циника Йона Тихого.

Мало того. Декан Журфака МГУ, профессор Елена Вартанова представила два направления по преодолению того, что Корконосенко обозначил эвфемизмом «экстранаучные факторы».

Елена Вартанова поблагодарила за обзор школ и подчеркнула, что есть много задач, среди которых главная – быть нужным российской журналистике. Простроить связь обучения и профессии сложно. Усложнились инструкции. Не сформировался кумулятивный запрос. Однако работа идет. Федеральное учебно-методическое объединение (ФУМО) готовит по стандарту 3++. Подготовлены ФГОСы по пяти направлениям для бакалавриата и магистратуры. К 1 июня делаем проект примерных основных образовательных программ как некоторый ориентир, по которому каждый вуз будет строить свои учебные планы.

По словам Вартановой можно понять, что наиболее трудной тактической задачей оказалось согласование образовательных и профессиональных стандартов. Все вузы должны выполнять своего рода заказ. С одной стороны, команда Вартановой в хорошем положении, она организует эти стандарты. Центром формирования стандартов является СЖР. Но проблема есть. Например, реклама и связи с общественностью разного поля. Они пересекаются, но этико-профессиональные подходы разные.

Пока у нас для преподавания журналистики есть девять профессиональных стандартов (корреспондент, режиссер, оператор, редактор, ведущий телепрограмм, специалист по выпуску печатных изданий, специалист по выпуску аудиовизуальной продукции). Но медиа-сообщество не хочет профессиональных стандартов. Мы все слышали заявления замминистра связи и массовых коммуникаций Алексея Волина и его поддерживают издатели. Им не нужен профессиональный стандарт.

19 апреля Вартанова со своим ФУМО пойдет в ВШЭ, где будет заседать Национальный совет. Профессор считает наше ФУМО лучшим в плане сочетания технологических навыков и социальной ответственности.

Слова декана Вартановой звучат прописной истиной, ведь мы же все от Вашингтона до Москвы за все хорошее. С одной маленькой ремаркой – она отчитывается достигнутым, а не лозунгами, как все the rest, кто якобы за все хорошее. Дело в том, что если о ЕГЭ говорят все больше плохого, то это потому, что данный французский вариант для колоний, с помпой проваленный в США, в России успешно реализован.

Фантастика: тестовая система в составе инструментов глобализации провалилась сама собой везде, кроме России, где она дала неожиданный позитивный результат объединения образовательного пространства огромной страны, что тщательно подавлялось специальными программами для России. Пришлось организовывать хакерскую атаку из Новой Зеландии с заведомо неверными КИМами, чтобы атаковать ЕГЭ для выпускников-абитуриентов 1996 года рождения на минимуме демографии.

Гораздо меньше ЕГЭ обсуждается то, что удалось в части хаотизации и дестабилизации. В частности, развод образовательных и профессиональных стандартов, который приходится преодолевать команде Вартановой. Постоянная смена правил игры и отчетности в образовании. Манипулирование стандартами подготовки. Теоретически, данное поле представляет непаханое пространство исследований для специалистов по глобализации. Ищут терроризм с экстремизмом под фонарем, точнее, под огнем фейерверков с кровью и оторванными частями тел. Это лишь одно направление из множества. Страдания тысяч студентов не менее важны, чем гибель четырнадцати человек в метро, и одно не бывает без другого. Не научите журналистов освещать ЧС – будете читать о рукотворных катастрофах все больше и больше. На секции «Аудиовизуальные СМИ в сетевом пространстве» говорили, что журналист должен оставаться субъектом событий и сомневаться во всем, имея в виду мир виртуальной реальности, в который мы попали и видим с дрона усадьбу Медведева.

Второе направление Вартанова представила на конференции в формате секционного заседания «Медиасистемы в странах СНГ: современное состояние и тенденции развития». Как было справедливо отмечено, собрались ведущие представители медиа-сообществ на постсоветском пространстве. На самом деле присутствовали люди не только из СНГ.

Надо сказать, что первое подобное мероприятие прошло тоже в Петербурге одиннадцать лет назад, когда председатель четвертой Госдумы Борис Грызлов провел в Таврическом дворце юбилейное заседание в день столетия первого заседания Государственной Думы 26 апреля 1906 года. То мероприятие назвал слетом выпускников Российской Империи креативный депутат Алексей Митрофанов.

Вартанова собирает слеты выпускников российского журналистского образования. Они не стали устраивать плач Ярославны по поводу подавления русского языка и засилья негосударственных СМИ глобализующего формата, просто описали ситуацию. Игра идет не на равных, государственные СМИ с национальной культурной политикой закрываются или переформатируются в скукоту. В принципе те же тенденции, что и в метрополии с «Культурой», однако на обломках империи они выражаются более радикально и гротескно. Однако при этом формат российской имперскости навыворот (мем от академика Александра Чубарьяна) сохраняется вопреки глобализации. Подавить русский язык можно, но убить нельзя и давление готовит новый расцвет согласно теории сжатия – расширения русской цивилизации Арнольда Тойнби.

Содержательная информация прозвучала на всех секциях конференции, на которых нам удалось побывать. История революции 1917 года представлена в исследовании журналистского и литературного творчества. Судьбы журналистов того времени – история захватывающая и информативная. Революционные настроения синхронизовали огромную страну в единый ансамбль.

Русская литература, как известно, отпрепарировала революцию по настроениям современников. Российская классика впихивать научно-исследовательскую дотошность в любой художественный формат начиная с литературы превращает человека в генетический объект с максимальной разрешающей способностью и показывает всему человечеству горизонты развития.

Современность с ее цифровыми возможностями позволяет применить молекулярно-генетические подходы к эволюции мемов и стилей. Как это делается, представлено на секции «Коммуникативная среда СМИ: проблемы стилевого взаимодействия». Об итогах говорить трудно в связи с ростом скорости перемен, но исследователи по крайней мере стараются не отставать от реальности. Тут наблюдаются прорывы не меньше, чем отмеченные нобелевскими премиями достижения в генетике, когда она после «Двойной спирали» Уотсона и Крика благодаря активной деятельности Тимофеева-Ресовского превратилась в точную науку.

Удивительно, ведущие авторы точной науки генетики подверглись дискредитирующим атакам с Запада. Уже в наши дни Александр Невзоров, личность малоприятная и даже мерзейшая, произвел идеологический демарш против профанаторов науки и понят не был.

Проблема гуманитарной науки, неравновесная оценка, в России усугублена антипатриотизмом. Подбор предмета изучения, модели описания и модальности зачастую являются прямым следствием состояния автора и его генетической конституции. Избранная модель в свою чередь определяет выводы и последствия. Например, Невзоров однозначное зло для Валентины Мансуровой из Алтайского университета. Типичная ситуация: автор исследования «Синдром Герострата как следствие профессиональной депривации журналистов» берет на себя миссию истины в последней инстанции и не думает, что выводы могут быть приложены к самому автору в ее лице.

Автор Мансурова права, Hate speech самая вирусная эмоция в сетях. Однако вирус поражает далеко не всех и эстетический критерий уродства, тщательно насаждаемый, вызывает отторжение.

Началась конференция с вручения Невской премии СПбГУ. Первой получила премию Катрин Фольтмер, профессор Школы медиа и коммуникаций университета Лидса. После церемонии та же Катрин Фольтмер выступила с докладом «Mediatization: a theory of change» (медиатизация и трансформация политической власти). Концепт медиатизации часто используется. Сама автор определила доклад как разрозненный, однако он был очень цельным на основе двух тезисов, представленных в форме абсолютной истины.

По словам Фольтмер, медиатизация стала культурным инструментом глобализации и она довлеет над политикой. Второй тезис основан на разделении стран на «мы и все остальные». Ее заинтересовало, как это происходит за пределами демократических стран со свободной прессой, она назвала этих несвободных не-западными. И с удивлением обнаружила, что там тоже что-то происходит!

В целом выводы Фольтмер понятны. СМИ стали средством запугивания. Авторитарный электоризм, это такая яростная борьба за власть. Политики привлекают гуру с Запада, они приносят антирекламу и управление новостями. Переходные демократии очень медиатизированы. Здесь большой фронт работ для дальнейших исследований.

Произошло то, что должно было произойти. Используется стандартный прием глобализации: измордованный сам виноват, что у него морда грязная – далее идет красочное представление картинки грязи на морде и это служит непреложным доказательством. Однако считать СМИ США и Британии свободными – это мягко говоря натяжка.

Кто и зачем привел козу глобализации в отечественный огород? В данном случае она сама пришла по комсомольскому призыву подобно тому, что началось в конце 80-х.

Фольтмер слушали мы в числе немногих, кому положено по долгу службы. Кто мог и должен был бы возразить, весело проболтал, радуясь встрече с соратниками. В частности, герой целинной журналистики Луиза Свитич. Ее собственные исследования на кафедре периодической печати Журфака МГУ совершенно другого уровня по сравнению с любыми лидирующими школами западной демократии.

Коза в доме по еврейскому анекдоту свою роль выполнила блестяще. Она стала последней каплей на чаше весов между нашими внутренними распрями и единством. Такого на околожурналистских сборищах еще не было. Конференция прошла со здоровым юмором и блеском находок.

В своем обращении к выпускникам отечественной журналистики на пространстве СНГ Вартанова отметила недостаточность внимания к роли государства на постсоветском евразийском пространстве. Сегодня возникла необходимость затачивать исследования под задачи государственной политики. Наши рекомендации должны стать результатом глубокой продуманной деятельности.

Медиаполитика не может развиваться без подобных форумов, это площадка для генерирования новых идей. Медиа не утратили влияние на общество, а усилили. Об этом говорит доклад Фольтмер о медиатизации. Мы понимаем медиа как СМИ – каналы и содержание, доставляемое по этим каналам, но это и платформы. Само понятие еще не разработано. Никто вам не скажет что такое медиа, а мы с этим работаем.

 

Немного о городе и поездке. Поселились мы в крошечном но удивительно удобном номере отеля Арт на Репина по соседству с Высшей школой журналистики и массовых коммуникаций. Отель с трудом нашли, но там было и удобно и приятно. Сначала с трудом нашли, побродив по дворам. Петербургом из тоски по чопорной стабильности Питер-Ленинград так и не стал. На брегах Невы испытываешь чувство попадания в другой мир, будто бы нет города на Земле, больше непохожего на Москву. Невский проспект тесен и с подавляющим большинством рекламных названий на английском, русского почти нет. За исключением Невского, практически нет людей на улицах. Город как всегда выглядит каким-то немытым. Никаких признаков перманентного московского ремонта с постоянным перекладыванием плитки не видно. Строительные леса есть с признаками долгостроя. В самом городе не видно строек. Заповедник дворов-колодцев, о которых в Москве забыли. Дома грязные и давно забывшие о ремонте несмотря на все многомиллиарные вливания. Не идут деньги в Питере по назначению. Несмотря на внешний вид, петербуржцы своим городом гордятся и диагностически отличаются от москвичей готовностью остановиться и растолковывать, где тут Исаакий 12 Коллегий или Петропавловка. Еще и от себя присовокупит подробностей, забыв что торопился или когда рыба клюет. Правда, рыба не клевала, но рыбаки на Неве присутствовали в числе двух человек с удочками.

Менее заметны отличия более существенные. Петербуржцы-ленинградцы люди намного более терпеливые чем москвичи, что вводит в соблазн им больше мешать и издеваться. Здесь даже mail.ru с другим интерфейсом, непривычным и неудобным. Традиция гротескно усилена несоветской властью. Например в московский вокзал нельзя зайти с платформы, надо идти вокруг. Мы вышли на платформу без поезда, а там холодно. Охранник-дармоед, который нас видел как выходили, вытолкнул. Вокруг и второй раз через рамку с очередью. На Ленинградском вокзале такого нет. Московские охранники добродушные по сравнению с питерскими и без признаков удовольствия на лице от проявляемого садизма.

Петербуржцы стараются быть выше этого и петербурженки особенно изысканны, что любопытно смотрится в грязных переулках. Терпение играет с людьми злую шутку. Общий фон в городе немного больше напряженно-хмурый, чем в Москве.

Что бы там ни рассказывали мэтры медиативистики-коммуникавистики, людьми правит тупая биология, которую они не знают и боятся.

 

Сообщения

 

Теоретическое исследование журналистики национальный приоритет России, но приглашают англичанку – 56-е Петербургские чтения http://leo-mosk.livejournal.com/3896287.html

http://leo-mosk.livejournal.com/3898900.html

В Питере прошел Международный научный форум «Медиа в современном мире. 56-е Петербургские чтения» http://leo-mosk.narod.ru/works2/17_04_13_conf.htm

Освещает конференцию студенческий телеканал Алина Дятлова

Революцию пропили с чаем. Завели в дом козу глобализации: «Мы и все остальные»

http://jf.spbu.ru/actions/5093/7283.html

http://jf.spbu.ru/actions/5093/7284.html

ПРОГРАММА Международного научного форума «Медиа в современном мире. 56-е Петербургские чтения»

13-14 апреля 2017 года

13 АПРЕЛЯ, ЧЕТВЕРГ

10.30-12.00. Пленарное открытие Форума. 603 ауд.

А.С.Пую директор Института ВШЖ и массовых коммуникаций. Уже вчера выступали с докладом из Китая Америки. Очень приятно что сегодня полный зал что не пришлось нагнать студентов. СПб университет превращается в педагогический центр. Мы гордимся нашими студентами которые показывают неплохие результаты на конкурсах в России.

В.Л.Богданов председатель СЖР. Я выпускник СПбГУ. Меня исключали пять раз. Журналистика нечто среднее между наукой и искусством. Был безумно горд что я все это написал. Собкор Известий Гусев вы мерзавец циник как вы могли запихать между наукой искусством. Медиа в современном мире популярно Любую правду за ваши деньги. Разобраться сегодня что такое медиа в современном мире и роли журналистики. В Иерусалиме было много проповедников сказал и сказал мир состоялся. Поскольку Пую мне угрожает мы решили его наградить. У тебя будет скидка на коньяк тоже.

Председатель СЖ латиноамериканских стран он впервые в Петербурге в России.

Хочется поблагодарить Петербург очень красивый последний раз сорок лет назад видим как он изменился.

Пую. Интересно кто-то знает что-то кроме английского.

Вручение Невской премии СПбГУ. Корконосенко, профессор. Премий всего три а претендентов гораздо больше: Катрин Фольтмер, профессор Школы медиа и коммуникаций университета Лидса. Борис Николаевич Лозовский ничего не знал что он участвует в конкурсе, собраться в дорогу не успел. Номинация Признание за беззаветное служение нашему делу Николай Михайлович Долгополов столько сделал для журналистики странно что не получал эту премию раньше.

Долгополов. Я не журналист а переводчик с трех языков. Только в Петербурге переводчика называют Барышней. Геннадий Селезнев выпускник этого университета.

Корконосенко. Умер Борис Иванович Есин.

Пую. Я с удовольствием передаю этот диплом Елене Вартановой.

Вартанова. Успела выйти его последняя книга за два дня как его не стало. Он выступал перед студентами Московского университета это был торжественный вечер обороны Москвы. Он прошел путь от лейтенанта защитника Москвы до звезды отечественной журналистики.

Корконосенко. Мы запланировали три выступления, они обозначены в программе. Будет неделикатно если бы будем прерывать друг друга только потому что прозвенел будильник.

Катрин Фольтмер, профессор Школы медиа и коммуникаций университета Лидса. Я горжусь премией также большая честь выступать с докладом. Прошу прошения я пыталась изучить русский язык он сложный. Доклад мой будет несколько разрозненный. Концепт медиатизации часто используется. Мне хотелось раскрыть концепцию большинство на Западе. Мне хотелось бы посмотреть как он работает в других странах. В литературе я вижу две тенденции. Ник Кулдри медиатизация рассматривается как культурный процесс глобализация. И институциональный концепт политические отношения. В какой степени медиатизацию можно применить в незападным странам менее демократическим менее либеральным. Отмечается связь медиатизацией и медиацией. Медиация существует уже сотни лет со времен существования СМИ. Медиатизация меняет расстановку сил между СМИ и политикой, эффект трансформации. Фактически СМИ формируют политический конспект. СМИ начинают сильнее проникать в политические горизонты. Политическим институтам приходится пересматривать чтобы подверстать под СМИ. Медиатизация игра в одни ворота СМИ диктуют. Но политические силы пытаются инкорпорировать СМИ. Я думаю этот процесс очень сходен с глобализацией. Но в меньшем масштабе. Одни говорят что медиатизация повышает независимость СМИ. Здесь мы сталкиваемся с проблемой за пределами Запада СМИ в той или иной степени ограничены в гласности. В Африке где нет свободных СМИ очень высокий уровень медиатизации. Росси пример газета Правда новый документ Ленина и Комсомольская правда. Можно ли применять медиатизацию к незападным странам меньше свободы СМИ. Политические элиты вынуждены новые стратегии чтобы контролировать СМИ. Процесс уже пошел Венгрия Россия. Агрессивная журналистика стала коммерческим каналом. СМИ уже не стали средством призыва власти к ответственности наоборот они стали средством запугивания. Авторитарный электоризм. Яростная борьба за власть. Это такая война где если кто-то проигрывает кто дальше уходит от власти могут попасть под суд. Политики привлекают гуру с Запада они приносят антирекламу управление новостями. Переходные демократии очень медиатизированы. Здесь большой фронт работ для дальнейших исследований. Отличия между традиционными институтами и новыми технологиями. Исследования коммуникативной теории смотрят на новые технологии лишь как на технологии. Но надо ставить во главу угла именно технологии. Медиатизация существует и в контексте менее независимых СМИ. Новые коммуникации не являются институтами. История медиатизация должна рассматриваться в историческом контекста. Зависит от политической культуры.

Николай Михайлович Долгополов, замглавного редактора РГ. Современная журналистика: кризис или постепенное умирание? Я не теоретик. Кто же будет сейчас журналистом круглосуточная работа за гроши. Люди которые выбрали профессию и продолжают свое дело ради своего дела и своей страны. Зачем мы тогда идем в журналистику? 1992 год мы вели переговоры продать Комсомольскую правду которая все равно умрет за миллион долларов владельцу Фигаро. У нас выбор только один жить дальше. Конечно нам не обыграть Интернет но мы можем работать с ним. На сайте мы публикуем новости я пытаюсь править да бог с ним лишь бы она выскочила. А в газете новость уже препарирована. Мы звоним Косачеву Пушкову. Даем картинку. Вот это путь который называется выживает. Но мы живем в стране не совсем обычной. Если покупать машину то мерседес, если закрывать газеты то ухом все сразу. Каждый год тираж всех газет падает на 5%. Желтизны поубавилось читаю полунормальные новости меня это радует. Quality newspaper разница с желтой прессой. Раньше нас называли самой читающей страной. Сейчас не знаю какая страна самая читающая но не наша. Ты написала то что пахнет судом это неправда – А можно чтобы суд был быстрее я стану популярной. Вот этого становится меньше. Умер мой друг я пишу статью когда она на сайте rg.ru моя статья уже седьмая. Люди которые написали раньше неправильно назвали его титул. Проблема скорости. Старый журналистский анекдот про дедлайн. Умирает журналист можно посмотрю журналисты пишут пьют пиво. Это рай. В аду то же самое но там дедлайн. Разница между пишущими журналистами и телевидением. Он лепит по телевизору на миллионы людей чушь. Я его поправляю. Он на меня кричит ты не понимаешь это тебе нельзя путаться. Нам нельзя путаться воспитывать качественную журналистику и воспитывать студентов наших союзников.

Корконосенко. Лидирующие школы в журналистике мы не находим российский университетов. Университет Мюнхена Максимилиана, Тампере Финляндия, Амстердама, Силезии. Лидерство России теория журналистики, история журналистики, медиалингвистика, мастерство журналиста. Специализированная теоретическая работав области журналистики характерна для российской традиции более чем для зарубежных школ национальный приоритет. Но проблемы рейтингов остаются. Экстранаучные причины рейтинги не по качеству а по цитированию. Продолжается англосаксонская традиция, это не новость. Но формула глобализации выглядит с подъемом других которых никто не знает. Надо обратить серьезное внимание проблема с комплексом наук, науки о человеке. Нужно очень серьезное внимание обратить на масштаб исследований. Нам хватит уже заниматься компьютерными технологиями как таковыми, погружаться глубже. Надо брать инициативу на себя и не довольствоваться ролью приглашенных. Это наша проблема.

Профессор Вера Алексеевна Ачкасова. v.achkasova@gmail.com. Вторая часть доклада. Прикладные коммуникации с акцентом на PR рекламные коммуникации. Использование точных наук математики и информатики. Сложилось так лидирующей площадкой СШПА университеты Колумбийский Чикагский Техасский Стэндфордский. На карте США расположены равномерно. Великобритания Бормунт Риджентс Вестминстер. Германия Лейпциг. Франция IEERP. Российская школа коммуникации институциализировалась лишь в начала 2000 годы МГУ и МГИМО. В России все площадки концентрируется в Европейской части России. Мы знаем что успешно развиваются исследования в Дальневосточном университете, в университете Якутска. Но мы ничего не знаем как там развивается коммуникативистика. В России она прошла путь который на Западе за столетия. СПбГУ выходит журнал. Мы имеем возможность вести исследования по всему спектру причин. Постепенная институциализация научных школ, координация между ними. Впереди наша общая совместная работа.

Пую. Конечно мы можем надуть щеки. Мы сделали серьезный рывок публикационной активности. В моем коллективе было всего четыре, сегодня более ста 98 SCOPUS. Елена Вартанова обращает большое внимание на журналистику. Мы убеждены чтобы работать в журналистике надо иметь журналистское образование.

Елена Вартанова. Благодарю за обзор школ. Есть много задач. Быть нужным российской журналистике. Простроить связь сложно. Усложнились инструкции. Не сформировался кумулятивный запрос. ФУМО по стандарту 3++. Мы уже подготовили ФГОСы по пяти направлениям для бакалавриата и магистратуры. Идет работа по экспертизе. К 1 июня делаем проект примерные основные образовательные программы как некоторый ориентир как каждый вуз будет строить свои учебные планы. Наиболее трудная проблема согласование образовательных и профессиональных стандартов. Все вузы должны выполнять своего рода заказ. С одной стороны мы в хорошем положении мы организуем эти стандарты. Центром стандартов является СЖР. Но проблема есть рекламы и связи с общественностью разного поля, пересекаются но этико-профессиональные разные. Завтра круглый стол Евстафьев по образовательным стандартам рекламы и связи с общественностью. Пока 9 профессиональных стандартов объединяют всех внутри есть именно медиа не хочет профессиональных стандартов. Мы все слышали заявления замминистра Алексея Волина его поддерживают издатели. Им не нужен профессиональный стандарт. То что утверждено государством останется. Но работа будет более точечно. 19 апреля мы ФУМО пойдем в ВШЭ где будет заседать национальный совет. Мы лучшее ФУМО технологические навыки и социальная ответственность.

 

12.00-13.00. Кофе-брейк. 503 ауд.

13.00-18.00 с перерывами. Программные мероприятия конференции «Сравнительные медиаисследования». 603 ауд.

13.00-15.00 ПАНЕЛЬНЫЕ ДИСКУССИИ И КРУГЛЫЕ СТОЛЫ ЭКСПЕРТОВ

1917 год и отечественная журналистика. 304 ауд. Разные политические течения которые пытались управлять страной. О кат кова размышления над польским восстанием и заканчивая 60-ми 20 века. Новые левые Германии. Два доклада русской эмиграционной журналистики. Издания в Китае. Радзиевский. Русские газеты в Шанхае и Харбин. Как повлияла революция на региональную прессу. Участники из разных городов России и из Белоруссии.

 

Спортивная журналистика в прошлом и настоящем: тенденции структурных и тематических изменений. 303 ауд.

 

Коммуникативная среда СМИ: проблемы стилевого взаимодействия. 611 ауд.

Дускаева Л.Р. СПб Проблема стилевой дифференциации литературной речи на нынешнем этапе развития лингвистики. Много определений стиля вместо того чтобы обратиться к Розенталю и успокоиться. Только в 1954 у нас в стране состоялась знаковая дискуссия что стилистика это всегда отбор языковых средств. Она всегда функциональна потому что каждый стиль формируется в процессе какой-либо деятельности человека. Интенциональность идея интерстилевого влияния. Интенция некоторое воздействие которое ты хочешь определить наряду с отбором. Несмотря на то что изначально интерстилевое влияние, но стиль формируется внутри текста. Разговорный стиль формируется в устной речи. Розенталь считал устный стиль в речи, а докладчик неправа. Ее выступление чисто теоретическое отвлеченная теория давно известная. Розенталя они не любят не знаю почему. Бахтин писал только о литературном стиле и только романном, отождествлял стиль с жанром.

Славкин В.В.. Стилистический контраст и стилистический диссонанс в современных СМИ (стилевой). В середине-конце 19 века журналистика публицистика начала разрушать стилевое единство Ломоносов три штиля высокий средний низкий. Разрушение происходило именно в массовой коммуникации, признак стилевого несоответствие. Контраст в языке то же что конфликт в драме. Если диссонанс явление деструктивное, то у Даля рознь. Диссонанс деструктивное явление вступают силу этические противоречия, а контраст это хорошо. Я вам загадаю загадку заголовок «Бла-бла-лэнд» о чем это? – О церемонии вручения Оскара. – Это слишком просто. – О политических ток-шоу. – Интересно но далеко. Оказалось экономический форум в Сочи. Создает контраст даже интересно. У Соловьева в ВестиFM в отношении людей которые не разделяют его взгляды шваль мразь подонки. Этико-языковой диссонанс. Отличает от языковой игры, она всегда основана на прецедентных явлениях. Мы не можем обыгрывать то чего мы не знаем и что у нас ни с чем не ассоциируется. «Итоги саммиты были дежавюированы» окказионализм. «Смертность – норма жизни» неэтично. Я так не считаю.

В.В.Волкова МГУ. Поликодовый текст в экранной ситуации. Кроме поликодового есть еще кросс-кодовый, переходит одно в другое. Визуапизация медиаконтента. Маклюэн Иконический прорыв Вылилось в визуализацию всей страны. Это не просто визуализация, по сути в этом визуальном контенте происходит активация цитатных форм. Цитаты плакатных форм заголовков. Активируются те которые известны в других знаковых системах. Визуальные конструкты должны вытаскивать иконические мемы.

Очень хорошо выступала женщина не знаю кто. Рецензия как поле стилистической битвы. В рецензиях много негатива пейоративность как ухудшение (антоним мелиоративность улучшение).

Разговорность на материале телевизионных ток-шоу. В ток-шоу от публицистике перешли к языковым средствам используемым в бытовых отношениях.

Стилистический потенциал Интернет-мемов. Две противоположных характеристики разных потенциалов вместе существуют. Креативный характер выразительность. С другой стороны шаблонность опора на стандарт. Все вместе: поликодовый креолизованный феномен прецедентного характера. Мемы используются для привлечения аудитории чтобы подчеркнуть злободневность.

Т.И.Попова СПб, Ироническое высказывание. Способы создания иронии контраст экстралингвистические ассоциации.

Уральский педагогический университет, аспирантка. Стилистические особенности сайта Эхо Москвы.

 

Медиасистемы в странах СНГ: современное состояние и тенденции развития. 302 ауд. Елена Леонидовна Вартанова.

Джазоян. Здесь присутствуют ведущие журналисты своих стран. Некоторые остались в России. Я написал письмо Матвиенко, она возглавляет МПА, чтобы возродить курс журналистики на Евразийском пространстве. Между Востоком и Западом Журфак мог бы стать центром журналистики цифровых историй. Изучают английский французский итальянский. Но нет в Москве кафедр изучения армянского казахского. Мы могли бы направлять журналистов в Грузию Армению. Сокращается русская пресса за рубежом. Вечерний Тбилиси выходил 80 тыс экземпляров, сейчас 800. о Пушком и Достоевском более хорошо чем о Жириновском. Мы соберем триста изданий русскоязычную прессу.

Вартанова. Сокращение русской прессы не только из-за финансирования но и потому что мало читают на русском. Инструмент мягкой силы.

Обидов. Китай предоставляет гранты узбекским журналистам для обучения. Я не говорю об уровне китайской журналистики.

Багиян. Утрата частичной роли русского языка на постсоветском пространстве. Приходят учиться не могут написать изложение. Вахтовым методом обучаем. Армянский дом русской журналистики. Языковой барьер. Онлайн СМИ в медиасистеме Армении. Постсоветские трансформации медиасистемы Армении на всех уровнях. Не связаны с фактором наличия или отсутствие Интернета. Три периода появление 88-95. Стагнация. Развитие. Первая связь Институт физики Армении с МГУ через спутник. Второй период правительство Армении продало греческой компании и цены на Интернет были очень высокие. По паспортам можно было записываться приходить в определенное время пользоваться Интернетом бесплатно. Потом пришли российские компании. Российские бизнес-структуры через слияние и выкуп. Некоторые специализируются на мобильное телефонии. Цены резко снизились. Очень много мигрантов работает за пределами Армении шесть млн, в Армении три. Они тоже пользуются Интернетом. Образовалось движение цифровых аборигенов вышли на улицы посредством Интернета. Пять органов контролирует сфере телекоммуникаций. Закон о СМИ 2003 года не доработан до конца. СМИ двигаются в направлении конвергенции. В целом много недоработок, редакции анонимно работают, нет информации о главных редакторах. Охват Ереван плюс регионы.

Ольга Смирнова. Армения не самая плохая более 69% охват. В Азербайджане 61%. Есть ли данные использования русскоязычного интернета?

Багиян. Статистики точной нет. 70% армяноязычные сайты.

Джазоян. Фильмы качают на английском французском. Русский падает.

Багин. В основном одноклассники. Уход в социальные сети связан с политическими процессами.

Мухомаджон Обидов, Узбекистан. Негосударственные электронные СМИ партнеры и конкуренты. Население прибавилось на 50% основная часть аудитории молодежь. Более 80 негосударственных студий. 42 телевидение. У негосударственных телерадиоканалов демократические ценности. Ассоциация ставит целью построение в стране гражданское общества. Фонд по поддержке негосударственного вещания. Поддерживает ОБСЕ ЮНЕСКО. Сегодня все сто процентов цифровое вещание. Семинары летние школы по обучению молодых журналистов. Неделя медиа-лагерь провел ЮНЕСКО под Ташкентом в горной местности. Таких семинаров очень много. Продукция у них интереснее. Большой успех качества продукция. Дана возможность плюрализма, имеют возможность высказать разные мнения. Сегодняшняя молодежь очень отличается от моего поколения по взглядом. 70% узбекский язык, 20% русский и 10% английский. Перекинулись на английский, но русский остался. 12% школ обучают на русском. Негосударственное вещание завоевывает рынок рекламы. У государственных каналов плата за рекламу высокая. Негосударственные СМИ поддерживают связь с разными странами. Преподавание в медиасеминарах на узбекском русском английском.

Л.М. У вас протестов нет против такой демократии, не боитесь национальную идентичность растворить?

Обидов. У нас восточная демократия слушаться старших, хотя это не всегда правильно. В Фергане взрыв газа погибло двое молодых людей. Дали в Интернет-СМИ, освободили от должности. Но раньше не было.

Вартанова. Ситуация меняется но медленно.

Залина Федоровна Хубецова, Белоруссия. Модель журналистики для стран СНГ от советского к постсоветскому. Три года я провожу студенческую конференцию по Евразийской интеграции. Обучение журналистскому мастерству. Понятие модели журналистики в теории журналистики. Факторы государственное устройство и тип политического режима. Информационная политика в сфере СМИ. Особенности медиапотребительского поведения аудитории. Субъективные факторы уровень зрелости профессии журналиста, степень сплоченности журналистского сообщества. Профессиональные журналистские стандарты. Фонд медиастандарт опубликовал исследование представлений журналистов о профессии и о себе. Советская модель государственная форма собственности идеологический контроль за содержанием журналистских текстов редакционный контроль эффективности. Модель России у нас есть практика прямых линий с президентом.

Советской нет, а что сейчас?

Хубецова. Много общего.

Остались газеты на белорусском языке.

Асель Ахметовна Мусинова кафедра печати и электронных СМИ Казахского национального университета, Казахстан. Мадиниет канал по аналогии с российским Культура или французским Mezzo, потом канал Билим образовательный. Все свелось на обоих каналах к историческим фильмов, они стали несмотрибельными. Встал вопрос объединения. Новый канал начал вещание на русском и казахском. Рейтинг канала сильно упал. По первой профессии я балерина и мне хотелось рассказать. Но делали люди которые о культуре знают мало. Рейтинг сильно упал и содержать стало невыгодно. Максимум четыре проекта перешли на Казах-ТВ. Возродили канал на котором нет авторских программ. Культура по остаточному принципу. Нужно добавить рынок сделал свое черное дело. Казахстан переходит на латиницу и разорится как Узбекистан, будет разрыв поколений.

Вартанова. Международная журналистика из топ-1 ушла в топ-2.

Мусинова. Культура в России тоже имеет невысокий рейтинг, не дают умереть.

Вартанова. Сложная история.

Мусинова. Рецензии нет.

Изучаем культурно-просветительских программ трех республик.

Мусинова. Канал существовал, но аутсорсинг.

Мария Евгеньевна Аникина. Журналистика Крыма. Есть расхождение в теоретических представлениях. Практика отличается.

Ольга Смирнова. Проблема цифрового неравенства. Один из ключевых вопросов что мы будем искать сходство или различие. Цифровое неравенство разброс огромный. Лидер Россия. Я руковожу рабочей группой по цифровому неравенству. Провести панельную дискуссию

Вартанова. Хорошее предложение но выбирает экзотические места. Колумбия.

Программа финансовой грамотности населения. Защита прав потребителя.

Вартанова. На постсоветском евразийском пространстве роль государства тема недостаточно внимания. Сегодня возникла необходимость затачивать исследования под задачи государственной политики. Рекомендации должны стать результатом глубокой продуманной деятельности. Медиаполитика не может развиваться без подобных форумов. Площадка для генерирования новых идей. Медиа не утратили влияние на общество, а усилили. Об этом говорит доклад о медиатизации. Мы понимаем медиа как СМИ как каналы и содержание доставляемое по этим каналам, но это и платформы понятие еще не разработано. Никто вам не скажет что такое медиа широкое мы с этим работаем.

 

Л.И. Мне кажется не надо это все превращать в плач Ярославны, все только начинается, ситуация намного хуже и рынок конечно не при чем, но. Растет качество людей, соответственно растет запрос на содержательную информацию. И с др. стороны в последние два поперла информация об организации этого мира. Идеологический контроль сейчас еще больше, причем этот вариант не вдруг с 90-х, а постепенно с 70-х. Тогда в Империи развернулись предсказанные Стругацкими центробежные процессы, сейчас мощные центростремительные с аттрактором в Москве и развернулась война глобального с русским национальным, которое приобрело общую ценность. Не надо говорить о рынке, работает антирынок. Роль команды Вартановой интеграция в борьбе национального с глобальным, Пушков считает национальное России приобретает общий интерес.

 

Публицистический дискурс в мультимедийном комплексе. 604 ауд.

15.00-15.15. Перерыв. Презентация книг Н. М. Долгополова. 303 ауд.

15.15-17.30. ПАНЕЛЬНЫЕ ДИСКУССИИ И КРУГЛЫЕ СТОЛЫ ЭКСПЕРТОВ

Этическая дилемма в международной журналистике: дискуссии в профессиональных сообществах. 302 ауд.

Юлия Александровна Лысякова. Революция у Андрея Белого предстает в виде волка. Прерывает эволюцию. Что погибло должно умереть. С другой стороны это росток который прорывает семя. Революция стала доброй надеждой. К анархизму у Белого отношение особое. Надежды не оправдались. Произошла смена формаций. Призывает больше духовного но прогнозы Белого не оправдались.

Луиза Свитич. Чижевский говорил. Революции укладываются в цикл. Циклы бывают большие и малые. Я не в вашей парадигме. Я осколок советской журналистики. Все остальные у них в голове вся советская журналистика несвободна ходила строем под партийным диктатом. Но я живая. Пока я живая ч должна вам сказать что такое была советская журналистика. Северный Казахстан Хрущев образовал целинный край Акмолинск-Целинград-Астана. Четыре талантливых газеты. Целинник Фройншафт. Там были раскованные и свободные люди без корней. Мы могли писать о чем угодно. Конечно она была идеологическое. Партийность была как облако. Я лично писала статью с критикой секретаря райкома партия. Если не реагировал прощался с партийным билетом. Мы писали только о простых людях героях труда. Сейчас мы только потребляем, тогда о героях труда. Только позитивное. Патриотизм и интернационализм. Скрупулезная точность. Просветительские тенденции. На Целину приехало много писателей художников. Творческий характер и литературность публикаций. Конечно категоричность хороший во всем хороший или плохой. Житие святого чтобы описать надо было неделю с ним провести. У нас в редакции было несколько человек которые писали такие очерки.

Людмила Петровна Громова. Периодизация революции оттепель заморозки. Повторяемость.

Ирина Анатольевна Фатеева. Блонский сотрудник научных изданий досоветского времени. Постановление о педологических извращениях. Журналы Народное просвещение, На путях к новой школе. Известия Московского совета рабочих и солдатских депутатов. учителя готовы поддержать бессрочную забастовку, он пытался уговорить что надо остаться с детьми. Как пробка вылетел со всех своих мест. Написал письмо в состоянии душевного запоя, вместе пьяными солдатами поджог школу. Учительницы лишили невинных детей московской бедноты права на образование. Именно образованные против меня.

Громова. Кира Анатольевна Рогова с нами.

Татьяна Викторовна Удалова. Амурский государственный университет, Благовещенск. Периодическая печать Приамурья в 17-18 гг. Общее количество изданий 83, 76 в Благовещенске. Голос труда. Народное дело. Чайка. Я дятел беспартийный, беспартийность его не спасла. Записки любителя Новиков-Даурский. Амурская правда газета существует до сих пор. Федор Чудаков из семьи сапожника яркий журналист.

Свитич. Русский менталитет новостной журналистики не приемлет. Я с большим удовольствием прослушала исторические доклады.

Л.М. Революционные настроения и сама революция в русской литературе отпрепарирована с научно-исследовательской точностью. Вопрос почему массовое поведение людей проявило такую склонность самоорганизации? Огромная страна синхронизовалась в единую систему. Гипотеза Достоевского нашла молекулярно-генетическое подтверждение. В защиту нового журналиста. Сейчас другие времена и другие форматы. С учетом этого возрождена роль русского универсального журналиста Дэвида Рэндалла. Еще острее и короче чем у Алоизия Макгаэна когда короткая заметка меняет политический расклад мира.

 

Аудиовизуальные СМИ в сетевом пространстве. 512 ауд. Сергей Ильченко и Олег Самарцев

В Чувашии неожиданно национальный подъем я буду говорить на родном языке.

Какова ситуация в республиках, до того исследования не было. Чувашия Татарстан Марий-Эл были самые активные на первом этапе.

Сборник Радио начало истории Ружников, будет размещен на сайте факультета. Статья о Попове.

Радио это наше изобретение согласно указу товарищ Сталина.

Куксин. СПбГУ. Интернет как источник информации при освещении ЧС на ТВ. 19.03.16 падение Самолета Ростов на Дону. Четыре стадии зарождение развитие кульминация ликвидация последствий. Журналисты включаются на стадии ликвидации последствий. Цифровая эпоха прямой эфир здесь и сейчас аудитория оказывается все ближе к событию погружение в ЧС шок-теймент наступает. Дагестан 1999 год попытка прямого эфира с контртеррористической операции. Выводы дефицит времени и анализа дифференциация оценок диктат экспертом тоталитаризм технократического подхода в журналистской практике. Человек есть то чем он рискует. Появились каналы любая безопасность до кучи. Журналист превращается в службу спасению. Опрос ФОМ Как вы оцениваете ЧС нужно больше показывать все 28% в основном мужчины это возможно когда общество нестабильно. Что нельзя 42%

Есть виды ЧС которые нельзя профилактировать. В метро была Наталья Кириллова не было аппаратуры. 11 сентября мы все видели он лайн.

Куксин. В принципе да обязанность журналистов сомневаться во всем. Журналист должен оставаться субъектом а не объектом. Правда это то что в настоящий момент считается правдой. Бомба вторая в метро было, не подделаешь. Другое дело как этот огнетушитель попал в метро с поражающими элементами.

Юлия Артуровна Оганесова СПб. Падает интерес к телевидению и растет доверие к Интернет-ресурсам. Смотрели насколько получается взаимодействовать хорошим проектам качественным. Фильм Саша Соколов последний русский писатель. Продвижение качественного телевизионного контента. Привлекли газетау к обсуждению. Когда-то РИАН делало свои проекты интерактивные фильмы, когда мы нелинейно строим фильм. Проблем цельности драматургии было востребовано. Прекратили потому что дорого. Раньше смотрели вместе, интернет-пространство позволяет смотреть индивидуально.

Самарцев. Качкаева обещает взрыв технологий.

Ильченко. Летаем на дронах и видим усадьбу Медведева.

Оганесова. Мы рассматривали в основном с т.зр. технических возможностей.

Ильченко. Мы выбрали актуальную тему. Я не люблю слово конвергенция, больше взаимодействия. Посмотришь фильм получишь зачет. Способ вовлечения аудитории. Я хочу смотреть в момент события и быть сопричастным о чем писал Саппак, а не крики Уткина. Интернет этого преимущества не дает, это опосредованное получение информации. Война еще не проиграна.

Самарцев. Мы готовили образованных людей, сейчас на первый план выходят технологии.

 

Концепции интегрированных маркетинговых коммуникаций: современная теория и практика. 303 ауд.

 

16.30-18.30. Круглый стол «Медиадизайн: смыслы и интерпретации» (Часть I). 404 ауд.

 

14 АПРЕЛЯ, ПЯТНИЦА

10.30-13.00. ПАНЕЛЬНЫЕ ДИСКУССИИ И КРУГЛЫЕ СТОЛЫ

СМИ в противодействии терроризму и экстремизму. 302 ауд.

 

Коммуникативные агрессии XXI века: формы и механизмы. 611 ауд. Конрада Лоренца ведущий Сидоров не вспомнил и очень боялся что кто-то что-то скажет против. Одна сторона ничего не может сделать с другой и еще пытается быть этичной.

Ведущий Виктор Сидоров. Нужно дать определение что такое агрессия. Это не тогда когда мы на кого-то с кулаками набрасываемся. Агрессия в любом случае нанесения ущерба своему противнику. Ущерб культурный моральный нравственный и т.д. Коммуникативная агрессия опасна тем что побуждает физическую агрессию. Структура агрессивной коммуникации: идея, создание агрессивной коммуникации в сетевой среде, переход в организационную форму физического процесса.

Войцех Новяк. Новаков половина Польши, Новяк я один. Постправда когда событие давно произошло реконструкция которая удобна для сегодняшнего дня. Например версия что падение польского самолета это был теракт, проверить невозможно. Совместно с Сидоровым провели исследование как представляют в Польше Россию: Путин начнет третью мировую войну, русские алкоголики и все плохо живут.

Столяров А.М., член Союза писателей и автор заказной аналитики по исламу. Виртуальные битвы постсовременности: радикальный ислам против Запада. Всегда было противостояние империи и варвары, но в отличие от прошлых времен используют теневые технологии существует примерно семь тысяч сайтов. У этой виртуальной уммы есть один инструмент перманентный джихад мы вас уничтожим. Промежуточных вариантов нет. Для того чтобы воздействовать на людей, завербовать в свою умму, разработан аватар образ мусульманского воина который борется за справедливость. И это дело святое. Сама организация ничего не делает, посылает одиночек, и тем они страшны своей непредсказуемостью. Феномен спящих кротов. В какой-то момент встанет и пойдет совершать теракт. Три зоны агрессии Россия-Запад христианство-ислам противостояние социально стратифицированных сегментов общества например богатые-бедные мужчины-женщины.

Как страшно жить, а как же это все гасить?

Сидоров. Наука еще не дошла, пусть социальные психологи ответят.

Столяров. Я могу сказать одно: изучать.

Валентина Мансурова, Алтайский университет. Синдром Герострата как следствие профессиональной депривации журналистов. Евгений Додолев пишет в социальных сетях про вивисекцию граждан. Книга Александра Невзорова Искусство оскорблять. Hate speech самая вирусная эмоция в сетях. Флейминг спор ради спора. Сейчас эпоха после долга, эпоха минималистской морали. Это выбирают сознательно. В результате основная эмоция страх, а эстетический критерий уродство. Борьба за клик, то что Самарцев говорил контент-менеджмент вместо журналистики для привлечения внимания.

С.И. Сметанина. Коммуникативные провокации СМИ. Обратила на реплики Петра Толстого о противниках передачи Исаакиевского собора. Главное в медиаречи форсирование оценочности при редукции содержательной информации. Оценочность превалирует над всем. На Майдане елку скинули. «Варварски расчленили зеленую красавицу» - сказал Киселев. О Мавзолее Ленина Невыносимый. Сетевая стратегия троллинга это и самовыражение и этико-речевая некомпетентность.

 

Телевидение как рассказчик. 304 ауд.

Фотожурналистика в пространстве мифотворчества. 403 ауд.

Интеграция технологий в PR и маркетинговых коммуникациях: тренды сетевой экономики. 603 ауд.

 

Коммуникативные технологии в процессах политической мобилизации: границы возможностей. 303 ауд.

Л.М. Секция прошла чрезвычайно информативно. Прозвучавшее легко переводится на язык эволюционной генетики и встает вопрос зачем исследователи коммуникации демонстрируют неспособность к коммуникациям и изобретают столько раз один и тот же велосипед? Как больной врач, парикмахер с безобразной прической или психиатр который услул. Почему понятно они про страну проживания по чужим описаниям, что еще больше запутывает. Соведущий Михаил Грачев выступил с программным докладом, а после секции выступил c известной пропагандистской оценкой Думы и категорическипротив Собянина без мысли о последствиях. Такова белоленточная интеллигенция. Она все слушает и делает как велит Лондон или теперь Вашингтон. Блоген Николай Камнев наоборот работает с СФ, ГД.

Вера Ачкасова. Повышается роль пропаганды. Процесс энтропии. Конфессионализация национализации.

Михаил Грачев. Мобилизация на периферии. По поводу сетевых технологий в политике. Если посмотреть что было сто лет назад. Мы далеко не всегда вспоминаем то Харольд Лассуэл Техника пропаганды во время Второй мировой войны. небольшая монография. Потом вспоминали концепция волшебной пули и концепция магической инъекции. Называли заблуждающимся классиком, но он продолжал заниматься. Критика: занимаетесь на микро уровне, методологически неверно переносить на макроуровень. Изучали изменения электоральных настроений 1940 года. Лассуэл не отрицал что изучал когда общество в состоянии дестратификации. Атомизация Его критики изучали когда социальные связи работали была совершенно другая среда. 1940 год общество в бескризисном состоянии. Лассуэл обратился к 1917 году в России. Пропаганда. Термодинамика. Законы физики. Пропаганда в неконкурентной среде, все альтернативные каналы подавлены. Второе атомизация общества. В условиях конкурентной среды появляется возможность выбора. Бескризисное состояние общества. Лассуэл отчасти прав. Массовое пропагандистское воздействие. Знаменитое Таганрогское исследование Грушина 70-х не все опубликовано, пропаганда в условиях стабильности воспринималась не более чем шум. Передовые статьи газеты Правда никто не читал включая партийных работников.

Модель Лассуэла, возможно от функциональных возможностей.

Грачев. Когда мы выбираем, выбираем то что нм нравится. Отключение Интернета вспомнил арабскую весну чтобы не было альтернативного давления отключили Интернет. В Китае на запрос Тайвань Тибет ничего не найдено, Мао миллионы ссылок. У нас линейное точечное воздействие. Закрывается сайт но есть обход. У китайцев сетевой запрет.

Дочь учится в Китае стажировку проходит есть табуированная лексика, со скайпом проблемы. Есть коммуникация а есть кризис. Что первично что вторично.

Грачев. Яйцо динозавров от которого произошли. Голос Америки с той стороны пропаганды но в условиях стабильности не сработало. Горбачеву У вас нет оппозиции он сказал у нас роль оппозиции играют СМИ. Сначала кризис потом пропаганда его разгоняет.

Мария Григорьевна Шилина. Арсений играет в какие-то игры типа покемонов. Конечно опасно. Большие данные, экономика 4.0 предполагает мультиагентную модель коммуникации. Штаб Трампа не всегда прогнозируемо. История о том что факты становятся альтернативными и фейки привлекают больше внимания, с ними трудно работать. Альтернативы ботам нет. Даже американцы не достигли успеха. Важно понимать что мы сегодня совершенно по другому и работаем с аудиторией, ходим от того к чему мы привыкли. Соц-дем сегодня неэффективны, гораздо эффективнее то что связано с нейропсихологией. Мы понимаем как собираются данные, какие цепи существуют. Появляется дигитальная фиксация поведения. Интернет технологии не используются на выборах. Постправда по разному трактуется.

Вчера передача о ЭМ человек который занимается ботами сказал за пять минут даже ребенок отличит бота. У Трампа из 15 млн фолловеров живых от силы миллион. Не преувеличиваете ли вы роль гибридного искусственного интеллекта?

Шилина Ребенок может отличить если это непрофессиональная работа. То что делает искусственный интеллект на выборах. Победителей не судят, а анализируют. Всего 32 тип личности. Проблем гораздо больше и они уходят в сферу нравственности. Я сама стараюсь не создавать большие данные.

Давид Владимирович Томин. Интернет влияет на экономические структуры на политические структуры. Когда процессы арабской весны. Почему твиттерные революции провалились. Интернет может заменить партии. Когда даже западные страны вступили в постдемократию. Элементы социальных движений. Партии в Греции возникли против мер жесткой экономии. Фотографии с митингов для поиска людей в социальных сетях. Эпоха кибернаивности. Информация Сноудна мы оказались в мире новой реальности разочарования в Интернете. Выйти из социальных сетей и заняться более традиционно. Антиинституциональный этнос, Миф что тоталитарные режимы не могут приспособиться.

Мы все под колпаком. Тогда что мы здесь обсуждаем, тогда мы должны обсуждать деятельность спецслужб.

Л.М. Вы только заметили?

Гелия Филаткина, МГУ. Рассмотрены две бразильские акции протеста 13-14 и 15-16 годов. Одни из самых массовых и привели к нестабильности. За три года число пользователей Интернета в Бразилии увеличилось с 84 млн до 140. Была закрыта сеть Google. Бразильцы больше всего проводили времени в социальных сетях 9,7 часов в месяц. Три млн участвовало в протестах 13 года, 538 городов в Бразилии и 73 за рубежом. Популярные хештеги #гигантпроснулся #изменибразилию #выходинаулицу. Участвовали в основном темнокожие. Ролезиньюс такая прогулочка. С помощью интернет-приглашений собирают до нескольких тысяч человек в торговых центрах поют и выкрикивают антиправительственные лозунги. Вторые акции протеста 15-16 против Дилмы Руссеф. Парламент запустил в 15 импичмент и протесты начали набирать обороты. Facebook используется как инструмент мобилизации граждан. Выступают за свободу собраний, свободную прессу, развитие федерализма. Группы имеют Интернет-магазины продают футболки. Поддержка Русефф исходит снизу но сильно проигрывает. В четыре раза больше хештегов против Русефф. Требования манифестантов были частично удовлетворены. В некоторых штатах отменено повышение тарифов, скорректирован бюджет образования и здравоохранения. Группы которые поддерживали ее оказались институциональными.

Зачем профсоюзу группа в Интернете?

Л.М. Универсальность технологий управления самоорганизацией и то что применено в России 26 марта что удивило даже Навального, отработано четыре года назад на Бразилии?

Филаткина. Технологии конечно эволюционируют, следует учитывать национальные особенности.

Рассадин Антон Валентинович, корпорация Бытовые приборы. Корпоративные коммуникации с внешними стритхолдерами. К медиамобилизации перекинуть мостик. Мое первое лингвистическое образование не дает покоя мне. Медиа-эскалация GR чаще всего закрытая сфера. Позавчера сделал срез медиа-активности чем будируют публику. Налоговый маневр отмена чартеров в Турцию закон Яровой товарные агрегаторы. Agenda повестка через бизнес-ассоциации. Неужели они обращаются к людям? Например Ротек о введении сертификации импорта в Беларусь. Чем этот интересно в России? Благодаря этому Беларусь денонсировала решение. Через широкую публику воздействовало на центр принятия решения. Escalation process может достичь президента. Латинский корень подъем по ступеням. Термин предлагается для инструмента воздействия на центр принятия решение.

Как соотносится с вирусной медиологией.

Рассадин. Регулируемый процесс.

Как вы знаете что это не Путин позвонил?

Рассадин. Ответные публикации в Белоруссии А на чью мельницу льет Ротек.

Последствия для компании может быть хуже?

Рассадин. безусловно так, бизнес пытается опосредовать влияние.

Эскалатор работает как вверх так и вниз.

Рассадин. Расширение термина всегда плохо. Обратное обозначается деэскалацией.

Л.М. Рад что попал сюда, доклад Грачева программный.

Андрей Андреевич Носиков a.a.nosikov@gmail.com. Публичная политическая сетевая институциализация. Увеличилось число ребер графа. Добавляются кластеры. Партии понимают что на этом можно сделать политический капитал. Сравнение акций 12.01.17 и 27.02.17 ППСИ позволяют формировать расширять консолидировать мобилизовать протест и переводить его из сети в реальность. Идентификация кластеров не субъективно, а математически на основе их связей. КПРФ участвовала. ЕР нет. СР некоторые были в синем кластере системной и несистемной оппозиции. Если у них есть повод они выходят.

Тематика акций была принципиально разная.

Носиков. Смещаются к центру и консолидируются.

Дмитрий Ягодин Университет Тампере Финляндия. Публичная дипломатия в социальных медиа на примере Россотрудничества. Выбрал Молдавию.

Евгений Цуканов, Белгородский университет. О ницшеанской сущности медиа. Влияние Ницше на медиа недооценивалось, доминировал марксизм. Война как обновление. Стиль бегущей строки.

Ачкасова. 2,5 продуктивно. Не получили развития политическая, демобилизация.

Грачев. Возможности мобилизации есть но они не безграничны. Технологии могут сработать при известных условиях. Результата не получаем, как сказал Андропов мы не знаем общества в котором живем. По поводу гибридного интеллекта. 1982 Гребенщиков в море информации в котором мы тонем единственный выход самоуничтожение. Есть возможность формировать свою газету Москву или Россию. Сможем мы с сетевой реальностью линейными методами? Проекта Великий шелковый путь нет, а контрабанда жива.

 

13.00-14.00. Кофе-брейк. 503 ауд.

14.00-16.00. ПАНЕЛЬНЫЕ ДИСКУССИИ И КРУГЛЫЕ СТОЛЫ

Практическая эстетика в смысловом поле журналистики. 304 ауд.

Ведущая Марина Бережная. Есть много аспектов где журналистика и искусство работают на одном поле.

В.Ф.Познин. Влияние технологического фактора на эстетику тележурналистики. Кадры с дронов Питера, это формирует новую эстетику. По качеству ТВ сравнялось с кинематографом, на одной цифре сидят.

Соведущая Анна Новикова профессор ВШЭ. Эстетическое своеобразие «открытого произведения и мультимедийная журналистика. Название открытое произведение Умберто Эко. Зритель как воспринимающая сторона готов осуществлять не только декодирование, но и доупорядочивание произведения. С этой точки зрения произведение это только база данных из которой каждый извлекает то что ему важно. Чтобы извлечь информацию из больших данных надо уметь грамотно сформулировать запрос.

А.А.Пронин. Документальный человек на экране: эстетика репрезентации. В документальных фильмах и передачах по-разному людей показывают. В одних в разных планах, в других до половины, старых издалека загримированных. Ведущих молодых загримированных.

Вакурова. И с пластмассовыми зубами.

Е.С.Сонина. Информативный интересный рассказ про инфографику история с середины 19 века до наших дней.

Н.С.Цветова. Медиатекст как эстетически значимый объект. Понятие Эстетический метакатегория. Эстетика это наука о прекрасном, это гармония. Не надо увлекаться тропами. Ломоносов Метафора может способствовать затемнению смысла.

С.Ю.Сидорова. Шесть номеров красиво изданного художественного журнал Seasons of life. В каждом номере описывается эпоха античность средневековье возрождение просвещение реализм модернизма.

Постмодернизма не было.

 

Политическая медиакультура в России: дискурсы, технологии, эффекты. 603 ауд.

 

Печатные СМИ онлайн: стратегии и технологии. 303 ауд.

Сделали прямую трансляцию того что было в городе 3 апреля и люди ломанулись. Правда всегда одна. А тот лонгрид который применила Фонтанка для нее это был прорыв. Не секрет что Деловой Петербург брал деньги за подписку он лайн, но на уровне New-York Times.

Максим по Scype. Как регионы адаптируются? Иногда возникают какие-то небольшие новые издания. Везет тем кто везет, Муниципальная пресса в системе СМИ мегаполиса. 302 ауд.

Геруля. Силезская метрополия как коммуникационное пространство периодических массмедиа. 80,2% читают окружные печатные издания время от времени. 46,2% регулярно получают окружную газету.

Галина Мельник. Эта пресса ориентирована на человека. Конечно на первой странице портрет понятно кого. Есть недостатки слабая политическая самоорганизация. 14 неделя Германии в СПб 5-12 апреля 17. Первый день выступали иностранные партнеры: Пресса вторична неинтересна, Все протестные движения ничего не значат, элита против элит, Мы не знаем кто сегодня люди какие они быстро происходит смена идентификации людей. Они предупреждают против серьезных текстов. Но гедонизм может привести к депрессии. Мы действительно мало знаем о системе информационной безопасности. Проблема информационного шума. Информация разной значимости и никакая. Мы перестали понимать что для нас важно что второстепенно. Есть проблема кадровая финансирования. Путин дал поручения.

Геруля. Я с вами не согласен. Один тип прессы. Экономика определяет все, но доминируют медиа которые не живут в рынке. Только 30-40% говорят что местные СМИ хорошие. Какие каналы используют для информации о местных проблемах. 30% один канал. Не пользуется Интернетом, только бумажные издания. Такая высокая позиция канала информации между людьми (ОБС). Тиражные газеты все немецкий капитал. На одной руке можно пересчитать местные региональные газеты.

Л.М. Вы сказали портрет известно кого. Откуда тогда дискредитация некоторых губернаторов собственной прессы? Бооса сняли и против Комаровой, причем странным образом привязано к ее успехам в Страсбурге на КМРВЕ. Зачем иностранные партнеры это говорят? Учитывая что ответ известен зачем вы слушаете? Исследовали что произошло с печатной прессой России в 15-16? Мы не установили причины вдруг рост цен на бумагу, на аренду. Мы хотим чтобы у нас было как в Польше.

Мельник. Мы поняли уровень вашей компетентности, сразу за горло. У нас на сайте все что мы делаем все выкладываем. Книгу Век информации зарегистрировали в национальной библиотеке. Доклад о состоянии российской прессы. У нас есть электронная газета Петербургский публицист. Что касается наездов, надо располагать информацией. У нас проблемы местные человек защитился на нашем факультете и вместо Ольги взяла имя Джемиля. Интернет давно структурирован. Если вы думаете что сидите в Петербурге, Германлэнд и дадут паспорта. Ресурс посещают десятки тысяч. Работает не только ИГИЛ, разных мастей.

Ольга Викторовна Дегтярева. Диссертация о промышленных группах. Исследуя медиахолдинги в Украине. Они пытаются выжить. Канал полностью принадлежит Порошенко. Бывают СМИ которые с помощью развлекательного контента выживать.

Я представляю частное издание Гродно.

Константин Чернэуцану. Я в журналистике полный ноль, в первом номере ошибки и они привлекают внимание. Был чиновником и уже забыл что такое работа с сумасшедшими. Смесь сарказма с аутизмом.

Ваша газета пять раз была лучшей в городе Авторские ведомости.

Журавлева. Питерская муниципальная газета Нарвский округ листок четыре полосы все надо впихнуть газета не резиновая. Есть закон о СМИ и есть о МСУ.

Ольга Никитина. Газета Кашина Тверская область. Главная проблема кадры.

Елена Юдина. Шушары юг Петербурга. Я сама забираю газету из типографии, газету делаю я одна. У нас в Шушарах самый протестный электорат. Было несколько успешных совхозов, теперь земля активно застраивается.

Свитич. Бюджет газеты складывается из разных источников.

 

16.30-18.30. Круглый стол «Медиадизайн: смыслы и интерпретации» (Часть II). 404 ауд.

 

http://jf.spbu.ru/index/146-11853.html

Профессор СПбГУ Анатолий Пую удостоен награды от профессионального сообщества

13 апреля 2017 года председатель Союза журналистов России Всеволод Богданов вручил директору Института «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ, профессору Анатолию Пую почетный знак «Честь. Достоинство. Профессионализм». Торжественное награждение прошло в рамках церемонии открытия Международного научного форума «Медиа в современном мире. 56-е Петербургские чтения».

«Я и руководство Союза очень гордимся тем, что мы каждый год укрепляем наше сотрудничество с Университетом», « отметил Всеволод Леонидович. Анатолий Пую поблагодарил представителей профессионального сообщества за оказанную честь и подчеркнул, что это достижение – результат многолетней слаженной работы коллектива ученых и преподавателей СПбГУ.

Всеволод Богданов, выпускник факультета журналистики СПбГУ/ЛГУ 1969 года, уже в пятый раз посещает крупнейший на Северо-Западе форум, посвящённый вопросам истории и развития медиа в России и мире. «Научный форум “Медиа в современном мире. 56-е Петербургские чтения” обладает исключительной актуальностью. Потому что сегодня журналистику начали воспринимать не как ремесло или искусство, а как технологию», « прокомментировал Всеволод Леонидович, подчеркнув проблему ослабления этической составляющей журналистской профессии.

Для информации:

Почетным знаком «Честь. Достоинство. Профессионализм» награждаются российские и иностранные журналисты и ученые за выдающиеся профессиональные достижения, личное мужество, проявленное при исполнении профессиональных обязанностей, утверждение всей своей деятельностью высоких норм профессиональной и гражданской этики.

 

http://jf.spbu.ru/conference/7306.html

 

Исторические уроки: профессор Людмила Громова

о русской революции и журналистике 1917 года

Значительным событием форума этого года является заседание исторической секции «1917 год и отечественная журналистика», посвященной столетию революции. Участники обсудят, почему так разнятся оценки одних и тех же событий прошлого, какие исторические уроки актуальны сегодня, какова роль отечественных СМИ в отражении «истории современности», какие профессиональные традиции необходимо сохранить и развивать.

Руководитель секции, декан факультета журналистики СПбГУ, профессор Людмила Громова, рассказала о том, почему сегодня так важно вспомнить события вековой давности и какие параллели можно провести с современным положением дел.

- Людмила Петровна, какие явления возникли в журналистике вследствие 1917 года?

- Во-первых, Февраль 1917 года дал мощный импульс демократизации российской журналистики. В то же время последствия Октября привели к демонтажу всей дореволюционной системы печати, развитию двух ветвей русской журналистики: партийно-советской прессы в России и журналистики в русском зарубежье. Кстати, среди эмигрантских изданий, особенно в дальневосточной эмиграции, было немало обращенных к детской аудитории. Это очень интересное и малоизученное явление, которое отражает общие процессы политической и профессиональной ситуации того времени – колоссальный разброс идеологических взглядов и позиций: от крайне консервативных до фашистских.

- Были ли попытки в прессе предсказать 1917 год?

- Предчувствия надвигающихся революционных событий, безусловно, находили отражение в литературе и публицистике XIX столетия. Произведения Достоевского, Каткова, Меньшикова, Бунина, Куприна, Белого, Бердяева осмысливаются исследователями в контексте надвигающейся или уже свершившейся революции. И, как показывает анализ, многие прогнозы и предостережения того времени оказались вещими.

То есть, размышлять об уроках революции 1917 года и прошедшего после неё столетия невозможно, не обращаясь к первой революции, которая напрямую была связана с событиями последних десятилетий XIX века.

- Какие параллели можно провести между политическими событиями столетней давности и современностью?

- Мы наблюдаем сегодня многие процессы, напоминающие Февраль 1917 года. С той лишь разницей, что к выступлениям на улицах и площадях, информационным атакам в СМИ добавились другие высокотехнологичные медиа. Публичные протестные выступления, влияние внешних и внутренних факторов, безответственность политиков – всё это наше общество уже «проходило» в 1917 году. Но мы вновь оказываемся в зоне риска.

Столетний юбилей – хороший повод задуматься о пройденном пути, ошибках и обретениях, в том числе и в профессиональной сфере. Мы пытаемся определить новое понимание роли журналистики и других медиа в современных социально-политических и технологических условиях. И, как показывает жизнь, обращение к историческому опыту оказывается весьма полезным и поучительным.

 

Эксперт СПбГУ Павел Хан о трендах в медиадизайне

Особое внимание в программе Форума занимают мероприятия, посвященные таким профессиональным областям, как фотография и медиадизайн. Мы спросили руководителя круглого стола «Медиадизайн: смыслы и интерпретации», дизайнера, старшего преподавателя СПбГУ Павла Хана о трендах в индустрии и дизайн-проектах Университета.

- Павел Чангирович, почему сегодня так актуальна тема интерпретации медиадизайна?

- Сегодня тренды в медиадизайне весьма парадоксальны. С одной стороны, они связаны с техническим прогрессом, с другой – обусловлены тягой к истокам и оппозицией к инновациям. Например, здесь можно вспомнить, адаптивную типографику и каллиграфический «бум».

В связи с этим мы выносим на обсуждение ряд важных и дискуссионных вопросов для современного дизайна. Во-первых, это его синкретичность или, другими словами, ориентация на различные пластические практики в искусстве: танец, пение, каллиграфию, живопись. Во-вторых, нам интересна антропология медиадизайна, что находит отклик не только у дизайнеров, но и у искусствоведов, культурологов, философов, филологов и лингвистов.

- Расскажите о приглашенных экспертах. Почему именно на них пал выбор?

- К участию в круглом столе мы пригласили экспертов из разных областей культурологических и дизайн-практик. Так, о смыслах и интерпретациях медиадизайна будут дискутировать специалист по антропологии фотографии, профессор Виктор Круткин, президент Национального союза каллиграфов Петр Чобитько, китайский каллиграф Ло Лэй, известный книжный дизайнер и издатель Евгений Григорьев, руководитель русского византийского хора «Пахомий Логофет» Серафим Астахов.

- Какие еще тематические мероприятия запланированы в рамках Форума?

- 13 апреля мы открываем выставку студенческих работ проекта «Тетрадь», который не первый год успешно проводится на крупных выставочных площадках города: Музей современного искусства «Эрарта», открытая киностудия «Лендок», Санкт-Петербургский государственный университет.

 

Проблемы спортивной журналистики обсудят на форуме «Медиа в современном мире»

В рамках Форума запланирован круглый стол с участием экспертов «Спортивная журналистика в прошлом и настоящем: тенденции структурных и тематических изменений», руководителями которого выступят заместитель главного редактора «Российской газеты», президент Федерации спортивных журналистов России Николай Долгополов и доцент СПбГУ Константин Алексеев.

О том, какие проблемы существуют сегодня в отечественной спортивной журналистике, цензуре и трендах рассказал доцент СПбГУ Константин Алексеев.

«Россия – не спортивная страна»

Есть устоявшееся словосочетание «Россия – не спортивная страна». Споры об этом среди специалистов и болельщиков идут регулярно. Но о чем говорят показатели тиражей спортивных изданий и рейтинги спортивных трансляций? Спорт в России « это только социальный проект? Или сфера коммерческих интересов? Как в этих условиях развиваться спортивной журналистике? Именно эти вопросы мы и будем обсуждать с экспертами.

Цензура или жизнь!

Цензура существует везде, где есть влиятельные силы, заинтересованные в контроле над информационными потоками. Эта закономерность неизбежна. В спорте это, правда, имеет свою специфику: давление исходит от спортивных союзов, федераций, влиятельных клубов. Естественно, это носит негласный и неформальный характер, часто имеющий коммерческое основание, что, в свою очередь, мешает спортивной журналистике быть прибыльной и самостоятельной. В итоге, практически у любой редакции есть «священные коровы» или темы, которых в материалах не принято касаться.

В ногу со временем и миром

Основной тренд спортивной журналистики в России, как и во всем мире « стремительное развитие современных мобильных технологий и мультимедийных форматов. Традиционные СМИ неизбежно теряют позиции. В то же время, каждой стране присущи свои особенности развития спортивной журналистики, проистекающие из национального менталитета, традиций потребления новостей, популярных видов спорта, тех или иных приоритетных направлений в развитии спорта и т.д.

Круглый стол «Спортивная журналистика в прошлом и настоящем: тенденции структурных и тематических изменений» будет посвящен обсуждению целого ряда вопросов: от цензуры и системных проблем сферы спортивной журналистики до современных тенденций и вопросов профессиональной подготовки.

 

Миф и реальность: эксперт СПбГУ о современной фотографии

Традиционно одним из ярких событий Форума становится обсуждение современной фотографии. Руководитель секции «Фотожурналистика в пространстве мифотворчества», фотограф, старший преподаватель СПбГУ Александр Беленький рассказал о трендах и проблемах в профессии.

Миф

Существует, по крайней мере, две причины, почему мы решили говорить о фотожурналистике в пространстве мифотворчества. Во-первых, есть расхожее мнение, что фотожурналист не снимает реальность, а занимается лишь репрезентацией увиденного. Объективной истории никогда не получается.

Во-вторых, мифом всегда был и визуальный язык фотожурналистов. Одно время были только постановочные снимки, например, в гражданскую войну в Америке. Не было возможности снимать жизнь как есть. Постановка и режиссура считались неотъемлемой частью фотожурналистики, и только с развитием техники фотографы стали рассказывать события отстранённо, не будучи их участниками.

Реальность

Профессиональное сообщество сейчас пребывает в состоянии перехода: ищет новые формы, технологии, способы взаимодействия с отображаемым миром. Фоторепортеры стремятся все больше внести личного в свои истории, экспериментируют с мультимедийными проектами, лонгриды. Однако у технологического прогресса есть и обратная сторона: зритель перестает верить фотографу и его работе, поскольку он сомневается в той самой реальности изображенного.

Мифотворцы и реалисты

Современная фотожурналистика представлена тремя основными направлениями. Первое – это пресс-фотография, которую используют в редакционных целях как простейшую иллюстрацию. Это напоминает стоковый, обезличенный снимок. Главный критерий – универсальность.

Второе направление – более осмысленные истории на определенную тему. В этом случае фотограф активно взаимодействует с редакцией, может влиять на конечный продукт.

И, наконец, третье – это документальная фотография, где автор находится в абсолютной творческой свободе. Результатом такой работы часто становятся авторская книга, персональная выставка или целый мультимедийный проект. Документальная фотография живет вне редакционного заказа, может финансироваться различными фондами или жить за счет краудфандинга.

Мы постарались пригласить представителей всех этих направлений для жаркой профессиональной дискуссии, чтобы выяснить – где заканчивается фотожурналистка и начинается мифотворчество.

 

«Расслоение, а не сегментация»: как меняется аудитория и контент аудиовизуальных СМИ, расскажут в СПбГУ

Одно из ярких событий Форума – панельная дискуссия «Аудиовизуальные СМИ в сетевом пространстве». Мы задали пять вопросов о медиа руководителю секции, журналисту, доценту кафедры телерадиожурналистики СПбГУ Сергею Ильченко.

- Какие самые актуальные вопросы будут обсуждать эксперты?

- Любой журналист должен понимать, что новость, напечатанная в газете, рассказанная по радио, показанная на телевидении или изложенная в интернете, будет во всех четырёх случаях разная. В нашей дискуссии мы будем выяснять, насколько выход в сетевое пространство влияет на расстановку акцентов при подаче новостей. Нам важно понять, ведет ли интернет за собой традиционные СМИ, или же «старые» медиа – это питательная среда, на которой паразитирует сеть?

- Кого Вы приглашаете к участию?

- Мы приглашаем и теоретиков, и практиков. Первые не всегда видят то, что происходит «в поле» – прагматические детали и естественность происходящего. И наоборот, не каждый практик может отстраниться от ситуации, в которой он находится как профессионал, и дать объективную оценку. В этом году, например, на научном форуме дебютирует наша выпускница Анастасия Измайлова, журналист канала «Санкт-Петербург». Анастасия работала на различных каналах, прошла огонь и воду российского телевидения и, как никто другой, сможет рассказать о взаимодействии интернета и телевидения. Она очень воодушевлена этой тематикой и даже планирует дальнейшие исследования.

- Как работать на телевидении или радио и при этом достойно зарабатывать?

- Знал бы прикуп, жил бы в Сочи. Боюсь, что этого не знает никто: ни Владимир Познер, ни Константин Эрнст, ни Олег Добродеев. Вопрос о прибыли в медийной среде мистический. Но я бы точно не снимал сериалы. Об этом можете почитать в моей последней колонке в «Санкт-Петербургских ведомостях». А вот что бы сделал, так это интеллектуальную игру-квест. Не «Что? Где? Когда?», но тоже на сообразительность и смекалку – такая игра в чертоги разума. Причем, фишка состояла бы в разделении участников по возрасту. Мы недавно проделывали подобный эксперимент в рамках молодежной конференции. Получилось весьма занимательно.

- За создание какого СМИ Вы бы взялись, если бы не нужно было думать о возврате инвестиций?

- Я бы создал такой канал, на котором показывал хорошие, по моему субъективному мнению, фильмы и комментировал каждый показ лекцией. Современный зритель нуждается в разъяснении и ориентации в культурном пространстве. Я столкнулся с этим в своей преподавательской практике – студенты очень многого не читали и не смотрели. Просветительскую миссию журналистики и образования в этой области не стоит забывать. Этот сегмент очень перспективный, именно здесь стоит создавать медиапроекты. Вспомните хотя бы новый просветительский проект Арзамас.

- Можете выделить три тренда в современной медиаиндустрии?

- Во-первых, политизация контента. Совершенно очевидно, что без политики сейчас никуда. Во-вторых, визуализация. Ключевым становится невербальное мгновенное впечатление. Все реже аудитория готова анализировать и разбираться. И наконец, в-третьих, расслоение аудитории. Именно расслоение, а не сегментация. Выделить аудиторные ниши сейчас крайне сложно, они очень динамичны и подвижны. Трудно понять кому, что и в какой момент будет интересно – таргетинг не работает.

 

http://jf.spbu.ru/actions/5093/7283.html

Век информации. Медиа в современном мире. Петербургские чтения. Том 1

Материалы 56-го международного форума (13-14 апреля 2017 года) / Ответственный редактор В. В. Васильева. – 2017. – № 2: в 2 томах – Том 1. – СПб: Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций, 2017. – 278 с.

В специальном выпуске сериального издания «Век информации» представлены статьи участников ежегодного научного форума «Медиа в современном мире. Петербургские чтения». В двух томах выпуска публикуются материалы панельных дискуссий и круглых столов, одобренные руководителями этих научных мероприятий. Фактические сведения приводятся в авторской редакции.

Сериальное издание «Век информации» зарегистрировано в Международном центре ISSN 19 декабря 2012 года. Издатель Институт «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» Санкт-Петербургского государственного университета

ISSN 2306-417Х

Information Age. Media in the modern world – Petersburg readings: Papers for the 56th International scientific forum (13 to 14 April 2017) / Executive editor V. V. Vasilieva. No. 2. – V. 1. – St Petersburg: School of journalism and mass communications of St Petersburg State University, 2017. – 278 p.

The papers from the participants of the annual forum are presented in this book. They have been prepared on the recommendation of the heads of the discussion panels and round tables. The abstracts from all participants are published on the site of School of Journalism and Mass Communication. The authors are responsible for their data being correct.

 

Содержание Т.1

1917 год и отечественная журналистика

А. Г. Асташкин. Социокультурные факторы трансформации российской системы СМИ начала ХХ века ... 11

Е. В. Ахмадулин. Пресса России 1917 года: 8 месяцев без царя ... 12

Е. С. Бабкина. Журналистика для детей и молодежи Дальнего Востока России 1917-1922 гг.: у истоков эмиграции ... 14

А. В. Бакунцев. Образы христианско-иудаистской эсхатологии в пореволюционной публицистике И. А. Бунина ... 16

Ю. Б. Балашова. Социально-культурная среда функционирования альманаха в послереволюционный период (1917-1922 гг.) ... 17

Е. В. Баранова. Взгляд в историю через газету ... 19

Г. С. Белолипская. Особенности воплощения темы революции в публицистике Л. М. Рейснер ... 20

А. Ш. Бик-Булатов. Концепции «культурной революции» в русской публицистике 1917 года ... 22

М. А. Воскресенская. Полемика в журнале русского зарубежья «Путь» о смыслах борьбы с большевизмом ... 23

С. Н. Гладышева. Октябрьская революция 1917 года в публицистике М. Алданова («Армагеддон») ... 25

Е. Ю. Гордеева. Октябрьская революция глазами книговедов (по страницам журнала «Библиографические известия») ... 27

Л. П. Громова. Западничество и почвенничество русских публицистов: испытание революцией ... 28

Н. В. Жилякова. Типологический «взрыв»: новые газеты и журналы Томска (1917 г.) ... 30

Г. В. Жирков. Россия 1917: процесс демократизации журналистики ... 32

А. Н. Кашеваров. Журнал «Церковные ведомости» в первые месяцы советской власти ... 33

О. С. Кругликова. «Всесветная революция» и «польская интрига» в публицистике М. Н. Каткова 1863-1887 гг. ... 35

Е. В. Курбакова. Вопрос о мире в прессе социалистов между Февралем и Октябрем 1917 года в России ... 36

О. И. Лепилкина. Ставропольская эсеровская печать 1917 года об октябрьских событиях ... 38

Э. В. Летенков. Возобновление газеты «Правда» в 1917 году ... 39

Ю. А. Лысякова. Взгляды на проблемы революции в публицистике Андрея Белого ... 41

Е. Г. Макарчук. Революционные события 1917 г. в России и центральных областях Украины в освещении западно-украинской прессы того времени ... 42

Н. В. Максимова. Проблема «революция и культура» в публицистическом дискурсе В. Хлебникова ... 44

Т. Н. Масальцева. Литературные публикации в газетах русской провинции в 1917 году: по материалам пермских изданий ... 46

С. М. Нарожняя. Тема войны и мира в земской газете начала 1917 г. (на материале «Валуйского земского листка») ... 47

Е. И. Орлова. До и после 1917 года: одна журналистика или две? ... 49

Н. А. Пироговская. События 1917 года и торговые журналы ... 51

Л. Г. Свитич. Специфика целинной журналистики 1960-х годов ... 52

К. В. Силантьев. Деловая пресса России накануне 1917 г. ... 54

В. Н. Симатова. В. Володарский – первый нарком по делам печати, создатель и редактор первой советской вечерки (1917-1918) ... 56

Т. В. Ситникова. Партийная печать Царицына на рубеже XIX-XX веков ... 57

В. В. Смеюха. Февральская революция 1917 г. в оценке женской прессы ... 59

В. В. Трифонова. Особенности книжной рецензии в эмигрантской прессе ... 61

М. В. Тюркин. Образ революции 1917 года и «реального социализма» в прессе западногерманских «новых левых» в 1960-е годы ... 62

Т. В. Удалова. Периодическая печать Приамурья в 1917-1918 гг. Краткий обзор ... 64

С. Н. Ущиповский. Революция 1917 г. и судьба русских исторических журналов: смена парадигм ... 66

И. А. Фатеева. П. П. Блонский и журналистика его времени ... 67

Г. И. Щербакова. Новые методы представления образа монарха в журнале «Гражданин» ... 69

М. С. Щерова. Вопросы становления советского искусства в специализированных журналах ... 71

С. И. Якимова. Журналистика Сибири 1918-1919 гг. в преддверии эмиграции на восток ... 72

Политическая медиакультура в России: дискурсы, технологии, эффекты

С. С. Бодрунова. Теория медиаэффектов: необходимость осмысления и сложности в систематизации текущих исследований ... 77

О. В. Введенская. Проблемы и противоречия российской политической журналистики ... 78

К. Е. Виноградова, Э. Г. Громова. Профессиональное образование журналиста как основа его политических знаний ... 80

В. А. Горновая. Тематика PR-сообщений государственных структур ... 82

Е. Е. Захаров. Сегментация телевизионной аудитории и проблема политического влияния регионального телевидения ... 83

Е. Г. Калугина. Особенности интернет-СМИ России как политических акторов ... 85

Ю. В. Клюев, Д. В. Зубко. Политические ток-шоу на телевидении: знание через зрелищность ... 87

Н. Н. Колодиев. Становление консервативной идеологии в современной России: отражение в СМИ ... 88

А. А. Максим. Проблемы регионов в общенациональных программах теленовостей (на примере Курильских островов) ... 89

М. Г. Мельник. Тема защиты права на свободу слова и свободу СМИ в качественных российских изданиях ... 91

Е. В. Рубцова. Технология отражения мини-дискурса события в региональном медиапространстве ... 93

Е. А. Шаркова. Экологическая журналистика в региональном политическом процессе в Архангельской области (2008-2012 годы) ... 94

Коммуникативные технологии в процессах политической мобилизации: границы возможностей

К. Е. Ашенов. Глобальная культура в контексте политических коммуникаций государства ... 99

М. Н. Грачев. Трансформация моделей мобилизующего и десоциализирующего воздействия коммуникативных технологий на аудиторию ... 100

Е. И. Кокконен. Новости-твиты как коммуникативная стратегия в политическом дискурсе ... 102

К. В. Корнеева. Значение системы коммуникативных интеграторов в процессе формирования медиаимиджа представительной власти ... 104

А. Е. Кузьмин, А. М. Кузьмина. Технологии Government to citizen (G2C) в повышении гражданской активности ... 105

Л. И. Московкин, Н. В. Вакурова. Информационная повестка российской парламентской журналистики в процессе политической мобилизации страны ... 107

Е. О. Негров. Особенности политической активности петербуржцев в сети Интернет: разница между «реальным» и «виртуальным» ... 109

С. Ф. Некрасов. Политические технологии мобилизации общественного мнения ... 110

А. А. Носиков. Публичные политические сетевые институции и процессы мобилизации: сетевой анализ протестного ядра и динамика его формирования ... 111

А. В. Рассадин. «Медиа-эскалация» как приём GR-коммуникаций ... 113

Е. С. Савченко. Социальное инвестирование как мобилизационный фактор ... 115

Л. В. Томин. Интернет и социальные медиа как инструмент политической мобилизации. Дискуссии о трансформации политических организаций и антисистемных движений ... 116

А. Д. Трахтенберг. Электронное правительство как инструмент политической демобилизации ... 118

М. Э. Тюпина. Политическая демобилизация: понятие и технологии ... 119

Л. Н. Федотова. Политическая коммуникация: формы и ресурсы мобилизации ... 121

Г. С. Филаткина. Социальные сети как мобилизационный ресурс в период протестов в Бразилии в 2013-2016 гг. ... 123

Е. А. Цуканов, И. В. Цуканова. О ницшеанской сущности медиа в контексте схематологии ... 124

Д. Н. Ягодин. Публичная дипломатия в социальных медиа на примере Россотрудничества ... 126

Коммуникативные агрессии XXI века: формы и механизмы

В. С. Байдина. Дискурс вражды и алармизма в современных ток-шоу ... 131

И. Н. Блохин. Темпоральные механизмы коммуникативной агрессии ... 132

И. В. Бугаева. Демотиваторы как инструмент формирования религиозной ненависти ... 134

А. Б. Бушев. Информационные войны современной России в свете теории международных конфликтов ... 135

Н. В. Вакурова, Л. И. Московкин. Интегрированные маркетинговые коммуникации в конкурентной медиасреде ... 137

Ю. А. Головин. Глобализация: фантазии и реальность ... 139

И. М. Дзялошинский. Ресурсы и технологии медиа-агрессии ... 140

Н. Л. Иванов. Страх и ненависть в либеральной журналистике: причины провала ... 142

Р. Г. Иванян. Коммуникативные агрессии как средство солидаризации (на примере борьбы за Исаакиевский собор) ... 143

Т. С. Иларионова. Рынок научной периодики: под прессингом внешних факторов ... 145

Е. А. Королёв. СМИ преувеличивают и нагнетают. О современных формах коммуникативных агрессий ... 147

О. Е. Коханая. Глобализация: путь в будущее или начало конца? ... 148

Е.В. Кузнецова. Публичный интеллектуал в социальных медиа: источник и заложник коммуникативных агрессий ... 150

С. В. Курушкин. Коммуникативные агрессии в сообществах сетевых СМИ: «сакральные» и «профанные» интерпретации медийных событий ... 151

А. А. Лисенкова. Коммуникативные агрессии в социальных медиа ... 153

Е. В. Лукашевич. Механизмы коммуникативного воздействия в российской цифровой дипломатии ... 155

В. Д. Мансурова. «Синдром Герострата» как следствие профессиональной депривации журналистов ... 156

А. Н. Марченко. Коммуникативные агрессии в контексте конфликта мировоззрений в журналистике ... 158

В. Новяк, Д. Нарожна. Средства массовой информации в намеренном творении картин действительности – постправда и агрессия в медиа ... 159

А. М. Огороднова. Скандал как форма профессионального взаимодействия политиков и журналистов ... 161

Е. Е. Пронина. СМИ и журналистика: пути расходятся? ... 162

Т. В. Рожкова. Коммуникативные агрессии в региональном медиапространстве ... 164

В. А. Сидоров. Коммуникативные агрессии современности: предтечи и состояние ... 165

С. И. Сметанина. Коммуникативные провокации в СМИ ... 167

О. В. Третьякова. Право и этика как факторы редуцирования коммуникативной агрессии ... 169

Я. Э. Угленко. Агрессивные коммуникации в современных СМИ: международный опыт ... 170

В. А. Чалапко. Современная российская периодика в поисках национальной идентичности: столкновение позиций ... 172

СМИ в противодействии терроризму

С. В. Ашенова. Проблема терроризма в контексте политизации современных медиарисков ... 177

А. С. Бугаева. Принципы работы журналиста в условиях террористической угрозы ... 178

Ю. В. Бурова. Потенциал региональных СМИ в противодействии терроризму (на примере Республики Мордовия) ... 180

Н. Л. Волковский. Терроризм: базовые каналы распространения идеологии ... 182

Го Цэньси. Экстремальная ситуация: этические нормы освещения ... 183

А. Н. Гришанина. Профилактика речевых угроз экстремистского характера в социальных сетях ... 185

Е. Н. Ежова. К вопросу об информационных рисках и угрозах в Северо-Кавказском регионе: опыт лингвистических экспертиз медиатекстов ... 186

Ли Жань. Проблемы освещения терроризма в СМИ ... 188

Л. П. Марьина. Медиатизация политического процесса: новые стратегии информационных войн ... 189

Наини Альберт Мухаммад Исрун. СМИ и терроризм в современном мире: Индонезия ... 191

Ю. С. Палий, А. Ю. Палий. Терроризм как коммуникация: психологический аспект ... 192

Л. А. Поповец. Проблемы освещения терроризма в СМИ ... 193

Ци Цун. Тема борьбы с терроризмом в газете «Жэньминь жибао» (Китай) ... 195

Этическая дилемма в международной журналистике: дискуссии в профессиональных сообществах

В. Т. Абишева. О профессионализме с позиции журналистcкой деонтологии ... 199

И. В. Григорьев. Особенности этического релятивизма в журналистской этике стран Латинской Америки ... 200

Э. Э. Гэнэн. Роль российских и китайских международных СМИ в современном информационном пространстве ... 202

А. А. Ильинская. Этическая дилемма афроамериканского онлайн-ресурса Freedom’s Journal Magazine до и после президентских выборов США 2016 года ... 204

Лай Линчжи. Место национальных интересов в освещении международных проблем ... 205

А. А. Новикова. Эстетическое своеобразие «открытого произведения» и мультимедийная журналистика ... 207

А. А. Паисова. Этические проблемы современной журналистики в Испании ... 208

Д. А. Ускова. Этические дилеммы современной музыкальной журналиcтики ... 210

Медиасистемы в странах СНГ: современное состояние и тенденции развития

М. Е. Аникина. Ролевые модели в современной журналистике Крымского полуострова: между нормативными представлениями и профессиональной практикой ... 215

Н. А. Аскаров. Газеты постсоветского Казахстана: основные факторы и тенденции развития ... 216

Ж. Г. Багиян. Онлайн-СМИ в медиасистеме Армении ... 218

Е. Л. Вартанова. Информационное сотрудничество на пространстве ЕврАзЭС как условие евразийской интеграции ... 220

О. Ю. Вихрова. Интеграция медиасистем стран СНГ как фактор обеспечения стабильного экономического развития государств Содружества ... 221

А. В. Вырковский. Медиасистема Республики Беларусь: борьба противоположностей ... 223

А. Е. Джазоян. Евразийское пространство: межкультурная коммуникация и новые медиа ... 225

Д. В. Дунас. Парадигмальный раскол в медиаисследованиях: вызовы для СНГ ... 227

Д. В. Жуков. Г. Г. Щепилова. Телевидение Крымского полуострова в условиях интеграции в новое государство ... 228

Н. А. Зыков, Ш. С. Нуржанова. Политические процессы и местное самоуправление Казахстана в освещении казахских и зарубежных СМИ ... 230

А. А. Мусинова. Трудности сохранения национальной культуры Казахстана в новом информационном порядке ... 232

М. Д. Обидов. Негосударственные электронные СМИ: партнер или конкурент? ... 233

С. С. Смирнов. Развитие медиагрупп Украины в условиях политической и экономической нестабильности ... 235

О. В. Смирнова. Цифровое неравенство в национальном контексте стран СНГ ... 237

З. Ф. Хубецова. Модель журналистики для стран СНГ: от советского к постсоветскому ... 239

Муниципальная пресса в системе СМИ мегаполиса

О. Ю. Вихрова. Муниципальные СМИ как инструмент повышения финансовой грамотности населения ... 243

Мариан Геруля, Иоанна Геруля. Силезская метрополия как коммуникационное пространство периодических массмедиа ... 244

В. В. Кихтан. Предметно-тематические и жанровые особенности общественно-политической газеты «Наше время» ... 246

Е. Н. Клемёнова. Давайте поговорим о религиозной региональной прессе ... 248

Г. В. Куличкина. Детская аудитория как фактор жизнеспособности муниципальной газеты ... 249

Г. С. Мельник. Муниципальная пресса Санкт-Петербурга и Ленинградской области как ресурс формирования комфортной территории ... 251

В. Ф. Олешко. Муниципальная пресса в зеркале социологии ... 252

А. В. Пустовалов. Региональные газеты и соцсети Пермского края: реструктуризация информационного поля ... 254

Н. О. Свешникова. Особенности медиапространства федерального и регионального уровней .... 256

Е. А. Шурыгина. Информационная повестка дня региональной общественно-политической радиостанции в условиях социально-экономической нестабильности ... 257

Спортивная журналистика в прошлом и настоящем: тенденции структурных и тематических изменений

К. А. Алексеев. Опыт периодизации спортивной журналистики в России ... 261

Е. А. Войтик. Влияние гимнастики на гражданскую и военную деятельность россиян в первой половине XIX в.: на материале российской прессы ... 262

Т. С. Кокорина. Спортивные интернет-СМИ России: типологический анализ ... 264

Е. Г. Малышева. Тематическое своеобразие субдискурсов современного спортивного дискурсивного пространства (на материале текстов интернет-СМИ о дзюдо) ... 266

М. С. Третьяков. Чемпионат мира по футболу 2018 года: реакция российских и зарубежных СМИ на решение ФИФА ... 267

И. Е. Фирсанков. Популяризация здорового образа жизни посредством развития канала на видеохостинге YouTube ... 269

 

Содержание Том 2

Коммуникативная среда СМИ: проблемы стилевого взаимодействия

Е. А. Барашкина. Стилистические доминанты колумнистики ... 11

Е. Н. Басовская. Жанр интернет-рецензии как поле стилистического боя ... 12

Н. П. Беневоленская. Гендерный аспект стилистики труда и отдыха в журнале Burda ... 14

Н. Ю. Бердышева. Спортивный медиадискурс в аспекте категорий стилистики ... 15

Н. Г. Бойкова. Эволюция невербальной коммуникации в современных телевизионных ток-шоу ... 17

В. В. Васильева. О потере анекдотом своей комической природы в профессиональном медиатексте ... 18

В. В. Волкова. Поликодовый текст в экранной ситуации ... 20

Е. В. Выровцева. Полистилизм как особенность современного публицистического дискурса ... 22

А. А. Горячев. Стилевое взаимодействие в ситуации репостинга в коммуникативном пространстве социальных медиа ... 23

И. Г. Гулякова. Принцип чередования экспрессии и стандарта: сфера действия ... 25

Л. Р. Дускаева, В. А. Салимовский. Проблема стилевой дифференциации литературной речи на нынешнем этапе развития лингвистики ... 27

М. Я. Запрягаева, А. М. Шишлянникова. Разговорность как коммуникативная основа современной публичной речи ведущих журналистов (на материале телевизионных ток-шоу) ... 28

Л. Ю. Иванова (Леонтьева). Стилевая интерференция в медиатекстах ... 30

В. И. Ивченков. Корпоративное издание в коммуникативной среде СМИ: нарративность заголовков и стилистическая неоднородность медиатекста ... 32

Т. Л. Каминская. Образ ученого в социальной сети и коммуникативные средства идентичности ... 33

В. И. Коньков. Структура медиасферы в аспекте категории стиля ... 35

Ю. М. Коняева. Глумление как деструктивная форма троллинга в медиатексте ... 37

Т. И. Краснова. Некоторые закономерности стилевого взаимодействия в медиавысказывании (стилистическая синтагматика) ... 38

О. В. Красовская. Неофициальные антропонимы в политическом медиатексте как имиджевый ресурс ... 40

А. Г. Кротова. Стилистический потенциал интернет-мемов в медиатекстах ... 42

М. И. Маевская. Проблемы стилевого взаимодействия в коммуникативной среде телевидения ... 43

А. А. Малышев. Свадьба Анны Леопольдовны и Антона Ульриха Брауншвейгского как коммуникативное событие на страницах «Примечаний к Санкт-Петербургским ведомостям» (1739 г.) .. 45

Е. П. Мурашова. Конститутивные признаки дискурса политической рекламы (на материале англоязычного политического спота) ... 47

В. Д. Наливалкин. Жанрово-стилевая инверсия отечественной рок-музыки как инструмента манипуляции молодёжным сознанием ... 48

Т. И. Попова. Стилистическая многослойность сатирического политического креолизованного текста ... 50

Н. А. Прокофьева. Стилевое взаимодействие в новых жанровых формах массмедиа ... 52

Т. Ю. Редькина. Стилистическая полифония в текстах трэвел-сайта ... 53

Л. Г. Рябова. Роль СМИ в формировании и осуществлении языковой политики ... 55

Л. Л. Сандлер. Интервью-конфронтация как способ коммуникативного взаимодействия в программе «Познер» ... 56

В. В. Славкин. Стилистический контраст и стилистический диссонанс в современных СМИ ... 58

Т. А. Спирчагова. Современный электронный дискурс: проблемы этики речевого поведения ... 60

И. А. Чуносова. Приметы стилевого взаимодействия в электронных СМИ ... 61

А. Г. Шилина. Instagram в аспекте массмедиалингвистики ... 63

Е. А. Щеглова. Термин и образ в путевых очерках 2-й половины XIX века ... 64

Практическая эстетика в смысловом поле журналистики

М. А. Бережная. Эстетика журналистики как область исследования ... 69

Е. В. Горлова. Российские журналы об изобразительном искусстве: типология, содержательные модели ... 70

Е. А. Каверина. Художественный журнал: изучение и понимание в эстетическом ракурсе ... 72

А. М. Карягина. Художественный музей в контексте СМИ ... 73

А. В. Ковалева.Эстетика комического в исторических фильмах ... 75

А. А. Новикова. Эстетическое своеобразие «открытого произведения» и мультимедийная журналистика ... 77

В. Ф. Познин. Влияние технологического фактора на эстетику тележурналистики ... 78

А. А. Пронин. «Документальный человек» на экране: эстетика репрезентации ... 80

С. Ю. Сидорова.Чувство эпохи как стиль жизни на страницах журнала Seasons of life ... 81

Е. С. Сонина. Ранние примеры инфографики в дореволюционной России ... 83

А. В. Ульяновский. Медиаформат как эмоциональное «я» зрителя в эпоху цифровых технологий ... 84

Т. И. Фролова. Стилистика повседневности в массовой журналистике ... 85

Медиадизайн: смыслы и интерпретации

С. Л. Васильев. Об удобочитаемости главной страницы сетевого издания ... 89

В. Л. Круткин. Антропология фотографического письма ... 90

С. Т. Махлина. Знаковость современного интерьера ... 92

Н. А. Морозов. К проблемам визуализации данных в научно-популярных новых медиа ... 93

Никола Попмихайлов. Графическая система византийской церковной музыки ... 95

А. Л. Свитич. Визуальная метафора как отличительная черта визуального языка качественных изданий ... 97

Т. П. Соколова. Интерпретация поликодовых урбанонимов ... 98

П. Ч. Хан. «Икономия» как культурный код парадигмы памяти-забвения ... 100

Л. В. Чернавина. Instagram и карнавальная площадь ... 102

П. П. Чобитько. Каллиграфия как основа методологических практик, развивающих композиционные и художественно-пластические навыки учащихся ... 103

К. А. Шаповалова. Визуальный диалог с мировой культурой как способ интерпретации произведений искусства о Великой Отечественной войне ... 105

Публицистический дискурс в мультимедийном комплексе

В. В. Богуславская, И. В. Богуславский.Актуализация заголовочной позиции в медиатекстах ... 109

Ван Вэйся. Мультимедийные средства как фактор трансформации СМИ ... 111

А. С. Данченко. Новостные тексты в условиях поликодовой репрезентации ... 112

М. Н. Дробышева . Роль драматурга М. Држича в становлении хорватской публицистики ... 113

А. В. Дроздова. К. Г. Паустовский: мультимедийный проект личности ... 115

И. В. Ерофеева. Нарратив «Восток-Запад» как культурема в блуждающей сюжетике российских СМИ ... 117

М. В. Загидуллина. Публицистические коды дискуссий в социальных медиа: выработка сигнальной лексики «тотальными частностями» ... 118

И. В. Колодяжный. Вопросы медиаобразования в современном публицистическом дискурсе ... 120

С. Г. Корконосенко. Фактор мотивации в деятельности медиа сообществ ... 121

А. П. Короченский. Медиакритика как дискурс ... 123

Р. Н. Лейни. Вектор конвергентной журналистики: региональный аспект ... 124

Р. П. Лисеев. Нарративная активность личности в публицистическом дискурсе ... 126

В Б. Я. Мисонжников. Публицистика осваивает сетевое мультимедийное пространство ... 127

Е. В. Олешко. Функционально-деятельностные основания для развития мультимедийного творчества ... 129

К. А. Панцерев. СМИ как инструмент информационного противоборства: практические аспекты ... 131

А. В. Полонский. Особенности травелога как жанровой формы публицистики ... 132

О. Н. Савинова. Развитие публицистического потенциала будущих журналистов в условиях формирования новой медиасреды ... 134

А. Н. Тепляшина. Новая эстетика словесного творчества публициста ... 135

В. В. Тулупов. Современная журналистика: перерождение или подмена деятельности? ... 137

А. Г. Ханова. Инструменты межкультурной коммуникации в русскоязычных зарубежных СМИ ... 139

Печатные СМИ онлайн: стратегии и технологии

Н. С. Авдонина. Коммуникативные стратегии современных массмедиа ... 143

В. А. Бейненсон. К проблеме определения понятия «новые медиа» ... 144

А. В. Вырковский, М. Ю. Галкина, А. В. Колесниченко, А. Ю. Образцова. Феномен конвергенции с точки зрения участников процесса создания медиапродукта ... 146

Е. В. Гнездилова. Новые формы взаимодействия печатных СМИ с аудиторией ... 148

А. А. Градюшко. Печатные медиа в условиях многоканальной дистрибуции: новые формы взаимодействия с аудиторией ... 149

Т. В. Золотухина. Печатный бизнес в условиях трансформации аудитории ... 151

И. И. Карпенко. Проблема качества интернет-версий печатных СМИ как одно из направлений стратегии создания АНО «Издательский дом “Мир Белогорья”» ... 153

Ю. А. Луговая. «Челнинские известия»: от печатного издания к успешному информационному сайту ... 154

О. В. Муравьева.Тенденции и стратегии развития печатных СМИ Казахстана онлайн ... 156

А. Ю. Образцова. Генезис тем в современной редакции ... 158

А. Н. Павлова. Портрет города в печатных СМИ: онлайн-источники информации ... 159

Е. М. Пак. Механизм воздействия на мотивационную деятельность интернет-пользователя ... 161

Ю. Н. Панина. Сетевые ресурсы профсоюзных периодических изданий: сравнительный опыт ... 162

И. М. Печищев. Сайты районных СМИ: практика создания онлайн-версий газет в Пермском крае ... 163

В. А. Полынов. «Большая тройка» информационных агентств в условиях конвергенции ... 165

А. В. Толоконникова. Потребление новостей на мобильных платформах ... 166

А. О. Фольц. Каналы и боты российских СМИ в Telegram: новая платформа, старые проблемы ... 168

Т. С. Черевко. Новость в условиях меняющегося медиапотребления ... 170

Аудиовизуальные СМИ в сетевом пространстве

А. Н. Бертякова. Заголовок в процессе восприятия содержания текстов СМИ (на примере заголовков телевизионных передач) ... 175

Н. В. Данилевская. Новые стратегии и тактики современной телерекламы ... 176

А. А. Ефанов. От «низовой» к «высокой» культуре: к вопросу о трансформации современного медиаконтента ... 178

Н. А. Захарченко. Ток-шоу как современный публичный дискурс ... 179

Е. А. Зверева. Реализация возможностей «новой интерактивности» в мультимедийном проекте «Афиша» ... 181

А. А. Измайлова. Телевидение и интернет на пути к слиянию: смена форматов и подбор контента ... 183

С. Н. Ильченко. Репортаж в телеэфире и сетевом пространстве: информация или интерпретация?... 184

Л. А. Круглова. Особенности интегрированных видео- и трансляционных сервисов социальных сетей ... 186

И. А. Куксин. Интернет как источник информации при освещении ЧС на ТВ ... 188

В. М. Латенкова.Социальные сети как новый формат распространения аудиовизуального контента ... 189

А. А. Малькевич. Влияние основных медийных и интернет-трендов на перспективы развития традиционного телевидения ... 191

Ю. А. Оганесова. Российский опыт применения мультимедийных технологий в телевизионной журналистике ... 193

О. Р. Самарцев. Аудиовизуальный медиаконтент: факторы трансформаций ... 194

О. В. Тихонова. Этнические аудиовизуальные СМИ России в сетевом пространстве ... 196

С. И. Шелонаев. Аудиовизуальные СМИ: топологический подход ... 198

Телевидение как рассказчик

Е. С. Мозгова, Л. Б. Крюкова. Популяризация научно-исторических знаний в просветительских программах на российском телевидении ... 203

Н. С. Гегелова. Проблемы развития научно-популярного телевидения на российских телеканалах ... 204

Л. Р. Кинзикеева. Нарратор в документальном фильме Николая Картозии и Антона Желнова «Саша Соколов. Последний русский писатель» ... 206

Б. В. Лебедева. Дисбаланс юмора и страха в современной визуальной культуре ... 207

В. Ф. Познин. Нарративные конструкции мемориальных фильмов ... 209

А. А. Пронин. Документальные телефильмы о Льве Троцком: нарративные стратегии и когнитивный потенциал ... 210

Е. Б. Футерман. Приемы создания поликодового трейлера на примере работы Леонида Парфенова ... 212

Фотожурналистика в пространстве мифотворчества

М. А. Ващук. Мифотворчество в советской спортивной журналистике второй половины ХХ века ... 217

Е. А. Новикова. Роль фотожурналистики в мифологизации массового сознания в период социально-экономических кризисов ... 218

Интеграция технологий в PR и маркетинговых коммуникациях: тренды сетевой экономики Т. И. Алексеева. Public Relations как одна из парадигм современного социогуманитарного знания ... 223

Э. К. Ахматшина. Функционирование политического коммуникативного пространства в странах БВСА на примере спутникового арабского телевидения ... 224

Л. В. Балахонская. Конвергентные тексты в связях с общественностью ... 226

Н. Ю. Белякова. Массовые маркетинговые коммуникации в эпоху сетевой экономики: избавляясь от посредников, мотивируя соучастие ... 228

Е. А Бобина. Коммуникационные технологии сетевого продвижения компании в индустрии моды ... 229

С. В. Богданов. «Мерцающие» события: особенности фейковых новостей и их место в стратегических коммуникациях ... 231

Е. В. Быкова. Интеграция технологий геймификации в PR и маркетинге ... 233

Н. В. Вылегжанина. Тренды сетевого продвижения компаний и услуг в сфере Health&Beauty ... 234

Д. П. Гавра. Интеграция инструментов digital коммуникации в индустрии здоровья и красоты ... 236

А. Н. Гуреева. Медиатизация как метапроцесс современности ... 237

В. В. Декалов. Корпоративный e-learning в условиях сетевой экономики: прагматический и критический аспекты ... 239

К. А. Демченко, Ю. Ю. Шитова. Некоторые подходы к анализу использования мобильных приложений на примере операционной системы Android ... 241

А. С. Зотова. Геймификация в социальной рекламе: новая стратегия воздействия на социум ... 242

В. Ю. Костиков. Инновационные технологии в продвижении брендов глобального спорта ... 244

И. П. Кужелева-Саган. К вопросу об онтологии современного сетевого общества ... 245

А. С. Савицкая. Сторителлинг в банковской сфере: проблемные аспекты применения ... 247

Ю. Н. Селявина. Нативная реклама и интеграция digital-технологий: опыт фармацевтических компаний ... 249

С. А. Степаньян. Современные тренды сетевой экономики ... 250

Е. Н. Сучкова, Д. П. Шишкин. Тренды, технологии и проблемы современного состояния корпоративной социальной ответственности в России ... 252

Ю. В. Таранова. Геймификация в коммуникации бизнеса с внутренней общественностью ... 253

Концепции интегрированных маркетинговых коммуникаций: современная теория и практика

М. В. Вартанова. Современная реклама моды: влияние социальных сетей ... 259

Э. М. Глинтерник. Развитие рекламоведения и проблема актуальной наукометрии ... 260

П. Ю. Гурушкин. Медиаизмерения и реклама в России: проблемы и тенденции ... 262

У. А. Дмитренко. Комплекс маркетинговых мероприятий для работы медиаредакций с социальными сетями ... 263

Жэнь Цзе. Бренд «Huawei» и особенности глобальной стратегии его продвижения ... 265

Игэ Дай. Опыт продвижения торговой марки напитка «Qoo» на рынке Китая ... 267

Е. А. Каверина. Теоретические аспекты событийных коммуникаций ... 268

В. А. Лебедева. Особенности рекламного контента в печатных и сетевых СМИ ... 270

А. А. Науменко. Как корпорации меняют медиабизнес в Беларуси ... 272

Н. А. Орехова. Образовательный и воспитательный потенциал социальной рекламы ... 273

В. Э. Оршер. Политическая реклама как маркетинговая коммуникация ... 275

Ю. О. Севостьянова. «Жанровое мышление» как способ эффективной реализации информационного повода базисного субъекта PR ... 276

М. С. Сидорова. Особенности интегрированных маркетинговых коммуникаций в социокультурной сфере ... 278

И. И. Скрипюк. Кодирование и декодирование значения в рекламном обращении ... 280

В. Ю. Ципилев. Эффективность применения интегрированных маркетинговых коммуникаций в современных экономических условиях ... 281

С. А. Черкашина. Маркетинговые коммуникации и молодые поколения потребителей ... 282

 

Избранные материалы 56-го форума 13-14.04.17 Век информации. Медиа в современном мире ВШЖиМК СПбГУ

Оригинал

http://jf.spbu.ru/actions/5093/7283.html

http://jf.spbu.ru/actions/5093/7284.html

часть 1 http://leo-mosk.livejournal.com/3933117.html

часть 2 http://leo-mosk.livejournal.com/3933428.html

часть 3 http://leo-mosk.livejournal.com/3933482.html

часть 4 http://leo-mosk.livejournal.com/3933861.html

часть 5 http://leo-mosk.livejournal.com/3934200.html

часть 6 http://leo-mosk.livejournal.com/3934338.html

часть 7 http://leo-mosk.livejournal.com/3934502.html

 

Т.1.

 

Стр. 100

М. Н. Грачев Российский государственный гуманитарный университет

ТРАНСФОРМАЦИЯ МОДЕЛЕЙ МОБИЛИЗУЮЩЕГО И ДЕСОЦИАЛИЗИРУЮЩЕГО ВОЗДЕЙСТВИЯ КОММУНИКАТИВНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ НА АУДИТОРИЮ

Автор анализирует процесс трансформации теоретических конструкций, представляющих возможности как мобилизующего, так и десоциализирующего воздействия коммуникативных технологий на аудиторию.

Ключевые слова: коммуникативные технологии, концепция Г. Лассуэлла, двухступенчатая модель коммуникации, теория культивирования, теория «установления повестки дня».

На раннем этапе исследования возможностей как мобилизующего, так и десоциализирующего воздействия коммуникативных технологий, в период после окончания первой мировой войны, которая ознаменовалась небывалой интенсивностью и эффективностью массовых пропагандистских кампаний, аудитория рассматривалась главным образом в качестве некоей пассивной массы, словно находящейся в ожидании очередного информационного воздействия и впоследствии отвечающей на него вполне предсказуемым образом.

Критика данной модели, во многом связанной с именем Г. Лассуэлла, стала общим местом во всех последующих теоретических концепциях, которые так или иначе отрицают всемогущество массового информационного воздействия. Однако «теория волшебной пули»

оказывается применимой к объяснению частного случая коммуникации, который сводится к массированному распространению информационно-пропагандистских сообщений в условиях социальной дестратификации общества при одновременном отсутствии конкуренции в коммуникационном пространстве. Соответственно для ситуаций, когда социальные связи сохраняют свою устойчивость или же распространение сообщений осуществляется в конкурентной коммуникационной среде, положения данной теоретической концепции оказываются неприменимыми.

Отчасти данное обстоятельство нашло свое отражение в классической двухступенчатой модели коммуникации, предложенной П. Лазарсфельдом, Б. Берельсоном и Х. Годэ. Согласно этой модели, воздействие массовой коммуникации на индивидов большей частью является не прямым, а опосредуется микрогруппами, где посредниками при передаче информационного воздействия выступают так называемые «лидеры общественного мнения» – лица, пользующиеся авторитетом в своей микрогруппе и дающие распространяемым сообщениям собственное толкование. При этом информационно-пропагандистское воздействие средств массовой коммуникации в большинстве случаев способно либо закрепить предпочтения, уже имеющиеся у индивида на сознательном уровне, либо актуализировать его латентные предпочтения, способствовать сознательному уточнению неопределенной позиции и лишь в крайне редких случаях воздействие может привести к переубеждению и переходу на противоположные позиции.

Если аудитория не дестратифицирована и состоит из различных устойчивых социальных общностей, то воздействие коммуникации на отдельных индивидов опосредуется достаточно сложной структурой социальных связей и отношений, что при определенных условиях может привести к снижению степени социализирующего воздействия распространяемых сообщений. Кроме того, когда коммуникация осуществляется в конкурентной среде, перед аудиторией открываются возможности выбора коммуникационных каналов в зависимости от информационных потребностей, предпочтений и идейных установок отдельных индивидов.

Более поздние модели, объясняющие механизмы социализирующего воздействия, в определенной степени восходили к идеям У. Липпмана, согласно которым в сознании индивидов под воздействием СМИ возникает упрощенный и стереотипизированный образ внешнего мира, «псевдоокружение», становящееся, наряду с самой реальностью, существенным фактором, предопределяющим и мотивирующим поведение людей в повседневной жизни. Из этих посылок исходят, в частности, традиция «культивационного анализа» (Дж. Гербнер) и теория «установления повестки дня» (М. Маккомбс, Д. Шоу, Ш. Айенгар, Д. Киндер). Отмечая достаточно высокую степень верификации данных концепций результатами эмпирических исследований, следует, тем не менее, подчеркнуть, что они практически не рассматривают проблему взаимовлияния каналов и средств коммуникации при анализе их воздействия на аудиторию.

 

Московкин Л.И., Вакурова Н.В. Информационная повестка российской парламентской журналистики в процессе политической мобилизации страны. Материалы 56-го международного форума (13-14 апреля 2017 года) / Ответственный редактор В. В. Васильева. – 2017. – № 2: в 2 томах – Том 1. – СПб: Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций, 2017. Стр. 107-108 http://jf.spbu.ru/actions/5093/7283.html

Российская парламентская журналистика сегодня формирует значительную часть информационной повестки. Наметившаяся политическая и экономическая мобилизация общества требует адекватных изменений модели журналистики на основе актуальной информации.

Ключевые слова: информационная повестка, парламентская журналистика, политическая мобилизация, фейковые новости.

В центре либеральной глобализации стоит формирование неадекватной повестки дня, генерация и эмиссия фейковых новостей, затопление содержательной актуальной информации, искажение причинно-следственных связей. Интегрированные маркетинговые коммуникации синергично соединили PR, рекламу, promotion для формирования викарирующих проектов, вытесняющих ответственное управление, зависимое от будущего развития и текущего благосостояния населения. Расхождение искусственной релевантности с текущей актуальностью, деформация массового сознания достигли беспрецедентного уровня и охвата. 2016 год принес перемены: девиация доминанты массового сознания в центростремительном направлении, обратном центробежности 80-90-х гг., политическая мобилизация с наметившейся консолидацией общества потребовали изменений модели властного управления. Сенатор Алексей Пушков заявил, что социальные сети, созданные для продвижения западных ценностей, развернулись против их создателей. Затем то же самое произошло на площадках ежегодного Гайдаровского форума 12-14.01.2017. Парламенту нового состава была поставлена стратегическая задача: обеспечить прорыв производительного роста, поскольку отсутствие прорыва угрожает гибелью. Председатель комитета Госдумы по бюджету Андрей Макаров сформулировал две тактические задачи, актуальные на текущем этапе: объединение искусственно разорванной бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики; упорядочение неналоговых сборов и оптимизация налоговой нагрузки до приемлемого уровня с переключением фискальной цели на регулирующую. Вынесению проблемы на Гайдаровский форум предшествовали многократные проверки готовности общественного мнения к восприятию необходимых перемен. На примере политической поддержки интересов транснациональных монополистов Visa и MasterCard в России было продемонстрировано внешнее глобализующее влияние на национальное законодательство. Депутаты требовали прекратить политику стерилизации ресурсов и высушивания денежной массы, замораживания потребительского спроса и преференций иностранному производству. Прошлая попытка инвентаризации неналоговых платежей закончилась смертью сенатора Вячеслава Новикова, которому это было поручено. Достигнуто достаточно много тактических побед по преодолению депрессивных решений о повышении налогов на малый бизнес, отказе от индексаций социальных выплат, тридцатипроцентном секвестре расходов бюджета. Парламенту не удалось остановить введение нового платежа с взносами на капремонт, для исполнения которого механизмов нет. Тем не менее, Госдуме удалось привлечь внимание к социально значимым проблемам и смягчить угрозы. Поток бессистемных хаотизирующих поправок усилился. Задача систематизации законодательства не могла быть выполнена. Инвентаризация законодательства в проекте ежегодного доклада была поручена Владимиру Плигину и сошла с повестки вместе с ним, когда его намеренно поставили на непроходное место в числе кандидатов от «Единой России». Одновременно был прекращен ряд других проектов по актуальным вопросам повестки дня, которые вел Плигин: анализ законодательства Украины после государственного переворота в Киеве и описание состояния правосубъектности, дефицита суверенности и утраты права на значительных региональных пространствах. Выполнение депрессивных решений исключает экономический рост в России: глобализация направлена на подавление развития, начиная с ее эпицентра в США. Перелом обозначен дискуссией Гайдаровского форума с продолжением в Госдуме.

L. I. Moskovkin The newspaper «Moskovskaya Pravda» N. V. Vakurova State University of Management, Moscow

INFORMATION AGENDA OF THE RUSSIAN PARLIAMENTARY JOURNALISM IN THE PROCESS OF POLITICAL MOBILIZATION IN THE COUNTRY

Russian parliamentary journalism today forms a significant part of the informational agenda. The emerging political and economic mobilization of society requires adequate changes to the model of journalism based on current information.

Keywords: information agenda, parliamentary journalism, political mobilization, fake news.

 

Стр. 111

А. А. Носиков Северо-Западный институт управления РАНХиГС

ПУБЛИЧНЫЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ СЕТЕВЫЕ ИНСТИТУЦИИ И ПРОЦЕССЫ МОБИЛИЗАЦИИ: СЕТЕВОЙ АНАЛИЗ ПРОТЕСТНОГО ЯДРА И ДИНАМИКА ЕГО ФОРМИРОВАНИЯ

Автор рассматривает роль публичных политических сетевых институций в процессах протестной мобилизации. При помощи сетевого анализа и метода кейсов показывается динамика формирования протестного ядра и степень влияния на него объекта исследования.

Ключевые слова: политическая протестная мобилизация, политические сети, публичная политика, сетевой анализ.

Особое место в процессах распространения новых форм коммуникации посредством сети Интернет занимают публичные политические сетевые институции (далее - ППСИ) - основывающиеся на социальных интеракциях индивидов, кооперирующихся на основе общих политических целей, задач, ценностных и идеологических установок, в своём базисе и на институциональных принципах в своей функциональной и организационной структуре, образования, инструментально опирающиеся на современные технологии обмена информацией, действующие в публичном пространстве и ставящие своей целью достижение общих политических целей как путём кооперации индивидов для осуществления политической деятельности, так и путём формирования информационной повестки дня.

Далее на основе кейса протеста «против передачи Исаакиевского собора РПЦ» будет проиллюстрировано, каким образом при помощи ППСИ формируется и растёт протестное ядро.

В публичном сетевом пространстве Петербурга на базе «Вконтакте» функционировали три ППСИ, имеющих различные институциональные основания в своей организационной структуре, но преследующие единую цель. Каждая из них симультанно и независимо друг от друга вовлекала новых участников, тем самым формируя общую сетевую карту протеста и его ядро.

Путём объединения участников протестных ППСИ в один массив был получен граф протеста, базирующийся на социальных связях.

Было произведено две выгрузки:

А) перед акцией на марсовом поле (24.01.2017);

Б) в день акции «синее кольцо» (12.02.2017).

Далее путём разбиения графа на основе принципа модулярности было выделено 7

кластеров и показана динамика их формирования:

1) представители и сторонники «несистемной оппозиции» и парламентской оппозиции в ЗАКС СПБ;

2) градозащитники, гетерогенные городские активисты, протестно настроенные рядовые граждане;

3) экскурсоводы и искусствоведы Санкт- Петербурга;

4) работники музея «Исаакиевский собор», работники других музеев, градозащитники;

5) коммунисты, левые активисты, КПРФ, НБП и иные;

6) музейные работники Эрмитажа, ВООПиК и градозащитники, творческая интеллигенция;

7) интернет-активисты (Красивый Петербург, Солидарный Петербург, Гражданин Пушкин, Чистая Вуокса и др.), журналисты, зоозащитники и прочие.

В выгрузке Б все кластеры показали рост, образовались новые кластеры - 7, 6, 5.

Динамика роста числа взаимодействующих с ППСИ акторов соотносится с расширением сетевой карты протеста и ростом кластеров.

Так, кластер 1 является ядром протеста. В выгрузке Б видно смещение всех кластеров к протестному ядру (по сравнению с выгрузкой А). Новые кластеры 7 и 6 практически сразу инкорпорировались в протестное ядро. Кластер 6 ближе к кластеру 3. Кластер 4 держится достаточно обособленно, однако имеет больше связей с кластерами 6 и 3.

Каждый из кластеров имеет свою мотивацию, но общую цель. Задачей ППСИ в таких условиях является выполнение мобилизационной функции, формируя свой мотивационный 113

контент в сетевом публичном пространстве для каждого из возможных кластеров. Сами участники ППСИ также могли формировать и распространять контент внутри своего кластера, что способствовало виральности протеста и его росту.

Не только деятельность ППСИ формировала протест, росту численности акторов способствовали и медиа, освещающие как деятельность отдельных инкорпорированных в ППСИ акторов в рамках протеста, так и акции прямого действия. ППСИ в этом случае выполняли скорее интеграционную роль, вовлекая новых участников (узнавших о протесте из СМИ) в свою деятельность путём формирования политического контента, способствующего формированию определённых ценностных установок и мотиваций.

A. A. Nosikov

North-West Institute of Management RANEPA

PUBLIC POLICY NETWORK INSTITUTIONS AND MOBILIZATION PROCESSES: NETWORK ANALYSIS OF THE PROTEST CORE AND DYNAMICS OF ITS FORMATION

The author analyzes the role of public policy network institutions in the process of mobilizing protest. Using network analysis and case-study the author demonstrates the dynamics of the protest core formation and the power of influence on it of the research object.

Keywords: political protest mobilization, policy networks, public policy, network analysis.

 

Стр. 113

А. В. Рассадин ООО «БСХ Бытовые Приборы»

«МЕДИА-ЭСКАЛАЦИЯ» КАК ПРИЁМ GR-КОММУНИКАЦИЙ

GR не всегда осуществляется публично, но бизнес может использовать СМИ для привлечения внимания, чтобы «эскалировать» проблему до центра принятия решений с помощью «информационной волны».

Мы предлагаем для такого приёма термин «медиа-эскалация».

Ключевые слова: бизнес-ассоциации, терминология коммуникативистики, PR, GR, связи со СМИ (Media Relations), эскалация проблемы (вопроса).

GR не всегда осуществляется публично, хотя и не является закрытой сферой – просто вопросы, обсуждаемые бизнесом с органами власти, далеко не всегда интересны и понятны широкой публике. Тем не менее, бизнес может использовать СМИ – напрямую или через представляющие его интересы ассоциации – для привлечения внимания к важным вопросам.

Мы использовали онлайн-поиск по новостям с названиями известных бизнесассоциаций в качестве ключевых слов и отобрали среди результатов те, что содержали значимую (проблемную) общественно-политическую повестку и были подхвачены ведущими СМИ, а не публикации новостей ассоциаций с позитивными реляциями об их деятельности. Даже беглый анализ полученных результатов показывает, что поднимаемые проблемы всегда являются острыми; часто речь идёт об ущербе, который несёт или может понести бизнес; решение нередко находится на стыке компетенций нескольких органов власти разных уровней: наднационального, федерального, регионального, муниципального - и ветвей власти: законодательной и исполнительной (напр., алкогольное регулирование в повестке дня Торгово-промышленной палаты РФ, визовый режим в коммуникациях Российского союза туриндустрии, режим налогообложения в выступлениях Российского союза промышленников и предпринимателей, режим санкций в публикациях Ассоциации европейского бизнеса). Публикации появляются на основе пресс-релизов ассоциаций, заявлений, сделанных их функционерами на пресс-конференциях и публичных мероприятиях, данных ими интервью или являются результатом аналитической работы журналистов над темой, прокомментированной представителями бизнеса. При этом поднимаемые проблемы могут вовсе не затрагивать или затрагивать лишь в незначительной степени интересы широкой российской публики, к которой как будто обращается бизнес.

По нашему убеждению, во многих случаях вынесение бизнесом (бизнес-ассоциацией) проблемы в публичное пространство вовсе не ставит своей целью проинформировать широкую публику и (или) получить от неё обратную связь, т. е. не является классическим PR. Отчасти этот тезис доказывает и сравнительно небольшое внимание, уделяемое бизнес-ассоциациями Media Relations. Адресатом, конечным реципиентом коммуникации бизнеса через СМИ являются центры принятия решений по поднимаемым проблемам -органы власти. Таким образом, эта коммуникация лишь по формальным признакам внешне выглядит классическим PR, а по сути оказывается GR. Судя по остроте и сложности поднимаемых вопросов, используется этот приём, как показывает анализ тем, выносимых бизнесом в СМИ, либо когда традиционные приёмы и методы исчерпаны и (или) неэффективны, либо в попытке оказать дополнительное публичное давление на центр принятия решений.

В проектном менеджменте такой приём называется по-английски issue/problem escalation, или в русской кальке «эскалацией проблемы (вопроса)», где «эскалация» употребляется не в устоявшемся значении ‘усиление, обострение’, а отсылает к буквальному латинскому значению ‘подъём по ступеням’, обозначая обращение к более высокому уровню принятия решения. Инициируемая бизнесом в СМИ «информационная волна» поднимает, «эскалирует» проблему до необходимого центра принятия решений, а привлечённое с её помощью внимание общественности не позволяет оставить вопрос без ответа. Предлагаем ввести для этого приёма GR-коммуникаций специальный термин «медиа-эскалация», который, смеем надеяться, понравится и пригодится коммуникативистам.

A. V. Rassadin

OOO «BSH Bytowije Pribory»

«MEDIA ESCALATION» AS A GR COMMUNICATION TECHNIQUE

GR is not a very public sphere, but business may use mass media to attract public attention in order to escalate issues to decision makers on an «information wave». A special term «media escalation» is suggested for this technique.

Keywords: business associations, government relations (GR), issue/problem escalation, media relations, public relations (PR), terminology of communication studies.

 

Стр. 123

Г. С. Филаткина Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ КАК МОБИЛИЗАЦИОННЫЙ РЕСУРС В ПЕРИОД ПРОТЕСТОВ В БРАЗИЛИИ В 2013-016 ГГ.

В статье анализируется использование социальных сетей Twitter и Facebook в качестве средств мобилизации бразильцев для участия в протестных акциях в 2013-016 гг., выявляются коммуникативные стратегии оппозиционных и проправительственных движений.

Ключевые слова: Бразилия, социальные сети, протесты, политический кризис, импичмент.

Практически все современные политические кризисы так или иначе связаны с новыми информационными технологиями, цифровой обработкой данных и стремительным развитием социальных сетей. Последние играют роль катализатора общественных движений и доказывают свою эффективность в процессах самоорганизации большого количества людей в отсутствие лидеров.

В рамках данного исследования были рассмотрены бразильские акции протеста 2013-014 гг., связанные с недовольством населения расходами государства на проведение чемпионата мира по футболу 2014 г. и ХХХI Летних Олимпийских игр, повышением тарифов на проезд в общественном транспорте, обеспечением безопасности граждан, а в 2015-016 гг. – с громким коррупционным скандалом, расследование которого привело к импичменту Дилмы Руссефф и смене политических элит в стране.

Проявлению гражданской позиции различных социальных слоев Бразилии во многом способствовала их высокая активность в социальных сетях Twitter и Facebook.

В ходе исследования было проанализировано несколько коммуникативных инструментов, которые использовало для информирования и мобилизации граждан. Было установлено, что большинство бразильских манифестаций организовывались с помощью социальных сетей. В 2013 г. наибольшее число протестов пришлось на 17-0 июня. Все объявления о протестных акциях в Facebook собрали до 3 млн участников, которые в итоге вышли на улицы в 538 городах Бразилии и 73-х за рубежом. В этот период было опубликовано более 1,5 млн твитов, связанных с протестами (пик пришелся на 17 июня – 96,5 тыс. твитов в час). Наиболее популярными антиправительственными хештегами стали #гигантпроснулся, #измениБразилию, #выходинаулицу. С помощью программы Brandviewer мы определили, что большинство этих хештегов было опубликовано в таких городах, как Рио-де-Жанейро, Сан-Паулу, Куритиба, Порту-Алегри, Ресифи, Форталеза, Салвадор. Данные хештеги были использованы в качестве лозунгов и надписей на плакатах во время протестов в этих городах.

Активное использование соцсетей способствовало появлению в 2014 г. новой формы протеста – ролезиньос (rolezinhos – уменьшительное от португальского «role», означающего «встреча», «прогулка»), во время которых молодые люди, как правило чернокожие из бедных кварталов, устраивают флешмобы в крупных торговых центрах, исполняют популярные в фавелах песни и танцуют. Так они пытаются обратить внимание властей на проблемы расового неравенства и классового разделения. Ролезиньос собирают тысячи участников с помощью «Приглашения на мероприятие», рассылаемого в Facebook группой «Ассоциация Ролезиньо “Голос Бразилии”«.

В организации протестов против президента в 2015-016 гг. использовались аккаунты в Facebook и Twitter движений «Свободная Бразилия», «Восставшие онлайн», «Выходи на улицы», «Движение против коррупции». В ответ на их сетевые призывы бразильское правительство активизировало свои группы в соцсетях. Такими стали страницы Партии трудящихся (PT), Единого центра профсоюзов (CUT) и Бразильского народного фронта (BPF). Активные действия оппозиции заставили Дилму Руссефф создать participa.br – виртуальную площадку для диалога между правительством и гражданским обществом, однако не имело большого успеха. С коммуникативной точки зрения, правительство действовало гораздо пассивнее оппозиции. Так, например, с помощью аналитического инструмента Topsy нами было установлено, что хештег #Дилмауходи! публиковался в Twitter в три раза чаще, чем хештег #Дилмаостанься! В ходе проведенного анализа были также выявлены сходства и различия в использовании соцсетей группами, выступающими за и против импичмента Руссефф, и их отношение к политическим партиям Бразилии.

G. S. Filatkina

Lomonosov Moscow State University

SOCIAL NETWORKS AS MOBILIZING RESOURCE DURING THE PROTESTS IN BRAZIL IN 2013-016

The article analyzes the use of social networks Twitter and Facebook as a means of mobilization of Brazilians to participate in the protests in 2013-2016, it reveals the communication strategies of opposition and progovernment movements.

Keywords: Brazil, social networks, protests, political crisis, impeachment.

 

Стр. 119-120

М. Э. Тюпина Санкт-Петербургский государственный университет ПОЛИТИЧЕСКАЯ ДЕМОБИЛИЗАЦИЯ: ПОНЯТИЕ И ТЕХНОЛОГИИ

Автор обращается к анализу процесса политической демобилизации. В статье рассмотрено понятие политической демобилизации, а также актуальные коммуникативные технологии политической демобилизации.

Ключевые слова: политическая демобилизация, коммуникативные технологии.

В свете последних событий мировой истории, когда арабский мир и некоторые страны Европы были охвачены волной политических протестов, исследователи по всему миру говорят об особой роли коммуникативных технологий, значительно повлиявших на протестную мобилизацию. В то время как политическая мобилизация и использование в ней коммуникативных технологий широко обсуждаются в научной среде, проблема политической демобилизации остается неизученной, как и само понятие. В нашем исследовании под политической демобилизацией мы понимаем приведение социального субъекта (объекта влияния) в состояние неготовности к политическому действию, явившееся следствием воздействия внешних акторов и основанное на подавлении и/или искажении осознанных политических предпочтений данного субъекта.

Технологии демобилизации активно применялись в ходе политических событий в России зимой 2011 года. Так, в период проведения массовых послевыборных протестов центральные СМИ не освещали в своем эфире акции, организованные оппозицией, а ограничились освещением акций в поддержку партии «Единая Россия».

Подобное «выборочное освещение» происходящих событий приводит к формированию определенной повестки дня, что, на наш взгляд, является технологией политической демобилизации. Однако очевидно, что, помимо сектора лояльных существующему политическому режиму СМИ, сегодня существует большой сектор оппозиционных и независимых СМИ, информационную деятельность которых контролировать сложнее. Если в случае с сектором лояльных СМИ контентом можно управлять, то в случае с независимыми СМИ необходимы более радикальные технологии. Подобные технологии применялись в ходе протестных событий: в начале декабря 2011 года многие сайты независимых СМИ были подвергнуты DDoS-атаке и не смогли оперативно освещать думские выборы. По данным самих независимых СМИ, хакерские атаки были инициированы заинтересованными сторонами.

Коммуникативные технологии демобилизации также активно применялись в ходе организации антикризисного марша «Весна» (впоследствии ставшего траурным шествием памяти Бориса Немцова). Так, в официальном сообществе марша в социальной сети Facebook, а также в личных блогах лидеров оппозиции – Алексея Навального, Леонида Волкова и Бориса Немцова – нами были обнаружены информационные вбросы, инициированные агентами влияния (интернет-троллями). Данные вбросы распространялись в комментариях к постам сообщества и записям в блогах и содержали в себе контент, апеллирующий к различным группам аргументации:

1. подрывающей доверие в эффективности и честности используемых оппозицией инструментов;

2. подрывающей доверие к целям, преследуемым оппозицией;

3. подрывающей доверие к лидерам оппозиции;

4. апеллирующей к неспособности оппозиции реально повлиять на ход событий в силу внутренних разногласий и отсутствия внутренней структуры.

Применение технологий демобилизации также можно было наблюдать во время недавних протестных событий по поводу наименования моста через Дудергофский канал в Санкт-Петербурге именем Ахмата Кадырова. Так, основной технологией стала технология генерирования демобилизационного контента на лояльных интернет-площадках (в частности публикации патриотического интернет-СМИ «РИА Катюша», а также публикация «независимого» расследования, проведенного популярным блогером Николаем Стариковым, в ходе которого было обнаружено, что общественное недовольство и сформировавшаяся протестная повестка дня по поводу наименования моста именем Ахмата Кадырова являются следствием «антикадыровской PR-кампании»).

Таким образом, на наш взгляд, на сегодняшний день можно говорить о следующих актуальных коммуникативных технологиях политической демобилизации:

1. управление контентом «лояльных СМИ»;

2. блокировка независимых СМИ с целью остановки генерирования мобилизационного контента протестного движения;

3. инициирование контента в нелояльных сообществах и блогах (сетевой троллинг);

4. инициирование и распространение контента в лояльных блогах и сообществах.

 

Стр. 131-132

В. С. Байдина Национальный исследовательский Томский государственный университет ДИСКУРС ВРАЖДЫ И АЛАРМИЗМА В СОВРЕМЕННЫХ ТОК-ШОУ Исследуется агрессивный коммуникативный дискурс современных ток-шоу на российском телевидении и анализируется механизм моделирования речевой агрессии и антизападного нарратива в дискуссионных передачах.

Ключевые слова: телевидение, ток-шоу, коммуникативная агрессия.

Современный мир становится все более сложным: на конфигурации в большой политике и геополитике, экономике и социокультурной сфере влияют разнонаправленные факторы, исходную комбинацию которых в тот или иной момент не всегда могут предугадать даже самые опытные эксперты. Поэтому современность представляется эпохой серьезных вызовов, среди которых называется и третья мировая война.

Особенно частотным стало употребление данного словосочетания в телевизионных дискуссиях в октябре 2016 года. Информационным поводом послужило обострение ситуаций в самых обсуждаемых горячих точках последних лет – Сирии и Украине, а также президентская кампания в США.

Тревожные новости с театра боевых действий, громкие заявления президента Обамы и будущих потенциальных лидеров администрации США, помноженные на формат жанра ток-шоу (острая дискуссия), должны были вылиться в агрессивный коммуникативный дискурс, и действительно обсуждение превратилось в чрезмерно нагнетаемую медийную истерию с грубой драматургией.

Мы проанализировали выпуски ряда общественно-политических ток-шоу – «Время покажет», «Познер» (Первый канал), «60 минут», «Вечер с Владимиром Соловьевым» (Россия-1), «Большинство», «Место встречи» (НТВ), «Процесс» (Звезда) – и выявили следующий механизм моделирования коммуникативной агрессии.

1. Выбор участников дискуссии. Создается перевес в сторону респондентов с проправительственной и пророссийской позицией. Представители иных точек зрения оказываются в меньшинстве и подвергаются системному давлению, насмешкам, иногда травле со стороны других участников ток-шоу.

2. Геополитический контекст нуждается в оценке с внешней по отношению к России точки зрения, однако иностранные эксперты, как правило, выглядят недостаточно компетентными. Подвергается сомнению их осведомленность о происходящем в конкретной стране и мире в целом: «Вы когда последний раз были в Сирии?! Вы сбежали из страны, я там чаще бываю, вы должны с оружием в руках защищать свою страну, а не отсиживаться в Москве!» («Процесс», Звезда, 20.10.16).

Участникам не дают до конца изложить свое видение ситуации: следуют короткие вопросы ведущего, требующего дать однозначный ответ на достаточно сложный вопрос. Поэтому возникает «эффект Майкла Бома»: этот вездесущий эксперт, самый частый гость телестудий, не пытается активно отстаивать свою точку зрения, выполняет роль шута. Ведущие объясняют ему ситуацию, похлопывают по плечу, снисходительно улыбаются, рассказывают русские анекдоты. Либо иностранные эксперты уходят в неагрессивную защиту, доводя обсуждение до абсурда: «Американские танки войдут в Москву через 13 часов, я закажу пиццу и буду пить пиво» («Большинство», НТВ, 14.10.16).

3. Интерес к вербальным фактам. Предметом обсуждения становятся заявления публичных персон и следующая за ними реакция (комментарии).

4. Повышенный градус дискуссии. Привычно говорить на высоких тонах, создавать наразборчивые перепалки в эфире.

5. Активная и агрессивная позиция ведущего. Амплуа беспристрастного модератора не востребовано: ведущий дискуссии доказывает свою точку зрения, поддерживая одних и провоцируя, подавляя других.

6. Драматургия программ. Стандартная композиция из нескольких блоков, границами которых становятся обсуждаемые аспекты темы и эмоциональные всплески дискуссии.

Финал часто предсказуем, поэтому используются театральные приемы, позволяющие сделать его запоминающимся: «Вот, Надана, это тебе никаб! – его ты будешь носить очень скоро, если Россия уйдет из Сирии».

7. Номинации, журналистские термины. Переводят обсуждение в дискурс вражды и алармизма. Так, «антироссийская риторика» зарубежных медиа уравновешивается «антизападным нарративом».

8. Многократность агрессивного коммуникативного воздействия через авторитетные источники информации. Запускает механизм цепной реакции в публичном дискурсе. В конечном итоге следствием такого массирования может стать устойчивость аудитории к агрессивным формам коммуникации, равнодушие, усталость от хора «агрессивных и высокомерных ведущих» и экспертов-»скандалистов».

 

Вакурова Н.В., Московкин Л.И. Интегрированные маркетинговые коммуникации в конкурентной медиасреде. Материалы 56-го международного форума (13-14 апреля 2017 года) / Ответственный редактор В. В. Васильева. – 2017. – № 2: в 2 томах – Том 1. – СПб: Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций, 2017. Стр. 137-138 http://jf.spbu.ru/actions/5093/7283.html

Особенности генетической конституции человека предоставляют широкие возможности для современных медиа и интегрированных маркетинговых коммуникаций (ИМК) на рынке экстремизма и терроризма. Соответствующие проекты стали наиболее ликвидным товаром.

Ключевые слова: агрессивность, генетическая конституция, интегрированные маркетинговые коммуникации, метажурналистика, тайм-менеджмент.

Текущие исторические процессы отличаются простотой механизмов в сочетании со сложностью описания. Доминанты человеческого сообщества как экосистемы очевидны. Это прежде всего физическая природа кризиса и множество глобализующих программ, направленных, например, на разрушение института семьи и подавление детства. Мотивация продвижения и системные цели, как правило, расходятся. Проекты множатся и меняются в зависимости от национальных особенностей и аудиторной усталости. Для их продвижения используется инструментарий современных интегрированных маркетинговых коммуникаций (ИМК). Маркетинговые коммуникации, включающие в себя PR и рекламу, нацелены на усиление конкуренции. Конкуренция, в свою очередь, порождает не только деятельностную агрессивность, но и тревожное состояние людей. Тайм-менеджмент жестко организует распорядок труда, почти не оставляя времени на отдых, в результате у человека возникает страх (в ситуациях форс-мажора доходящий до паники), что он не успеет сделать работу в срок. В данном случае проявляется скрытая цель повышения тревожности, поскольку отсутствие свободного времени снижет творческий потенциал и производительность труда на рабочем месте. В противовес зашкаливающей деловой активности (подогреваемой зачастую безостановочной погоней за деньгами) появились движения не-деяния. Их участники придерживаются позиции, что так называемой производительной деятельностью можно навредить как себе, лишившись душевного равновесия, так и обществу, повысив социальную агрессивность. Наиболее ликвидным товаром стали массовая тревожность, экстремизм и терроризм. В отличие от наркотиков и оружия рынок массовой тревожности не требует материального производства, и он полностью теневой. В классической войне определяющей информацией являются разведданные о планах противника. В современной гибридной войне определяющую роль играет информационная агрессия. На первое место по значимости выходят знания о будущей доминанте массового сознания. Для его изучения проводятся социологические измерения, а в настоящее время также осуществляется глобальный скрининг контента личной переписки и общения, в котором определяются маркеры тревожности. Параллельно совершенствуются технологии проверки реакции на пилотные проекты ИМК в регионах-полигонах, избранных для проведения экспериментов. Человек – идеальный объект для экспериментов с высокой генетической разрешающей способностью. Создать биологическое оружие на основе бактерий, вирусов или генов подавления сперматогенеза мужчин в ГМО (такие работы ведет Monsanto) оказалось невозможно. В качестве генетического оружия используется информационное манипулирование. Генетическая конституция человека допускает в своей оперативной части изменения в зависимости от полученной информации. Журналистика стала ключевой в системе властного влияния на общество. В то же время программы ИМК проводятся не через репортеров, занятых информирующей журналистикой, а через заказные PR-материалы, дающие ангажированную аналитику. Корреспонденты редакций заняты получением первичной информации, картинок и звукозаписей сказанного, что может использоваться как по назначению информирования, так и для целей метажурналистики в формате ведомственного допроса. Под заготовки ИМК используются оговорки и вырванные из контекста выражения. Для провокации оговорок используются однотипные вопросы, констатирующие уже отвергнутую позицию. Для принуждения к согласию на интервью применяются меры административного (политического) давления и откровенного шантажа. В медиасреде увеличивается поток постановочных событий и фейковых новостей. Проекты ИМК приобрели открытый характер с ориентацией на адресный сегмент аудитории при игнорировании конкурирующих источников. Вследствие особенностей генетической конституции человека рынок тревожности, экстремизма и терроризма предоставляет для ИМК широкие возможности по сравнению с продвижением материального товара или услуги прямого потребления. В России создана база, на основе которой могут получить развитие ИМК, альтернативные глобальным программам постмодернизма, деиндустриализации и атомизации общества.

N. V. Vakurova State University of Management (Moscow) L. I. Moskovkin «Moskovskaya Pravda»

 

Стр. 142-143

Н. Л. Иванов Санкт-Петербургский государственный университет СТРАХ И НЕНАВИСТЬ В ЛИБЕРАЛЬНОЙ ЖУРНАЛИСТИКЕ: ПРИЧИНЫ ПРОВАЛА

В статье анализируются последствия глобальной информационной агрессии в мировых СМИ, предметом изучения становятся причины упадка российской либеральной прессы, рассматривается зависимость либеральной прессы от политического мейнстрима.

Ключевые слова: агрессия, либеральные медиа, политический мейнстрим, транснациональные СМИ.

Информационное бурление, наблюдаемое с 2013 г. и связанное с событиями на Украине, с последующими антироссийскими санкциями и российскими антисанкциями, не могло не привести к серьезным пертурбациям в информационном поле. Опросы общественного мнения демонстрируют изменение вкуса аудитории и доверия к либеральным медиа. Какие медиа следует отнести к числу либеральных? Если согласиться с тезисом, что основой для либеральной журналистики служит либеральная идея, тогда будем полагать, что либеральная журналистика считает своим долгом распространять идеи постепенного реформирования общества с целью наиболее полной реализации индивидуальных ценностей, в частности индивидуальной свободы.

Под широкое определение попадает практически вся западная пресса мейнстрима, которая декларирует в качестве нравственных ориентиров всевозможные свободы, демократию и права человека. Либеральными себя считают российские СМИ, которые являются оппозиционными власти; впрочем, такое отождествление не имеет под собой реальной основы.

Зарубежные СМИ. Исследование ВЦИОМ (опубликовано 07.05.2015) говорит о том, что на момент проведения исследования на вопрос, «Доверяете ли Вы зарубежным СМИ», лишь 13% опрошенных ответили «да» или «скорее да». «Нет» и «скорее нет» ответили 69% участников опроса. Для сравнения в условно благополучном 2012 г. степень доверия российской аудитории иностранным медиа была значительно выше 21%. Самодискредитация зарубежных СМИ произошла, по нашему глубокому убеждению, из-за отсутствия у иностранных журналистов (Deutsche Welle, BBC, ARD) критического подхода к событиям, явлениям, фактам, что во многом объясняется редакционной политикой тех изданий, в которых они работают. В свою очередь, выстраиваемая по принципу «свой-чужой» редакционная политика западных СМИ, вероятно, обусловлена подчиненностью СМИ Европы и США политическим силам, которые немецкий журналист-расследователь Удо Ульфкотте считал транснациональными.

Агрессивная информационная политика западных СМИ не могла не привести к диссонансу в восприятии российской аудитории: личный опыт, живая картинка перед глазами, обстановка в собственной стране, мнения друзей и знакомых резко контрастировали с тем, что живописали условно либеральные западные медиа.

Российская либеральная пресса. Согласно исследованию портала «Медиалогия», по индексу цитируемости в октябре 2016 г. среди радиостанций как условно либеральные лидировали «Говорит Москва», «Эхо Москвы», «Радио Свобода». Среди газет лучший индекс цитируемости среди либеральной прессы показывает «Новая газета», но находится в общем рейтинге лишь на шестом месте. По индексу цитируемости телеканал «Дождь» на седьмом месте. Указанные индексы цитируемости не имеют ничего общего с аудиторными рейтингами.

Тот же телеканал «Дождь» перестал существовать в нормальном эфире с 2014 года, когда провел провокационный опрос о вариантах сдачи осажденного Ленинграда фашистским войскам.

Журналистика либеральных СМИ зачастую превращается в некачественную прессу мнений, где возможность выступить с оппозиционным, нередко откровенно агрессивным и нетолерантным тезисом считается высшим проявлением толерантности в том ее понимании, что свобода слова выше любых условностей.

Таким образом, на наш взгляд, в России происходит самодискредитация либеральной прессы, которая не сумела стать выразителем общественного мнения, так как не предлагает аудитории конструктивных решений, а редакционная политика строится вокруг нигилистического принципа – отрицать и критиковать во что бы то ни стало тот порядок, который существует в стране.

 

Стр. 145-146

Т. С. Иларионова Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ РЫНОК НАУЧНОЙ ПЕРИОДИКИ: ПОД ПРЕССИНГОМ ВНЕШНИХ ФАКТОРОВ

Сегодня растет рынок периодики научной направленности, что обусловлено требованиями к публикационной активности ученых, влиянием иностранных научных баз данных. Научные журналы решают сложные задачи наполнения портфеля в условиях сильного внешнего давления.

Ключевые слова: научная периодика, научные журналы.

Изменение критериев оценки эффективности специалистов, занятых в сфере науки и образования России, выработка обязательных требований к публикационной активности аспирантов и докторантов, доцентов и профессоров привели к тому, что сегмент научной периодики в нашей стране укрепился. В значительной степени это искусственно вызванное явление, которое, тем не менее, отражает общественную ситуацию и влияет на нее.

Деформация этого рынка началась с создания так называемого «перечня ВАК» – утвержденного списка научных изданий, публикации в которых были рекомендованы Высшей аттестационной комиссией РФ (ныне – при Министерстве образования и науки РФ) для защиты диссертаций.

Сегодня то, каким должен быть научный журнал, определяется мировыми игроками на рынке научных изданий и баз данных – Web of Science, Scopus, а также Web of Knowledge компании Thomson Reuters. Президент РФ подписал Указ от 7 мая 2012 г. № 599 «О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки», в котором речь шла о необходимости увеличения «к 2015 году доли публикаций российских исследователей в общем количестве публикаций в мировых научных журналах, индексируемых в базе данных “Сеть науки” (WEB of Science), до 2,44 процента». Именно это определило ориентацию российских журналов на международные образцы и способствовало организации многих новых журналов, в том числе интернет-медиа.

Ключевым для выпуска научного журнала остается вопрос его финансирования.

Международные требования сводятся к тому, чтобы издание не было «домашним», то есть не публиковало только авторов – сотрудников организации, выступающей учредителем научного журнала. Необходимо, чтобы издание представляло сообщество специалистов данного направления. Это ставит вузы и научные институты перед необходимостью печатать «не своих» за собственный счет, что фактически означает нецелевое расходование средств, как правило, бюджетных организаций. В результате большинство научных изданий пошло таким путем: взимать за публикацию деньги с авторов. Коммерциализация сферы научной периодики привела к значительным деформациям – «заавторству», плагиату, низкому качеству статей.

Давление на эту сферу идет и с другой стороны: в последние годы значительно изменился труд вузовского преподавателя, научного работника. Выросла аудиторная нагрузка в высшей школе, усложнились и умножились формы отчетности в НИИ. Сказываются и непрекращающиеся слияния и поглощения университетов и научно-исследовательских институтов.

Начиная с 1993 года в России идет изменение финансирования научной сферы: если раньше авторы получали от журналов гонорары за свои публикации, то теперь они либо сами должны платить за то, чтобы их труд увидел свет, либо выиграть грант, в рамках которого были бы средства для оплаты публикаций.

Между тем еще одной значительной проблемой является экспертная деятельность российских научных фондов, в которых поддерживаются проекты на основе преференций вузов и институтов, регионов и возраста участников – без объективной оценки качества самих заявок. В итоге финансовую поддержку получают подчас неперспективные исследователи. Понятно, что следствием этого являются публикации, не повышающие рейтинги российской науки.

Для редакции научного издания, получающего от авторов средние по своему качеству статьи, очевидно, что такой продукт невозможно продать, с тем чтобы за счет распространения (подписки или розницы) можно было вести финансирование журнала. И выход остается все тот же: редакция берет с автора деньги за публикацию.

Одной из последних новостей рынка стал проект «Диссернета» о научных журналах.

Уже на первой стадии его реализации было выявлено около 60 изданий с некорректными заимствованиями, низким качеством содержания, множественностью соавторов, среди которых и те, кто назывался организаторами «фабрик» по производству липовых диссертаций.

Состояние научной периодики в стране показывает, насколько проблемной является и сфера СМИ, и сфера науки.

 

Стр. 151-153

С. В. Курушкин Санкт-Петербургский государственный университет КОММУНИКАТИВНЫЕ АГРЕССИИ В СООБЩЕСТВАХ СЕТЕВЫХ СМИ:

«САКРАЛЬНЫЕ» И «ПРОФАННЫЕ» ИНТЕРПРЕТАЦИИ МЕДИЙНЫХ СОБЫТИЙ

Отсутствие иерархии и сугубо коммуникативная природа сообществ российских сетевых СМИ, что выражается в непрерывном артикулировании знаков медиадискурса, создают благоприятную среду для возникновения коммуникативных агрессий.

Ключевые слова: сетевое сообщество, неклассическая социальная общность, медиадискурс, артикуляция.

Сетевые сообщества в целом и сообщества российских сетевых СМИ в частности – это особый тип общностей – неклассический. В отличие от классических они обладают гетерогенностью включаемых в них индивидов, что ведет к дисперсии потенциальных иерархий и ослаблению поиска идентичности личности как части сообщества; сетевые сообщества лишаются категории народности, на смену которой приходит совместная артикуляция знаков, поступающих в сообщество из медиадискурса.

Именно совместная артикуляция знаков удерживает сообщество сетевого СМИ от распада. Таким образом, сетевое сообщество – это сообщество, непрерывно производящее коммуникацию. Входящие в него индивиды уже не смотрят на журналиста как на выступающего, который сосредоточил в своих руках всю коммуникацию в рамках этого сообщества. Напротив, сами индивиды обрели новые коммуникативные интерфейсы и сами интерпретируют события общественной жизни. Такие интерпретации склонны к взаимному наложению, создавая нестройный хор голосов, результатом которого является коммуникативный взрыв – шумиха.

Шумиха возникает там, где интерпретация социальных фактов индивидами складывается в оппозиционно настроенные по отношению друг к другу дискурсы. Разобрав более 400 материалов российских СМИ и более 1000 комментариев к ним, мы пришли к выводу, что сегодня в сообществах русскоязычных сетевых СМИ доминируют два дискурса. Один из них – сакральный. В нем установлены высшие идентичности (исторического и религиозного характера), к которым происходит непрерывная апелляция. Сакральный дискурс опирается на традицию, а не на закон, он агрессивно настроен по отношению к любому другому дискурсу, ставящему под сомнение названные здесь высшие идентичности.

Оппозиционен по отношению к сакральному другой дискурс, который мы назвали профанным. Профанный дискурс опирается на закон, а не на традицию, идеологически близок к либерализму, поддерживает рыночный уклад хозяйствования и демократические формы правления. В противовес сакральному профанный дискурс не устанавливает иных высших идентичностей, кроме закона. Легитимным в профанном смысле может быть только легальное, что приводит, например, к неприятию вхождения Крыма в состав России.

Актуальные социальные факты в современной России так или иначе интерпретируются сообществами через их сакрализацию или профанизацию. Расстрел редакции «Charlie Hebdo» (2016) привел к поляризации интерпретаций: сакрализованные сообщества отказались скорбеть по погибшим, поскольку те рисовали карикатуры на религиозных деятелей.

Профанизованные сообщества восприняли расстрел как удар по праву на свободу слова (в частности об этом сразу же после теракта заявил президент Франции Ф. Олланд), а права человека в профанном дискурсе незыблемы. Точно так же ведется интерпретация таких знаков, как «Крым», «Владимир Путин», «санкции/антисанкции», «Великая Отечественная война» и т. д.

Век назад классики социологической мысли сошлись во мнении, что сакральное и профанное принципиально несовместимы. Наше исследование двух дискурсов, являющихся результатом коммуникативной деятельности сообществ сетевых СМИ, подтвердило этот тезис. Коммуникативные агрессии обусловлены принципиальной несовместимостью сакрального и профанного.

Наиболее важным представляется вопрос: когда агрессия в сообществах способна перерасти коммуникативный характер и стать реальным социальным действием» В этом плане наиболее агрессивен сакральный дискурс, причем доминанты наивысшего коммуникативного напряжения характерны при «неверной» (с точки зрения сакрализованных сообществ) интерпретации высших идентичностей. В таком случае сакрализованные сообщества способны на агрессивные акты за пределами полей коммуникативного взаимодействия, и чем более в идеологическом плане сообщество является маргинальным, тем больше вероятность именно такого исхода.

 

Стр. 156-158

В. Д. Мансурова Алтайский государственный университет, Барнаул «СИНДРОМ ГЕРОСТРАТА» КАК СЛЕДСТВИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕПРИВАЦИИ ЖУРНАЛИСТОВ

Агрессивная реакция коммуникантов сетевых СМИ нередко является ответом на провокационные выступления профессиональных журналистов.

Основной тактикой асов журналистики становится флейминг – сознательное нарушение норм объективности и подтасовка фактов. В качестве стимулапрайма для возбуждения эмоций используется «хейт-спич» – самая вирусная эмоция в соцсетях.

Ключевые слова: прайминг, флейминг, хейт-спич, «после-долга», гедонистическая агрессия.

«Как и любой из своих блогов, данный намерен использовать ради вивисекции сограждан. Попытаюсь тестировать аудиторию: мне любопытна реакция читателей/слушателей/зрителей на аккуратные провокации», – так анонсирует свой творческий метод «медиаидеолог & публицист» газеты «Московский комсомолец» Евгений Додолев.

Ещё откровеннее в книге «Искусство оскорблять» (М.: «АСТ», 2016) презентует свою миссию Александр Невзоров. Слова-концепты «вивисекция», «провокация» и «оскорбление» не случайно положены журналистами в основу коммуникационного мейнстрима. Являясь стимулом-праймом – «преднастройкой», «подсказкой», «эффектом предшествования» (См.: http://virtualcoglab.cs.msu.su/projects/priming.html), они сказываются на актуальной когнитивной деятельности коммуникантов и обнаруживаются в качестве локального влияния неосознаваемой ими информации на эффекты её осознания. По известному афоризму Л. Витгенштейна, в языковую игру нельзя играть в одиночку, и потому многочисленные лайки, репосты и ретвиты в сетевых версиях популярных изданий, «простимулированные» асами коммуникации, «захлёбываются» негативной экспрессией.

Как доказали психологи, ответная реакция является вербализацией той же эмоциональной валентности, что задаётся предшествующим праймом. Диапазон её широк: от глумления и цинизма до демонстративной агрессии.

Девальвация функции журналистики как посредника социального взаимодействия привела к трансформации её модуса в профессиональной коммуникации. Конкуренция с армией сетевых медиа-активистов подвигла «избранных» журналистов на освоение стратегий, призванных по-новому «глаголом жечь сердца людей». В период социальной нестабильности, геополитических и экономических потрясений самым уязвимым в обществе оказывается массовое ощущение несовершенства мироустройства. Создание новой коммуникативной реальности, где сметаются правила и нормы и всё, что было запрещено, становится разрешённым, воплощается в коммуникативной функции тотальной инвективы.

Аккумулируя негативные смыслы и коннотации, диссонансная фатика, порождаемая провокативным коммуникативным поведением авторов блогов и гневных филиппик, создаёт почву для асоциальных, в том числе и агрессивных реакций коммуникантов. Как явствует из теории социального научения (L.Berkowitz, A.Bandurа), агрессия возникает только тогда, когда имеются «посылы (побуждения) к агрессии», и её проявление во многом схоже с выработкой условных рефлексов. Чувство гнева – главный пусковой стимул возникновения агрессивной реакции. И, как показывают исследования, гнев – хейт-спич – самая вирусная эмоция в соцсетях.

Она разносится мгновенно, и, по закону эмерджентности сетевой коммуникации, эффект «вирусного поражения» превосходит заряд первоначального, казалось бы, невинного «спича» – то о напрасных жертвах блокады Ленинграда, то об «абажурах» из кожи узников концлагерей...

Основной тактикой продвижения «вируса» агрессии является флейминг -спор ради спора – как вербальная агрессивная атака, сознательно нарушающая принципы конструктивной дискуссии. Журналист-инвектум, прибегающий к данной тактике, сознательно извращает общепринятые факты, нормы и оценки, стремится самоутвердиться, испытать специфическое удовольствие от демонстрации собственного цинизма. Такая гедонистическая агрессия восходит к синдрому Герострата, отнесённому к моральной патологии.

Французский философ и социолог Ж. Липовецки небезосновательно констатирует наступление эпохи «после-долга» (apres-devoir), эпохи «минималистской» морали (Липовецки Ж. Эра пустоты. Эссе о современном индивидуализме. М., 2001). В исследовании психологов (A. Bandura) зависимость от подобных агрессивных (деструктивных) проявлений напрямую связывается с нарушением моральных стандартов, которые всегда сопровождаются самооправданием и имеют в основе механизмы рационализации. Таким механизмом отступления журналистов в эпоху «после-долга», по всей видимости, является профессиональная депривация – отказ от необходимости выполнять собственную социальную роль.

 

Стр. 159-160

В. Новяк, Д. Нарожна Университет имени Адама Мицкевича. Познань, Польша СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ В НАМЕРЕННОМ ТВОРЕНИИ КАРТИН ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ – ПОСТПРАВДА И АГРЕССИЯ В МЕДИА

СМИ играют ключевую роль в сотворении картин действительности. В созданном видении действительности есть место для постправды (post-truth) и проявлений ненависти между индивидами, социальными группами и даже государствами.

Ключевые слова: средства массовой информации, коммуникативная агрессия, постправда.

Представленный материал – результат работы коллектива исследователей, созданного в Университета им. Адама Мицкевича. В состав коллектива входят: проф. Анджей Стелмах (Andrzej Stelmach), проф. Пётр Павэлчык (Piotr Pawelzyk), проф. Войцех Новяк (Wojciech Nowiak), доктор Якуб Якубовский (Jakub Jakubowski), доктор Доминика Нарожна (Dominika Narozna), доктор Анатоль Чабан (Anatol Czaban) и доктор Вальдемар Ярачэвский (Waldemar araczewski).

Анализ темы связан с попыткой решения нескольких проблем и проверки следующих гипотез: современные медиа – как традиционные (ТВ, пресса), так и интернет-медиа – содействуют творению негативной картины по отношению к определённым группам;

негативная картина мира порождает эмоции, которые имеют непосредственное отношение к распространенным политическим оценкам; интернет-общение содействует радикализации высказываний участников диспута; сугубо агрессивный язык, употребляемый в комментариях, касается политики и мировоззренческих вопросов; язык интернет-дискуссий существенно влияет на поляризацию политических взглядов; чувство безнаказанности и анонимность воодушевляют участников к употреблению агрессивного языка в политических текстах.

В наших исследованиях затронут феномен постправды и агрессивные аспекты сознания активных в общественных медиа молодых людей в возрасте от 19 до 25 лет. Анализ коснулся как сообщений общественно-политического характера, так и языка ненависти, характерного для мероприятий массового характера (псевдоболельщики). Результаты также затрагивают появляющиеся в польских медиа сообщения о России и русском обществе в целом. По оценке авторов, это имеет существенное влияние на настоящие и будущие отношения с нашим соседом – Россией, а также на восприятие Польши сквозь призму других участников международных отношений – НАТО и ЕС. Искусственно формируемые медийные картины России, как и реальные отношения с ней, являются примерами, позволяющими понять уровень будущей проблемы.

Наш коллектив надеется на углубление компаративного анализа совместно с исследователями из России.

 

Стр. 161-162

А. М. Огороднова Санкт-Петербургский государственный электротехнический университет «ЛЭТИ»

им. В. И. Ульянова (Ленина)

СКАНДАЛ КАК ФОРМА ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ПОЛИТИКОВ И ЖУРНАЛИСТОВ

В контексте концептуальных идей М. Кастельса и П. Бурдье рассматриваются скандалы как форма профессионального взаимодействия политиков и журналистов. Раскрываются последствия скандалов как для ролевой, так и социальной идентификации агентов политики.

Ключевые слова: скандалы, политическая коммуникация, медиаполитика.

В политической и медийной сферах скандалы уже давно рассматриваются как эффективный прием управления электоральным и массовым сознанием: «скандал – это борьба за символическую власть, в которой репутация и доверие попадают под угрозу» (Томпсон Дж., 2000). М. Кастельс полагает, что политика скандала стала более укорененной и типичной формой борьбы за власть, чем ведение упорядоченной политической борьбы в соответствии с нормами государства. В сердцевину политической жизни скандалы, по его мнению, вошли как следствие формирования медиаполитики. Идеи Кастельса созвучны идеям французского социолога П. Бурдье, который описывал интеграцию журналистского поля в политическое, предлагая взглянуть на политику как на игру. В ходе нее участники (политики и журналисты)

конституируют и воспроизводят «игровое поле» как пространство политических позиций и объективных связей между этими позициями, специфических капиталов и ресурсов, а также как пространство политических агентов, занимающих те или иные позиции в политике.

Приведенные далее примеры использования скандалов в профессиональном взаимодействии политиков и журналистов иллюстрируют этические и профессиональные последствия такого рода взаимодействия, а также демонстрируют наличие глубинного конфликта, сопутствующего работе журналистов, а именно – высокий риск действия по двойным стандартам: «что я должен делать» и «что эффективно».

Ситуация 1. Проходя по коридору Законодательного собрания Санкт-Петербурга, вице-спикер А. Дроздов, по словам очевидцев, обратился к журналистке «Новой газеты» А. Гармажаповой, умышленно исказив ее фамилию и, тем самым, придав фамилии обижающее оскорбляющее звучание. Журналистка поддалась на провокацию со стороны депутата и начала с ним словесную перепалку. Поведение депутата можно охарактеризовать как хамское, провоцирующее ситуацию оскорбительную, но не скандальную. Однако реакция журналистки придала пошлости идеологическое и даже национально-конфликтное содержание, переведя ситуацию в категорию скандальной, и наряду с этическими аспектами обострила аспекты политические: поведение хама было представлено как пример поведения депутатов вообще, унизительного обращения с обычными людьми представителей государственной власти.

Ситуация 2. В результате аварии на трассе «Скандинавия» в конце 2016 г. погибли вицеспикер Законодательного собрания Санкт-Петербурга Павел Солтан и его жена. В живых осталась их дочь Анастасия, получив серьезные травмы. Выписавшись из больницы, она оказалась под пристальным вниманием журналистов, следивших за реабилитацией девушки.

Информационная группа телеканала «Life78» организовала и провела съемки интервью с Анастасией накануне ее дня рождения. Через несколько часов после записи интервью Анастасия выбросилась из окна. Интервью вызвало осуждение работы тележурналистов в профессиональном сообществе, которое оценило произошедшее как скандал. В СМИ и социальных сетях были опубликованы многочисленные комментарии о связи между смертью Анастасии Солтан и действиями сотрудников «Life78». Однако уголовное дело не было заведено, и сотрудники телеканала, считая себя непричастными к трагедии, уверены в эффективности проделанной работы и своем профессионализме.

Таким образом, использование скандалов в профессиональной деятельности неизбежно отражается на тех социальных группах, которые обращаются к этому механизму (в частности, на самоидентификации политиков и журналистов), а также на восприятии общественностью этих профессиональных групп. Даже если на первый взгляд цель оправдывает средства, то на второй – разрушает как саму цель, так и средства.

 

Стр. 162-163

Е. Е. Пронина Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова СМИ И ЖУРНАЛИСТИКА: ПУТИ РАСХОДЯТСЯ?

В докладе рассматривается кризис СМИ, вызванный нарастающим противоречием между медиаиндустрией и журналистикой. Ставится вопрос о путях развития СМИ в ХХI веке.

Ключевые слова: медиакорпорации, персональные медиа, журналистика, медиапсихология.

Основная беда современной медиаиндустрии состоит в том, что она далека от духовной жизни человека и движима исключительно двумя соблазнами: желанием больших денег, с одной стороны, и безраздельной власти над аудиторией, – с другой. Бoльшая часть современной медиапродукции – кино, телесериалы и теле-шоу – является чем-то средним между «монументальной пропагандой», лицемерной проповедью всеобщей братской любви и безоблачного мира и самым разнузданным зрелищем, давно превзошедшим сакраментальную идеологему «хлеба и зрелищ». Характерное соединение циничного притворства, снобистского апломба и безграничной самоуверенности можно увидеть практически повсюду, где работает медиабизнес. Возникает ощущение, что это одна и та же структура, которая под сурдинку стала глобальной и вездесущей.

24 января 2017 года Джасем Раджаб, ведущий телевизионного шоу в Кувейте, облил своего гостя – популярного блогера – бензином и поджег в прямом эфире. Смысл 163

акции был в том, чтобы доказать зрителям, что кричащий от ужаса гость является «самым крикливым» пользователем Instagram (не исключено, что скрытым мотивом была банальная зависть к сопернику в медиапространстве). Следует отметить, что, против ожидания автора экстравагантного шоу, зрители не пришли в восхищение от задумки. Они были шокированы жестокостью увиденного и потребовали наказать ведущего, несмотря на все его оправдания.

Впечатляющие картины разрушений знакомых кварталов, сделанные с применением компьютерной графики мировых стандартов, не помогли создателям нового российского фильма «Притяжение» закамуфлировать ученическое, шаблонное повторение задов западной пропаганды мультикультурализма – концепции, давно утратившей убедительность даже для ее авторов и сторонников в лице самой А. Меркель. Объяснить бросающуюся в глаза небрежность и логические неувязки в сюжете как этого фильма, так и других глубокомысленных кино- и телепритч, сделанных по простым рецептам, можно только цинизмом и непомерной самоуверенностью новых «инженеров душ», которые слишком полагаются на современные мультимедиа, думая, что нашли безотказную отмычку к сердцам и кошелькам людей.

Однако события последнего времени, демонстрирующие осечку за осечкой глобальных медиа в «управлении» аудиторией, – выход Англии из Евросоюза, победа Дональда Трампа, ослабление влияния евроидеологии, несмотря на мобилизацию глобального административного ресурса, – свидетельствуют о другом. В период избирательной кампании 2016 г. в США практически все СМИ выступили на стороне кандидата от правящей партии – Хилари Клинтон и рьяно распространяли «сплетни в виде версий» и прямую ложь, потерпев в итоге поражение от человека, имевшего в распоряжении из всех СМИ только личную страницу в Твиттере, благодаря которой он «обошел сторожей в лице мейнстримных СМИ» (Макс Кайзер).

Новые технологии не отмычка к человеческой психике, а одно из ее лучших творений и инструмент саморазвития. Именно они становятся мощным оружием самозащиты личности и мобилизации ресурсов коллективного разума. Всякое лицемерие и ложь все быстрее изобличаются, и каждый лжец получает то, что заслуживает.

Массированная атака на аудиторию со стороны медиакорпораций, аффилированных с властью и бизнесом, в последнее время действительно беспрецедентна. Напор тем больше, чем очевиднее его бесплодность. Проповедь все лицемернее, зрелища все грубее, приемы все беспардоннее. Но жизнь человеческого духа продолжается за пределами шоу-бизнеса и корпоративной журналистики. «Будущее российской журналистики в том, что сегодня она может прекрасно существовать вне традиционных институтов СМИ» (Всеволод Пуля, факультет журналистики МГУ), – говорят эксперты, и это симптоматично.

Вырастает новая журналистика – журналистика личных медиа. Вместе со своей разрушенной репутацией уходят со сцены прежние «учителя жизни» – крупные вещатели. Таков урок, который, надо думать, будет усвоен грядущими СМИ. Какими они будут, чтобы соответствовать уровню мышления ХХI века, – вот вопрос, с которого начнется новый отсчет.

 

Стр. 167-168

С. И. Сметанина Санкт-Петербургский государственный университет КОММУНИКАТИВНЫЕ ПРОВОКАЦИИ В СМИ

Чрезмерная субъективация современного медиадискурса – одна из причин появления в журналистских текстах высказываний, провокативных с точки зрения соответствия действительности и нарушающих этико-речевые нормы публичной коммуникации.

Ключевые слова: провокация, этико-речевые нормы, субъективация, медиадискурс.

В реакции на высказывание Петра Толстого в январе 2017 г. о протестующих против передачи Исаакиевского собора в собственность русской православной церкви как о людях, которые «являются внуками и правнуками тех, кто рушил наши храмы, выскочив там... из-за черты оседлости с наганом в семнадцатом году», несомненный интерес для осмысления теории и практики СМИ вызывают многочисленные реплики о том, что потомок Л. Н. Толстого еще не чувствует себя политиком, хотя стал заместителем председателя Государственной Думы, и по-прежнему позволяет себе свойственные современной журналистике подчеркнуто личностные, чрезмерно субъективные комментарии, в которых доминируют рассчитанные прежде всего на эмоциональную реакцию аудитории образные и оценочные средства при редукции фактологической и логико-понятийной основы. Действительно, наблюдения за речевой канвой текстов СМИ нового столетия позволяют сделать вывод о том, что если, освобождаясь от клише советской прессы, в конце ХХ века журналистика, чуткая ко всему новому, черпала свой выразительный потенциал в постмодернистской парадигме художественности (языковая игра, интертекстуальность, полилог контрастных стилистических регистров) и умело балансировала между разными творческими подходами к осмыслению реальных событий – литературно-художественным и массмедийным, – то в новом столетии журналисты, словно ориентируясь на свойственную социальным сетям агрессивную, провокативную интернет-стратегию троллинга, постепенно овладевают его приоритетной интенцией самовыражения и осваивают его стилистические ресурсы, в основе которых – этико-речевая некомпетентность.

Стремление к самовыражению в большинстве случаев связано сегодня с искажением фактов, с произвольным подчинением их собственной точке зрения. Так, Александр Невзоров, пытаясь по-своему интерпретировать историю России, которая, по его словам, «практически целиком вымышленная», строит свои рассуждения на иллюстрациях, не совместимых с реальным положением дел: «героическое покорение народов малой Сибири Ермаком привело к их геноциду и истреблению» (Эхо Москвы.

02.11.2015). О каких народах идет речь? Почему народы Сибири, несмотря на геноцид и истребление, населяют ее до сих пор? Ведь «истребить» – это полностью уничтожить.

И если подобное противоречие думающая аудитория СМИ способна воспринять как алогизм, то в другом высказывании – очевидное оскорбление тех, кто ассоциирует себя с понятием «русский мир». Журналист характеризует его как «сборище уголовников и ничего больше» (Там же).

Следует заметить, что это стремление к чрезмерному самовыражению косвенно касается и отступления от этико-речевых норм, так как вводит в заблуждение адресатов сообщения. Но особенно ярко этико-речевая некомпетентность проявляется в употреблении экспрессивных номинаций, оскорбляющих тех, по отношению к кому они используются.

Часть из таких журналистских номинаций, нарушающих этико-речевые нормы, справедливо можно назвать медиа-мемами по аналогии с интернет-мемами («ватники», «хомячки», «жидобандеровцы»), тиражируемыми и обрастающими новыми смысловыми нюансами.

Например, имя А. Навального в контексте уголовного дела сети косметических бутиков Ив Роше сопровождается в СМИ номинацией «парфюмер», активно используемое в медиасфере слово «хунта» («киевская хунта», «украинская хунта») появляется и в публикациях, прямо не связанных с событиями на Украине («любимец киевской хунты А. Макаревич», «хунта силовиков», «ставропольская хунта»); Государственная Дума шестого созыва из-за большого количества принятых запретительных законов получает пренебрежительное прозвище «взбесившийся принтер».

В целом прочно вошедшие в коммуникативное пространство неклассические письменные практики современности безусловно повлияли на все виды творчества, обновив и медиадискурс, в котором сегодня отчетливо прослеживается ориентация на провокативные стратегии сетевого троллинга.

 

Стр. 170-171

Я. Э. Угленко Донской государственный технический университет, Ростов-на-Дону АГРЕССИВНЫЕ КОММУНИКАЦИИ В СОВРЕМЕННЫХ СМИ: МЕЖДУНАРОДНЫЙ ОПЫТ

Материал посвящен актуализации исследовательского интереса к проблеме применения агрессивных коммуникаций международными СМИ. Представленные примеры демонстрируют масштаб явления и интенсифицируют общественный поиск достоверной информации.

Ключевые слова: СМИ, коммуникативная агрессия, выборы в США.

Темой многочисленных публичных дискуссий в российском медиа- пространстве является достоверность предоставляемой в СМИ информации. Сегодня особенно остро стоят проблемы верификации информации и коммуникативных агрессий, формирующих общественный дискурс. Эти проблемы давно перешли с локального на международный уровень. В большинстве случаев данная тенденция проявляется в условиях социально-политической турбулентности, в которых общественность становится заложником происходящих дезинтеграционных процессов или подвержена серьезному влиянию определенных обстоятельств. Спекулятивность новостной ленты, имеющая целью привлечение внимания, – феномен с глубокими корнями. Примечательно, что природа явления и угрожающий масштаб обусловлены глобальным внедрением высокоскоростных каналов массовой коммуникации (социальные сети, мессенджеры, Интернет-платформы и т.д.); в новых условиях возникла необходимость молниеносной реакции представителей классических СМИ. Очевидно, что новостная гонка приводит не только к снижению качества подачи журналистского материала, но и к появлению откровенно спекулятивных новостей, способных стать катализатором социальной напряженности.

Совсем недавно иностранные и отечественные новостные порталы были переполнены всевозможной информацией о ходе президентских выборов в США.

Использование агрессивных контекстов в СМИ отражает современные тенденциозные явления, а степень воздействия на массы и границы дозволенного стали предметом внимательного изучения наблюдателей. Одним из вопиющих случаев спекуляции стал сюжет международного телеканала «CNN» на тему возможного покушения на первых лиц новой администрации во время инаугурации. Другой пример агрессивной коммуникации презентовала влиятельнейшая американская газета «The Washington Post» со статьей, призывающей к всеобщему бойкотированию церемонии передачи власти новому президенту. В эфире британской радиовещательной службы «BBC World Service» рассматривались вопросы необходимости подчинения приказам президента. Череда эпизодов спровоцировала широкую публичную дискуссию о наличии отклонений от стандартов подачи информации и об участившемся количестве случаев использования агрессивной коммуникации мировыми СМИ. В данном процессе примечательно отсутствие связи между авторитетом медиа, политикой редакции, степенью государственного контроля информационного пространства и другими параметрами современных массмедиа.

С исследовательской точки зрения, представленные кейсы важны по ряду причин. Во-первых, новостные порталы занимают первые места в мире по величине охвата аудитории, обладают огромным побудительным потенциалом. Во-вторых, технология, эксплуатируемая СМИ, имеет агрессивно-манипулятивный характер с трудно предсказуемыми последствиями. В-третьих, агрессивные коммуникации – быстро распространяющийся метод, перенимаемый многими игроками глобального медиарынка.

Опасность данного процесса заключается в том, что в период социальной напряженности массовая аудитория становится особенно уязвимой, понижаются способности критической оценки, у граждан возникает подсознательная настроенность на враждебность и милитаристские настроение. Коммуникативная агрессия, проявляющаяся в средствах массовой информации, усиливает напряженность, ведет к открытому проявлению конфликтности на социальном, политическом и других уровнях.

Таким образом, участившаяся мировая практика применения агрессивных контекстов с целью подогревания интереса публики – опасная тенденция, сопряженная с непредвиденным результатом. Очевидна необходимость выработки нового подхода и переоценки нынешних стандартов подачи информации. СМИ могут и должны играть консолидирующую роль в решении назревших угроз современности и преодолении общественной дезинтеграции, так как обратная сторона процесса опасна для всех.

 

Стр. 185-186

А. Н. Гришанина Санкт-Петербургский государственный университет ПРОФИЛАКТИКА РЕЧЕВЫХ УГРОЗ ЭКСТРЕМИСТСКОГО ХАРАКТЕРА В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ

Рассматриваются: вопросы изучения диалогов сетевого пространства с целью выявления экстремистских проявлений; речевые анонимные угрозы в медиатекстах; деструктивность личности как причина угрозы; технологии коммуникации, активно использующие анонимное общение.

Ключевые слова: личность, сетевое пространство, словесный экстремизм, речевая угроза.

В последнее время в медиапространстве появляется немало высказываний экстремистского характера, речевые действия бывает трудно оценить на предмет наличия угрозы, призыва; они оформляются как скрытые побуждения к совершению действий (в том числе насильственных, дискриминирующих какие-либо группы); в виде элементов пропаганды идеологии насилия. Одной из форм речевой угрозы становятся вторичные цитаты идеологических источников, выхваченные участниками коммуникации из контекста (из Библии, Корана, Торы).

Интент-анализ материалов показал: с помощью указанных приемов человек пытается анонимно заявить о себе, продемонстрировать свою силу или хотя бы отсутствие слабости, применить вербальную угрозу в связи с социальной депривацией. Мнение автора во многих случаях является оценочным, сформированным в координатах «хороший-плохой», информация – личностно-рефлексивная.

Кибернетизация общества последних десятилетий привела к развитию такого явления в социальных сетях, как отчуждение, «опредмечивание» человека (Э. Фромм).

Деструктивная личность пытается навязать собственные иллюзии другим, по социальным сетям годами «гуляют» одни и те же изображения и фразы, приписываемые известным людям, они выстраиваются в речевое сообщение по типу анекдотов с тем различием, что вместо ироничного смеха за словом может стоять риск исполнения угрозы.

Сетевая среда несет в себе огромную нагрузку социального, она вмещает все привычные современному человеку ритуалы, позволяющие каждому типу субъектности функционировать в ней. В социальных сетях сложился определенный язык общения, своя система обмена информацией. У человека появляется иллюзия выбора: поддержать языковое равновесие или же сохранить свое «Я» вопреки принятым в данном сообществе правилам. Не все претензии психолого-лингвистических норм и правил могут быть достаточно обоснованны, более того, они не всегда осознаются тем, кто оказывается в интернет-контакте.

С долей осторожности можно сказать, что сетевая среда мегаполиса выполняет функцию фрейдовского Супер-я: что бы человек ни находил в интернет-новостях, все должно быть им постигнуто через взаимосвязь поколений, стилей, мыслей. Не воображаемое является продолжением символического, а символическое является продолжением воображаемого. Психологическое различие проявляется в скорости подачи информации, степени доступности ее потребления, иногда зависит от времени суток, состояния и настроения читателя.

Следовательно, диалоги в социальных сетях могут быть оценочными, но далеко не всегда безобидными, это зависит от особенностей личности автора. Тенденции размещения информации сводятся к следующему: 1) в большинстве случаев медиа-агрессия выражается с помощью сарказма, для пользователя это и прием самопрезентации; 2) важным средством самовыражения (и часто демонстрации угрозы) служат иллюстрации, фотографии реальных людей, они дополняются подходящими по смыслу надписями и зачастую несут в себе признаки медиа-агрессии; 3) материалы часто содержат в себе вербальную, косвенную, инструментальную, внешнюю агрессию. Читатели таких диалогов демонстрируют лояльность к подобной форме общения, могут агрессивно реагировать (заражаться эмоциями).

В данном случае можно согласиться с Э. Фроммом: под агрессией понимаются все вредные для человечества действия. Профессиональные журналисты могли бы внести свою лепту в профилактику экстремистских проявлений, если бы чаще занимались разъяснением, просвещением по поводу вербального и невербального экстремизма, а также не служили примером агрессивного поведения, вызывающего новую волну агрессии. Мониторинг Сети показывает, что очередная «порция» речевых угроз в Интернете часто проходит после принятия нормообразующих документов: о религии, об обществе, о канонах определенных социальных групп и т. п. В то время как одни средства массовой информации «не спешат» с комментариями просветительского характера, некоторые СМИ тут же дают предвзятые оценки и тем самым косвенно побуждают к реализации агрессивного речевого поведения.

 

Стр. 186-187

Е. Н. Ежова Северо-Кавказский федеральный университет К ВОПРОСУ ОБ ИНФОРМАЦИОННЫХ РИСКАХ И УГРОЗАХ В СЕВЕРО-КАВКАЗСКОМ РЕГИОНЕ:

ОПЫТ ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ЭКСПЕРТИЗ МЕДИАТЕКСТОВ

Исследование основано на анализе результатов мониторинга медиапространства Северо-Кавказского региона и систематизации опыта проведения многочисленных лингвистических экспертиз спорных текстов на предмет наличия/отсутствия в них признаков экстремизма.

Ключевые слова: медиатекст, лингвистическая экспертиза.

Проблема медиабезопасности приобретает особую остроту в Северо-Кавказском регионе, имеющем высокий конфликтогенный потенциал и находящемся в зоне высокой вероятности информационных атак.

Проблема лингвистической экспертизы речевых произведений является весьма актуальной в современной отечественной науке и рассматривается с различных методологических позиций. Активно обсуждается и специфика конфликтогенных текстов в различных типах дискурса. Особое внимание исследователей обращено на разработку методики экспертной оценки речевых произведений в аспекте наличия/отсутствия в них признаков экстремизма. По информации ГЛЭДИС, доля экспертиз спорных текстов СМИ, связанных с выявлением признаков экстремизма в медийном пространстве, за последние годы существенно выросла.

В Северо-Кавказском федеральном университете функционирует научно-исследовательская лаборатория «Проблемы функционирования печати, телевидения и радио», которая проводит регулярный мониторинг информационного пространства Северного Кавказа на предмет наличия нарушений требований статьи 4 «Недопустимость злоупотребления свободой массовой информации» закона РФ от 27.12.1991 № 2124-1 «О средствах массовой информации» и положений законодательства о противодействии экстремисткой деятельности (ФЗ РФ от 25.07.2002 №114-ФЗ; ФЗ РФ от 27.07.2006 №148-ФЗ О), а также на предмет содержания в СМИ региона информации, которая могла бы стать источником, провоцирующим эскалацию конфликтов и дестабилизирующим общество.

Если в целом охарактеризовать реальное медийное пространство современной России, можно отметить достаточно благоприятный фон, чего, к сожалению, нельзя сказать о виртуальной медиасреде. Интернет-СМИ и социальные сети остаются сегодня зоной информационного риска и провокаций.

В настоящее время к средствам массовой информации мы относим и блогосферу. Сетевая журналистика содержит наиболее высокий конфликтогенный потенциал. Так, несколько лет назад было возбуждено дело по факту публикации в блоге Крюкова «Россия – тюрьма народов» (сайт ros-boloto.blogspot.ru, внесен в реестр запрещенных сайтов решением Генпрокуратуры) материалов «Увидеть Кавказ свободным», «В память Аслана Масхадова», «Русские оккупанты ненавидят угнетенные народы» и «Взгляд на русских изнутри». В рамках этого дела Крюкову инкриминированы статьи 205.2 (Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма) и 282 УК (Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства). В этих публикациях экспертами были обнаружены как имплицитные, так и эксплицитные показатели экстремистской направленности текстов. Общая тональность этих статей связана с тем, что необходимо провозгласить Имарат Кавказ, вернув территории Поволжья, Ставропольского, Краснодарского краев, Астраханской области и др., «которые русские завоеватели считают своим и исконными землями; что в национальных республиках русские проводят или «зачистки и террористические операции против мирного населения и повстанцев», или «проводят безжалостные эксперименты по экономическому и национальному угнетению народа»; что в период возросших информационных возможностей человечества необходимо активизировать борьбу с русскими.

Не меньшую опасность, нежели блогосфера, несут в себе социальные сети. К примеру, до последнего времени Вконтакте активно функционировала группа «Sadaka Stavropol», в которой под прикрытием оказания помощи «бойцам против кафиров осуществлялся сбор средств для ИГИЛ и вербовка людей.

Реальная ситуация такова, что особенно остро встает проблема регулирования потоков информации именно в интернет-пространстве, поскольку Интернет является доминирующим информационным каналом для молодежи, и он может самым неожиданным образом повлиять на формирование установок общественного сознания и гражданской активности населения. Именно Интернет имеет сегодня наибольший деструктивный потенциал, является территорией информационных рисков и угроз национальной безопасности.

 

Стр. 188-189

Ли Жань Санкт-Петербургский государственный университет ПРОБЛЕМЫ ОСВЕЩЕНИЯ ТЕРРОРИЗМА В СМИ

Начинается с событий 11 сентября 2001 года терроризм приобретает всё более угрожающие масштабы. Роль СМИ в освещении терроризма двойственна. Необходимо осмыслить функции СМИ в контртеррористической деятельности.

Ключевые слова: СМИ, терроризм, функции СМИ.

Между СМИ и терроризмом существует интерактивная (симбиотическая) связь. Со стороны СМИ об этом свидетельствуют тренды и модели медиапродуктов в медиаиндустрии – стремление к освещению сенсационных событий; со стороны терроризма – использование террористическими организациями медиа, социальных сетей для получения публичности и устрашения.

Современным СМИ в целях обеспечения циркуляции информации и запроса аудитории приходится освещать теракты. И террористы именно это используют для пропаганды своих экстремистских идей. Например, в организации «Аль-Каида» есть собственные спикеры, которые время от времени через прессу, радио, телевидение и социальные сети публично выражают свои позиции и мнения. Таким образом СМИ невольно становятся инструментом терроризма.

Негативные функции, выполняемые СМИ при освещении деятельности террористов, можно отнести к следующим аспектам: репортаж о терактах имеет некую информацию о контрдействии правительства, которая потом может служить источником информации для террористических организаций, что может нанести вред проводимой контртеррористической операции; террористы используют СМИ в своих целях: для нагнетания атмосферы страха, для вербовки новых членов в свои ряды и т. д.; освещение терактов может способствовать распространению паники в обществе; при освещении терактов СМИ иногда делают акцент на показе жертв и масштабах трагедии, а не на осуждении действий террористов; через СМИ террористы стремятся оказать давление на правительство одной или нескольких стран для принятия выгодного им политического решения.

В демократических обществах значительное внимание уделяется тому, чтобы свобода слова не нарушалась, но освещение терактов в СМИ не имело негативных последствий, а сами материалы средств массовой информации служили важным оружием в борьбе против терроризма. В целях выработки установок в освещении терроризма предлагается усовершенствовать систему правового обеспечения по отношению к терроризму. Во-первых, установить законы о противодействии терроризму на государственном уровне и этические кодексы СМИ, в которые входят правила использования описательных терминов, жанров и тематики сюжетов, ограничение доступа к некоторой информации; во-вторых, необходимо государственное регулирование освещения в СМИ террористических актов.

Речь идет и об установлении принципов, которыми руководствовались бы журналисты при освещении терактов. К ним относится доступность, понятность, четкость, зрелищность, своевременность, корректность информации. Словом, в мире идет поиск позиций продуктивной коммуникационной контртеррористической стратегии.

 

Стр. 189-190

Л. П. Марьина Санкт-Петербургский государственный университет МЕДИАТИЗАЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА: НОВЫЕ СТРАТЕГИИ ИНФОРМАЦИОННЫХ ВОЙН

В публикации рассматриваются новые стратегии информационных войн, которые и определяют в современном обществе специфику медиатизации политического процесса, оказывают влияние на формирование моделей поведения.

Ключевые слова: информационное пространство, информационные войны, медиатизация, массмедиа, медиасистема.

Медиатизация – это процесс социального изменения, благодаря которому средства массовой информации становятся всё более активным актором политической коммуникации и часто выступают единственным доступным для общества способом репрезентации политической реальности.

Теоретико-методологическая база гуманитарных наук позволяет изучить различные аспекты медиатизации политического процесса, в том числе и в контексте новых стратегий информационных войн, которые активно внедряются в медийное поле. Политическая картина мира описывает политическую реальность. В ее структуру входят подвижная система образов 190

и представлений о власти и политике, а также о механизмах ее осуществления. Средства массовой информации (СМИ) в процессе трансляции образа власти от субъекта политической картины мира к его объекту – то есть аудитории, используя различные технологии, создают микромодель мира реального, совокупность различных информационных моделей мира.

Конкуренция политических субъектов приводит к плюрализму СМИ, каждое из которых создает свою политическую модель мира. При этом в эпоху информатизации возрастает роль СМИ как инструментов создания политической картины мира и важнейших агентов политической социализации.

Медиатизация современного политического процесса определяет специфику стратегий информационных войн, которые сопровождают политические конфликты. Всё чаще в научном лексиконе встречаются такие понятия, как «медиатизация политики», «информационная колонизация политики», «медиаполитическая система», «медиакратия».

Как отмечает Л. Л. Реснянская, эти процессы свидетельствуют о влиянии СМИ на политику.

Журналистика участвует в формировании соответствующей потребностям общества повестки дня и в ее корректировке.

Информационные войны тесно связаны с понятием информационного пространства.

Под данным термином следует понимать массовую информацию, порождаемую СМИ и воспринимаемую населением данной территории. Это своего рода медиареальность.

Структура события в этой реальности состоит из 4 компонентов: вербального, визуального, акустического, интерпретационного. Наиболее широким потенциалом для использования в информационном противоборстве обладает функция формирования общественного мнения.

Ведущими манипулятивными методами выступают: искажение информации, информационный шум, упрощение, дробление, сенсационность, использование слухов, мифологизация. Немало примеров применения этих методов дает конфликт в Сирии. В 2008 году «The New York Times» позиционирует это государство как активно продвигающее терроризм. Информация об этом представляется как очевидный, не требующий доказательств факт. С точки зрения искажения информации интересен следующий факт: интервью сирийского президента Башара Асада, данное каналу ABC 5 декабря 2011 г., которое вышло в эфир значительно измененным и подтасованным. В ходе конфликта в Сирии СМИ широко используют дезинформацию, устрашение. Активно применяют интернет-технологии и социальные сети. В 2011 г. власти Сирии с целью избежать дезинформации запретили использование смартфонов iPhone. С помощью перечисленных технологий происходит эмоциональное давление на аудиторию посредством масштабного осуждения действий официальных сирийских властей.

Ученые исследуют различные аспекты проявления медиатизации политики и степень влияния массмедиа на разрешение конфликтных ситуаций. Информационнопсихологические меры, как показал анализ военных конфликтов, имеют высокий рейтинг в их разрешении.

 

Стр. 191-192

Наини Альберт Мухаммад Исрун Санкт-Петербургский государственный университет СМИ И ТЕРРОРИЗМ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ: ИНДОНЕЗИЯ

Раскрывается медийная сторона современного терроризма. Показаны особенности освещения терактов средствами массовой информации Индонезии, подходы к ограничению этой деятельности.

Ключевые слова: сенсационность, средства массовой информации, терроризм, трансляция.

Стремление привлечь к себе внимание мирового сообщества было присуще уже антиколониальному терроризму середины ХХ века. Интернационализация проблемы виделась террористам основным способом достижения цели. Поэтому не стоит удивляться тому, что в современном информационном веке террор переживает трансформацию вместе с развитием СМИ. Коммуникационные цели выходят на первый план в деятельности террористов. Лидер Аль-Каиды Айман аль-Завахири заявил, что они на данный момент работают над новыми атаками, и более половины из них будут находиться в области СМИ. Борьба за СМИ ведется, чтобы интегрировать волнующие террористов проблемы в международную повестку дня. Бриджит Начос так сформулировала цель терроризма в трех основных областях: завоевать внимание, признание и уважение местного населения или мирового сообщества.

В статье Мануэля Сориано «Терроризм и СМИ после Аль-Каиды: смена курса?» (2008)

была предпринята попытка более глубокого изучения того, как переплетаются между собой терроризм и СМИ. Все темы, связанные с насилием и угрозами, имеют высокую ценность в качестве новостей, чтобы рассматриваться как важная повестка дня в медиаиндустрии. А теракт, особенно когда речь идет о захвате заложников, является одним из наиболее «рейтинговых» событий на телевидении. Так, например, в Индонезии канал TВ One показывал в течение 24 часов отражение силами правопорядка атаки террористов в городе Теманггунг (2009). Широко освещался теракт в торговом центре Саринах в индонезийской столице. Последнее нападение было произведено в центре города Джакарта, недалеко от правительственного центра и представительств ряда стран, что тоже было масштабно показано в СМИ. Трансляция телевидением этих актов насилия очень похожа на нападение 11 сентября 2001, когда миллионы людей смотрели с ужасом, как медленно разрушались два небоскреба в США.

Теракт в торговом центре Саринах больше был похож на шоу с одним артистом, чем на поле боя. Явно видно, что террористы рассчитывали именно на такое освещение этих актов насилия. Эти атаки террористов были больше рассчитаны на то, чтобы повлиять на общественный дух, запугать народ, а не на физический ущерб. После подобных трансляций в обществе разгораются дискуссии о проблеме управления освещением терроризма. Многие считают, что необходима политика цензуры, чтобы прекратить влияние терроризма. Другие утверждают, что теракты должны быть полностью заблокированы и запрещены к показу в СМИ. Но, по мнению Р. Даулинга, в условиях запретов на освещение потенциальные телевизионные террористы, разочарованные подобными действиями, могут разработать более ужасающие медиасобытия, которые вследствие своих характеристик получат гарантированное освещение в СМИ – это приведет к эскалации насилия. Такого же мнения придерживается и ряд других исследователей. Другие эксперты считают более надежными методы самоограничения СМИ – так называемые «кодексы прессы» для освещения терроризма. Такой подход 192

предполагает, что СМИ сами введут определенные самоограничения в свою деятельность по освещению терроризма.

 

Стр. 192-193

Ю. С. Палий Г. Калиниград А. Ю. Палий Верховный Суд Республики Крым ТЕРРОРИЗМ КАК КОММУНИКАЦИЯ: ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

В статье рассматриваются психологические особенности терроризма и СМИ как усилителя перцепции терактов.

Ключевые слова: психология, сознание, терроризм, самоидентификация.

Американский эксперт John W. Williams относит терроризм к форме массового общения, в котором присутствуют отправитель (кто), сообщение (что), способ и средства передачи (канал), получатель (кому) и цель (эффект). Такое общение всегда целенаправленно и решает задачу произвести как можно больший эффект воздействия на аудиторию. СМИ в этой цепочке являются усилителем перцепции терактов.

Исследования свидетельствуют о том, что сознанию большинства террористов присущи: комплекс неполноценности, связанный с проблемами социализации и адаптации в непростых экономических и социально-политических условиях, который часто является причиной агрессии и жестокого поведения; низкая самоидентификация и самооправдание как формы скрытой личностной, не всегда осознаваемой потребности в присоединении к группе обособленных, неустойчивых в эмоционально-волевом отношении единомышленников со сходным мироощущением, согласно которому причиной всех проблем являются политики, политические режимы, религиозные конфессии и т.п.

Одна из главных целей теракта – психологическое дестабилизирующее воздействие на как можно большее количество людей, не являющихся непосредственно жертвами данного преступления. Убить, чтобы запугать – основной принцип террористических атак. Значительная часть фактов террора совершается для дестабилизации общественнополитической обстановки, подрыва авторитета политического руководства, устрашения, внесения в массовое сознание представлений хаоса, незащищенности, создания настроений страха, паники, обстановки правового произвола, снижения морально-психологического состояния граждан. В связи с этим есть все основания считать терроризм не только своеобразной «формой политического общения» (R. Crolinsten, 1987), но и оказания сильного психологического давления на определенную часть общества.

СМИ, освещая происшедший террористический акт, существенно расширяют его психологическое воздействие путем формирования соответствующего общественного мнения.

Так как в современных условиях терроризм не знает никаких границ, то СМИ, предоставляя ему широкое виртуальное пространство, способствуют осуществлению значительного политического и психологического воздействия на широкие слои населения.

В своем большинстве террористические акты вызывают тревожность и неуверенность как в ближайшем, так и дальнем окружении, национальном и региональном масштабе. Коммуникационные цели террористов состоят в нагнетании атмосферы страха, передаче определенного сообщения о своей проблеме местному населению или мировому сообществу в целом.

В противоборстве с идеологией терроризма СМИ целесообразно учитывать, что в своем большинстве индивиды, вступающие в террористические группировки, – это люди с личностной и эмоциональной незрелостью. Значительной их части присущи максимализм, абсолютизм, часто являющийся результатом поверхностного восприятия реальности, теоретический и политический дилетантизм. Для них характерна завышенная самооценка и завышенный или заниженный уровень тревожности. У них, как правило, эмоциональная сфера доминирует над интеллектуальной. Это зависимый тип личности, истероиды, психастеники, лица с криминальной и паранойяльной настроенностью. При этом чем человек моложе по возрасту, тем более он подвержен индоктринирующим влияниям, ибо воспринимает окружение как обучающую среду. Террористическая деятельность для большинства индивидов, вступающих на этот путь, является компенсаторной формой обретения идентичности в виде приобретения, по их представлениям, реального смысла и занятия достойного места в жизни.

 

Стр. 195-196

Ци Цун Санкт-Петербургский государственный университет ТЕМА БОРЬБЫ С ТЕРРОРИЗМОМ В ГАЗЕТЕ «ЖЭНЬМИНЬ ЖИБАО» (КИТАЙ)

В статье рассматривается освещение темы борьбы с терроризмом в ведущей газете Китая – «Женьминь жибао». Особое внимание уделяется анализу жанровой системы данной проблематики.

Ключевые слова: терроризм, террористический акт, жанр, репортаж.

На рубеже ХХ-ХХI вв. освещение актов терроризма и борьбы с ним стало одной из ведущих тем в мировых СМИ. Актуальна эта тема и для современной прессы Китая, о чем свидетельствуют результаты исследования ведущей газеты этой страны – «Женьминь жибао».

В 2000-2010 годы публикаций на тему терроризма в «Женьминь жибао» было очень мало. Раньше считалось, что терроризм находится далеко от Китая. Но в связи с ростом в 2013-014 гг. террористических организаций (таких как «Восточный Туркестан» и др.) в стране участились акты терроризма (инцидент в Куньмине, взрыв на железнодорожном вокзале в Урумчи и др.). В Китае в 2013 г. произошло 10 актов терроризма, в 2014 г. – 11.

В связи с этим тема терроризма в «Женьминь жибао», как и в других китайских изданиях, стала восходящим трендом.

В жанровой структуре публикаций на темы терроризма наиболее часто встречаются заметка и репортаж. Репортажи, как правило, сообщают о террористических актах в Китае.

Сведения о подобных событиях за рубежом подаются в форме коротких сообщений. В содержании репортажей о террористических актах выделяются четыре тенденции: желание авторов спокойно и объективно передать информацию с места события, стремление не нагнетать атмосферу страха в показе акта террора, особое внимание уделяется осуждению терроризма и сочувствию пострадавшим. Составным элементом такого репортажа является интервью. Форма диалога, присущая ему, позволяет оживить репортаж сообщениями свидетелей, очевидцев, специалистов, что воспринимается более правдоподобно, с большим доверием. Представлены в репортажах о терроризме и элементы отчета, которые позволяют детализировать события или инцидент, так как дают возможность сообщить о дополнительных подробностях происходящего.

Присущи репортажам «Женьминь жибао» и элементы аналитических жанров.

Наиболее часто в репортажах террористической тематики используются элементы комментария. Как уже отмечалось выше, этот жанр и самостоятельно эффективно используется в освещении террористической проблематики. Анализ показал, что почти каждая третья публикация в «Женьминь жибао» – комментарий. Применение комментария происходит, когда журналисты стремятся проанализировать террористический инцидент, дать оценку сообщаемым фактам, как, например, в публикации «Использовать двойные стандарты в борьбе с терроризмом – вредить себе и людям», опубликованной в «Женьминь жибао» 27 апреля 2013 г.

В этом комментарии отмечался факт, что официальные лица США осудили происшествие в Куньмине, но назвали атаку «ужасающим, бессмысленным актом насилия», избегая слова «терроризм». На это «Женьминь жибао» отреагировала жестким комментарием: «использовать двойные стандарты в борьбе с терроризмом – вредить себе и людям». После этой публикации пресс-секретарь госдепартамента США Джен Псаки заговорила об инциденте в Куньмине как о «террористическом акте, направленном на случайных граждан».

В качестве источников информации журналисты часто используют сообщения официальных лиц и общественных деятелей (цитирование государственных чиновников составляет 70%). Значительное место в материалах о терроризме занимают ссылки на осуждения актов терроризма и заявления по этому поводу зарубежных политических лидеров (этот тип источников составляет более 20%). Ссылки на технических и полицейских экспертов составляют только 7%. Авторы публикаций редко обращаются за свидетельствами к рядовым гражданам и пострадавшим, родственникам жертв террора (эта категория представлена только 3%). Только 36,7% публикаций сопровождается фотоиллюстрациями, в которых выделяются следующие четыре направления изображений: вооруженные полицейские блокируют место теракта, спасение жертв теракта и оказание им помощи, обстоятельства после акта террора, соболезнование жертвам (свечи, цветы у места их гибели).

Исследования показали, что в публикациях на тему террора в «Женьминь жибао» преобладают информационные жанры. В целом это характерно для всей китайской прессы.

 

Стр. 202-203

Э. Э. Гэнэн Китайский народный университет РОЛЬ РОССИЙСКИХ И КИТАЙСКИХ МЕЖДУНАРОДНЫХ СМИ В СОВРЕМЕННОМ ИНФОРМАЦИОННОМ ПРОСТРАНСТВЕ

Анализируется состояние современного информационного пространства и рассматриваются некоторые аспекты работы российских и китайских международных СМИ.

Ключевые слова: Россия, Китай, иновещание, медиасотрудничество.

Как показали события последних лет, западные СМИ утратили, сохраняемую на протяжении долгого времени монополию на «истину». Но это не мешает им, как и раньше, вести агрессивные информационные компании против России и Китая (которые, по мнению некоторых западных политиков, представляют наибольшую угрозу) и освещать российскую и китайскую действительность поверхностно, схематично, а иногда просто предвзято.

После поражения кандидата в президенты США Хиллари Клинтон либеральные западные СМИ начали навязывать международному сообществу миф о так называемой эпохе «пост-правды» и эпохе фейковых новостей. Вместе с этим некоторые западные политики и СМИ, используя другой миф о «российской угрозе», начали новую информационную компанию против России, без доказательств обвиняя ее во влиянии на президентскую компанию в США, а президента России Владимира Путина – «лично в хакерских атаках». Особым лейтмотивом стали обвинения в адрес российских международных СМИ. Этой теме ЦРУ, ФБР и Агентство национальной безопасности (АНБ) США в подготовленном докладе посвятили целую главу «Кремлевское ТВ пытается повлиять на политику и раздуть недовольство в США». Другой пример: сразу три ведущих британских СМИ – телеканал BBC, издания Times и Independent – одновременно опубликовали статьи о деятельности информационного агентства Sputnik и обратились за помощью к НАТО. В свою очередь, политики и медиастратеги всех сортов рассуждают о способах противодействия «российской машине пропаганды», при этом предложения звучат самые разные: от применения карательных санкций до полного запрета на вещание. Западные СМИ также принимают соответствующие меры. Так, в ноябре 2016 г.

BBC объявило об «историческом» и «крупнейшем» расширении своего иновещания за 120 лет (в том числе на русскоязычную аудиторию). Причиной называют необходимость продвигать «демократию и свободу прессы», упоминая о главных конкурентах – «Аль- Джазира», RT и Центральном телевидении Китая.

Отметим, лидеры России и Китая обращают особое внимание на работу иновещания.

Известно, к настоящему времени в России сформировалась новая структура международных СМИ: телеканал RT, мультимедийный проект RBTH и агентство Sputnik. Среди которых, как считается, наибольших успехов добился телеканал RT (главный редактор Маргарита Симоньян). Если говорить о китайских международных СМИ, то они представлены главным образом следующими: информационное агентство «Синьхуа», «Международное радио Китая», газета «Жэньминь жибао», телеканал CCTV, англоязычные газеты China Daily, Global Times и др. Можно сказать, что китайский лидер Си Цзиньпин, в отличие от своих предшественников, отводит особую важную роль китайским СМИ. При этом, по мнению некоторых исследователей, внимание к медиа была замечено еще тогда, когда он занимал должность провинциального партсекретаря. Знаменательным стало посещение Си Цзиньпином 19 февраля 2016 г. трех наиболее важных и авторитетных китайских СМИ – газеты «Женьмин жибао», информационного агентства «Синьхуа» и телеканала CCTV (после недавнего ребрендинга CGTN). После чего китайский лидер провел собрание о работе СМИ, которое вошло в историю как «2.19», во время которого были сформулированы новые требования к СМИ. Так, он подчеркнул необходимость «конвергенции» СМИ и перехода к новым технологиям, а также приверженность в работе принципам марксизма и линии КПК. Говоря о работе международных медиа, Си Цзиньпин подчеркнул необходимость «усовершенствования методов» вещания.

В связи с новыми информационными реалиями сотрудничество СМИ России и КНР выглядит более чем актуальным. Напомним, после провозглашенного Москвой «поворота на Восток» отношения с КНР в информационной области интенсифицировались. В рамках российских и китайских перекрестных годов (2016-2017) средствами массовой информации уже реализовано большое количество совместных проектов, и их число продолжает расти, что способствует лучшему информационному обмену между странами и отказу от монополии западных СМИ.

 

Стр. 204-205

А. А. Ильинская Челябинский государственный университет ЭТИЧЕСКАЯ ДИЛЕММА АФРО-АМЕРИКАНСКОГО ОНЛАЙН-РЕСУРСА FREEDOMS JOURNAL MAGAZINE ДО И ПОСЛЕ ПРЕЗИДЕНТСКИХ ВЫБОРОВ США 2016 ГОДА

Президентские выборы в США 2016 г. интриговали многих экспертов, как и всю мировую общественность. В материале анализируется роль этнического онлайн-ресурса Freedom’s Journal Magazine в 58-х президентских выборах; профессиональная этичность издания как средство выживания в столь непростой для СМИ период.

Ключевые слова: Freedom’s Journal Magazine, Freedom’s Journal Institute, Freedom’s Journal, Майк Хакаби, Бен Карсон, Дональд Трамп.

Согласно Н. М. Травкиной, выборы США 2016 г. обозначили децентрализацию американской политики, связанную с постепенным «размыванием» среднего класса, происходящего по экономическим и национально-этническим причинам. Республиканцы устремились к консерватизму, а демократы – к либерализму.

Freedom’s Journal Magazine – этнический онлайн-ресурс Республиканской партии консервативного уклона, существующий с 2010 г., активно участвующий в жизни афро-американского сообщества. Программа СМИ гласит: «...будущее мы видим в ответственном государстве, свободной личности, семейных ценностях, экономических гарантиях, которых мы будем добиваться посредством медиа». В 2015 г. на базе СМИ возникла общественная организация Freedom’s Journal Insitute, нацеленная на улучшение жизни афроамериканцев, поддержавшая с этой целью двух кандидатов в президенты от Республиканской партии: афроамериканца Бена Карсон и бывшего мэра Арканзаса Майка Хакаби, ставших ее основными партнерами, выступавшими в качестве приглашенных экспертов и спикеров.

СМИ оказалось в непростой ситуации: молодой организации нужна поддержка партии и серьезных политических фигур, но некоторая неопределенность в перспективах как собственной партии, так и будущих взаимоотношений с ее нынешним лидером и президентом страны в одном лице, а также неясность относительно дальнейшего сотрудничества с прежними политическими союзниками в лице Хакаби и Карсона, несколько «охладевшими» к СМИ после своего проигрыша, делает будущее Freedom’s Journal Insitute неопределенным.

Целевая аудитория СМИ – афроамериканцы, 82% которых, выступили в пользу Хилари Клинтон, Дональд Трамп – не их кандидат. В силу партийной принадлежности СМИ приходится говорить о нем, как о лидере, в том числе своего направления, что вполне может угрожать ресурсу потерей аудитории, которая единожды резко уменьшилась – с появлением первой публикации о Трампе.

Что делает СМИ? Прежде всего, Freedom’s Journal Magazine рассчитывает сохранить поддержку своей партии, аудитории и партнеров. Предвидев такой поворот событий, Freedom’s Journal Magazine успешно создавал трем политика следующие образы: Хакаби – воплощение добродетели, приоритетный кандидат; Карсон – чернокожий гражданин США, кроме политической карьеры интересный своими личностными и профессиональными достижениями, пример для подражания всему сообществу. Трамп – «республиканец с безусловными лидерскими качествами, но с чрезмерной эксцентричностью».

Таким образом, взвешенные мнения, отсутствие погони за сенсационностью, умение создавать имидж и выбирать верную риторику позволяет изданию все еще сохранять отношения (хоть и несколько прохладные) с прежними партнерам и не перекраивать кардинальным образом впопыхах и от страха линию поведения как с партией, так и с президентом. Ориентированность на общечеловеческие ценности, активное участие в развитии афроамериканского сообщества, где вся предыдущая семилетняя работа служит тому доказательством, позволяет СМИ до сих пор сохранить аудиторию. В то же время двойственность природы СМИ (борьба за права и улучшение жизни афроамериканцев, но с помощью непопулярного среди них политического направления) может сыграть против него. Аналогичная ситуация складывалась у прототипа ресурса – первой афроамериканской одноименной газеты Freedom’s Journal, созданной афроамериканцами для афроамериканцев в 1827 г. в условиях рабства на Юге и гонений на Севере, позиционировавшейся как инструмент «помощи, объединения и утешения своего народа», чем таковая и являлась. Но в 1829 г. газета перестала существовать – аудитория отвернулась от нее из-за сотрудничества с американским колонизационным обществом, и пропаганды его крайне непопулярной среди афроамериканцев идеи миграции чернокожих в Африку. Главному редактору издания не хватило тактичности, умения работать с информацией и своей аудиторий, чтобы продолжить издание газеты. Хватит ли современному СМИ деликатности и дипломатичности, чтобы не повторить судьбу первой афроамериканской газеты, покажет время.

 

Стр. 205-206

Лай Линчжи Санкт-Петербургский государственный университет МЕСТО НАЦИОНАЛЬНЫХ ИНТЕРЕСОВ В ОСВЕЩЕНИИ МЕЖДУНАРОДНЫХ ПРОБЛЕМ

СМИ были и остаются одним из главных инструментов сохранения национальных интересов в международных делах. В данной статье выявляется место национальных интересов в отражении международных проблем.

Ключевые слова: СМИ, национальные интересы, освещение международных проблем.

Освещение международных событий в СМИ направлено на внутреннюю и внешнюю аудиторию. Эти события касаются политики, экономики, культуры и других важных аспектов развития страны.

В современном обществе информация приравнивается к четвертой власти:

информационные технологии и имидж страны становятся источником дополнительной силой влияния. Китайский профессор Ли Сикуан университета Чинхуа подчеркивал: «Современные СМИ – неигнорируемая сила в международной политической борьбе» (Ли Сикуан, Чжоу Чинань. Мягкая сила и глобальная коммуникация. П.: Изд-во ун-та Чинхуа, 2005). В процессе реализации государственных интересов на международной арене следует учитывать коммуникационный фактор. СМИ, осуществляя всестороннюю коммуникацию, содействуют кросс-национальному культурному обмену, пониманию и координации действий между народами и государствами и тем самым добиваются международного влияния.

Трудно переоценить значение международной журналистики в распространении культурной идеологии, отражении национальной самобытности, формировании идентичности и сохранении государственных интересов.

Потребность одной страны в национально-государственном суверенитете, экономическом развитии и социальном статусе диктует необходимость формирования общественного мнения об этой стране в мировом информационном пространстве.

А в процессе глобальной коммуникации неизбежно проявляются и осуществляются государственные интересы страны.

Большую роль в освещении международных событий играют авторитетные СМИ, такие, например, как “New york times,“Washington post” и другие подобные газеты и журналы США. Они оказывают большое влияние особенно на элиту конкретной страны, которая в свою очередь влияет на внешнюю политику, стратегии развития своей страны. Эти СМИ непрестанно декларируют «объективную и справедливую» редакционную политику, не допускающую никакого вмешательства. Но на практике эти издания изменяют своим принципам. Приведем пример необъективного освещения газетой “New York times” событий на Южно-Китайском море.

В последние годы проблемы на Южно-Китайском море не просто вылились в территориальный спор Китая и некоторых стран Юго-Восточной Азии, но превратились в процессе переструктуирования отношений в Азиатско- Тихоокеанском регионе в конфликт, столкновение интересов и стратегий зарубежных стран, особенно Китая и США. Вопреки историческому факту “New York times” при освещении проблем на Южно-Китайском море грешит против истины, выдавая чёрное за белое, неизбежно квалифицируя события не иначе как «китайская амбиция на Южном море».

Новостное освещение и передача мнения американских СМИ о проблемах на ЮжноКитайском море всегда влияли не только на отношение международной аудитории к данным проблемам, но и на безопасность обстановки при сохранения Китаем суверенитета и контроля над Южно-Китайским морем.

На самом деле СМИ любой страны находятся под контролем правящей группы страны или группы с определённым общим интересом, так что добиться стопроцентной объективности трудно. СМИ и их непрерывные новостные потоки становятся главным инструментом сохранения национальных интересов и осуществления государственной стратегии страны. Значит, широкое освещение международных проблем на самом деле служит национальным интересам страны.

 

Стр. 208-210

А. А. Паисова Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова ЭТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ В ИСПАНИИ

Этические проблемы современных испанских СМИ ставят под сомнение существование в будущем профессии журналиста в классическом виде. Национальными особенностями Испании объясняется востребованность у аудитории информационных продуктов таблоидного формата. Глобальное внедрение Интернета поставило СМИ в условия жесткой конкуренции, победа в которой зачастую сопровождается нарушением этических норм.

Ключевые слова: этика, СМИ Испании, таблоидная журналистика.

Соблюдение этики в современных испанских СМИ – один из наиболее часто обсуждаемых вопросов в профессиональной среде журналистов. Помимо деонтологии наиболее актуальными проблемами являются растущее число неквалифицированных кадров, нестабильность, безработица, низкая оплата труда, как следствие затянувшегося экономического кризиса. В Испании за соблюдением норм этики в журналистике призваны наблюдать различные профильные организации: Федерация ассоциаций журналистов Испании (FAPE), комиссия арбитража, жалоб и этике журналистики и др. Существуют специальные редакционные уставы, в которых прописаны этические нормы (у газет «Эль Мундо», «Эль Паис», «Ла Вангуардия», «Эль Пунто», Радио и телевидения Валенсии (RTVV), информационного агентства “ЭФЕ”), книги стиля («Эль Паис», «Национальное радио Испании», радио «Копе», «ЭФЕ»). Журналистам предписано следовать Международному кодексу по этике ЮНЕСКО (1983 г.) и ряду рекомендациям, выработанным в Испании для различных СМИ. Однако несмотря на все эти меры из-за национальных особенностей этические аспекты журналистики в Испании продолжают оставаться одной из наиболее острых проблем. Неизменно высокий спрос на информацию таблодного формата («de Corazon» – сердечное) приводит к усилению таких тенденций, как распространение слухов и домыслов под видом новостей, некорректное использование видео- и фотоматериалов, обнародование личных данных, распространение ложной, оскорбляющей честь и достоинство информации и пр. Более 84% работников СМИ, опрошенных FAPE, подчеркнули, что именно передачи и ток-шоу бульварного толка, риалити-шоу демонстрируют аудитории наиболее нездоровые явления современности и дискредитируют профессию журналиста.

Распространение Интернета также считают в Испании одним из факторов ослабления базовых ценностей журналистики. Соперничество СМИ в цифровом формате не всегда отвечает критериям беспристрастности, точности, компетентности в том или ином вопросе.

В борьбе за скорость, уникальные посещения сайтов, цитирование, перепосты в социальных сетях информацию выпускают без должной проверки, не хватает времени и навыков для её тщательного анализа. Мнения преподносят как факты, вводя в заблуждение аудиторию.

Легковесность, поверхностность, безответственность в обращении с информацией зачастую приводит к тому, что любой читатель в сети начинает чувствовать себя журналистом, выступает с открытой критикой, оказывает давление на работу редакции, публикуя, например, многочисленные комментарии оскорбительного характера. Технологическая революция, повлиявшая на СМИ, практически полностью устранила границу между журналистом и читателем, зрителем, позволив последним воздействовать на журналистов наравне с рекламодателями и издателями. Это приводит к тому, что информационная политика испанских СМИ все чаще строится на компромиссных решениях в угоду публике и часто в ущерб качеству, принципам этики, общественным задачам журналистики. Относительное уважение этических норм в испанской журналистике можно наблюдать при освещении темы культуры, местных новостей, экономики, спорта в качественной прессе и на радио.

Причины этических проблем журналистики специалисты также склонны видеть в профессиональной подготовке кадров, в наполнении учебных планов, которые в большей степени ориентированы на теорию, отстающую от реальности, а также в недостаточной практике, отсутствии глубоких знаний по базовым дисциплинам, плохом знании иностранных языков и низком уровне культуры в целом. Около 45% членов FAPE считают журналистское образование в Испании посредственным.

В условиях экономического, технологического давления будущее испанской журналистики выглядит неоднозначно. Даже с целью контроля за соблюдением этических норм любое силовое воздействие на журналистику представляет угрозу для свободы слова и демократии в Испании. Поэтому саморегулирование, профессионализм и следование классическим задачам журналистики могут дать шанс на существование профессии спустя десятилетия.

 

Стр. 220-221

Е. Л. Вартанова Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова ИНФОРМАЦИОННОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО НА ПРОСТРАНСТВЕ ЕВРАЗЭС КАК УСЛОВИЕ ЕВРАЗИЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ

Рассматриваются направления информационной политики на евразийском пространстве. Отмечается важность создания и поддержания информационного единства ЕврАзЭС, указываются направления деятельности в рамках данной политики. Ключевую роль в формировании и поддержании единого информационного пространства евразийской интеграции, по мнению автора, играет гуманитарное сотрудничество, в том числе в сфере журналистики.

Ключевые слова: ЕврАзЭС, интеграция, информационное пространство, русский язык, гуманитарное сотрудничество, журналистика.

Евразийская интеграция сегодня невозможна без создания и поддержания единого информационного пространства, на котором роль русского языка невозможно переоценить.

Для этого есть новые технологические возможности – прежде всего развитие сети Интернет, новых телекоммуникационных услуг. При растущем доступе к Интернету в странах ЕврАзЭС необходимо помнить, что ключевым остается вопрос того, к каким услугам и какой информации люди получают доступ. Именно поэтому актуальнейшей задачей становится разработка единой для евразийского пространства информационной политики, которая обеспечит реализацию гуманитарных задач экономических интеграционных процессов.

В рамках единой информационной политики особое внимание следует уделить нескольким направлениям деятельности.

Во-первых, это повышение доступности знаний и произведений культуры в новой телекоммуникационной среде, что достигается целенаправленной и согласованной деятельностью по переводу в цифровой формат произведений литературы, искусства, науки, причем особую роль здесь должен сыграть русскоязычный сегмент сети Интернет.

Во-вторых, речь идет об углублении межкультурного взаимодействия путем сотрудничества по созданию информационных продуктов на языках стран-членов ЕврАзЭС для их распространения как внутри пространства, так и за его пределами.

В-третьих, необходимо поддерживать создание мультиязыковой цифровой культурной и информационной среды евразийской интеграции, что не отменяет согласованной в рамках ЕврАзЭС поддержки русского языка как языка, объединяющего евразийское информационное пространство.

В рамках создания единого информационного пространства особую роль должны играть образовательные проекты в области гуманитарных наук на русском языке. Тем самым может быть создано новое поколение гуманитарной интеллигенции стран-членов ЕврАзЭС, способной в дальнейшем формировать дружественную культурную и информационную политику.

Такие программы должны быть нацелены на подготовку писателей, художников, музыкантов, актеров, журналистов. Наиболее перспективным представляется создание магистерских программ на русском языке в российских университетах для студентов творческих специальностей, получивших степень бакалавров в своих странах. В МГУ есть довольно удачный опыт подготовки журналистов стран СНГ, выпускники которой сегодня успешно работают в СМИ.

Весьма перспективны и программы дистанционного образования на русском языке – как магистерские, так и повышения квалификации. Концепция непрерывного образования на русском языке, особенно для деятелей культуры, искусства и медиа, может стать важной составной частью процессов укрепления информационного единства.

Очевидно, что ключевую роль в формировании и поддержании единого информационного пространства евразийской интеграции играют журналисты – в особенности те, кто пишут на русском языке. Создание межнационального евразийского журналистского сообщества – один из эффективных инструментов информационной интеграции.

 

Стр. 223-224

А. В. Вырковский Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова МЕДИАСИСТЕМА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ: БОРЬБА ПРОТИВОПОЛОЖНОСТЕЙ

Белорусские медиа представляют собой систему, традиционную для государств переходного типа.

Крупнейшие офлайновые СМИ контролируются государством, до сих пор принося львиную долю доходов. Новые медиа постепенно отвоевывают долю рекламного рынка.

Ключевые слова: Республика Беларусь, государство, реклама, онлайновые медиа.

Медиасистема Республики Беларусь интересна для исследователей и практиков государственного регулирования рынка СМИ прежде всего своей «модельностью» – в ней в концентрированном виде представлены все основные черты, характерные для медиасистем большинства стран переходного типа. Таким образом, динамика этой системы (с поправкой на специфику экономики, политической системы и проч.) может служить образцом, бенчмарком для многих других стран, что, безусловно, является отличным подспорьем для сравнения и прогнозирования.

Основной чертой белорусской медиасистемы является безусловный примат государства как субъекта, осуществляющего прямой или косвенный контроль над большинством крупнейших с экономической и аудиторной точки зрения СМИ.

Например, Национальная государственная телерадиокомпания Республики Беларусь (НГТРК РБ) производит телеканалы «Беларусь 1» (7,1% доли смотрения на январь-декабрь 2015 года), «Беларусь 2» (4,0%), «Беларусь 3» (н.д.), «Беларусь 5» (1,0%); «НТВ-Беларусь» (15,9%) – это практически треть телеаудитории. В состав той же НГТРК входит Первый Национальный канал Белорусского радио, радиоканал «Культура», радио «Беларусь», радиостанция «Сталіца», радиостанция «Радиус FM», а также пять областных телерадиокомпаний. ЗАО «Второй национальный телеканал», созданный в соответствии с Указом Президента Республики Беларусь от 15 февраля 2002 года, делает телеканал ОНТ – это еще 11,7% доли. И наконец, ЗАО «Столичное телевидение», созданное при участии Минского городского исполнительного комитета, выпускает два канала – СТВ и «РТР-Беларусь» (3,5% и 11,9% доли соответственно). Все указанные выше телеканалы (за исключением «Беларусь 5») входят в первый цифровой мультиплекс, развернутый на территории страны.

При этом телевидение в стране до сих пор удерживает бОльшую долю рекламного рынка – охват в 72% (1 место среди всех видов медиа, у интернета – 61%; данные на 2016 год) позволяет активно привлекать бюджеты рекламодателей. Согласно большинству оценок, телевидение до сих пор контролирует около половины рекламного рынка. В то же время стремительный рост доходов от рекламы в онлайне позволил интернет-сегменту увеличить долю практически до четверти – прежде всего за счет прессы.

Конкуренция за деньги рекламодателей между ТВ и онлайном пока не выглядит столь острой, как в РФ, где доли этих двух рекламоносителей практически сравнялись. Пик борьбы впереди: доля печати стала уже почти маргинальной, а радио гораздо более стабильно экономически.

Судя по тенденциям в похожих странах, финансовый центр национальной медиасистемы постепенно смещается в новый сегмент – онлайн, где присутствие государства гораздо более ограничено. С одной стороны, это создает явный политэкономический риск, который может реализоваться в виде бОльшей активности государства в онлайн-сфере. С другой, возникают вопросы относительно экономической судьбы традиционных белорусских массмедиа. Так, по охвату аудитории среди сайтов в Республике Беларусь в список 10 лидеров входит всего 2 национальных производителя редакционного контента, в топ-20 их столько же. Сайтов традиционных СМИ в лидерах нет вообще. Подавляющее большинство самых популярных сайтов – сервисы: социальные сети, торговые площадки, корпоративные сайты.

Безусловно, такое положение дел не сулит ничего хорошего национальным производителям редакционного контента.

Судя по некоторым данным, предоставляемым интернет-счетчиками, ситуация не столь тяжела: в лидерах по посещаемости есть сайты производителей контента, в том числе классических СМИ, – например, онлайн-площадки информационных агентств. Тем не менее радикально ситуацию это не меняет – быстрой рост аудитории и доходов в онлайнсегменте не поддерживает производителей контента материально.

Таким образом, состояние медиарынка и медиасистемы в Республике Беларусь является любопытной вариацией модели, характерной для страны «переходного» типа. С точки зрения дальнейшего развития ситуации можно ожидать попыток производителей контента «оттянуть» аудиторию уже не у «старых» СМИ (например, печатных или ТВ), а у торговых площадок и социальных сетей.

 

Стр. 227-228

Д. В. Дунас Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова ПАРАДИГМАЛЬНЫЙ РАСКОЛ В МЕДИАИССЛЕДОВАНИЯХ: ВЫЗОВЫ ДЛЯ СНГ

Автор предлагает дискуссию о парадигмальном расколе между академически богатыми и бедными странами. Современные наукометрические показатели, как бы критично мы к ним не относились, являются единственным инструментом оценки авторитета и эффективности научной школы в глобальном мире. Вызовы наукометрии особенно актуальны для стран Содружества независимых государств.

Ключевые слова: парадигмальный раскол, страны СНГ, наукометрия

Парадигмальный раскол между академически «богатыми» зарубежными странами, прежде всего странами Северной Америки и Западной Европы, и теоретически «бедными» странами евразийского пространства очевиден. В период с 1996 по 2015 годы в сфере гуманитарных исследований в топ-5 стран по количеству публикаций в изданиях, включенных в базу данных Scopus, вошли США (379840 публикаций), Великобритания (134514), Германия (54057), Франция (52716) и Канада (52544).

Сравним указанные выше данные с государствами-членами Содружества независимых государств. Россия занимает первую строчку рейтинга (2577 публикаций), Казахстан на втором месте (215), Украина на третьем (70), далее следуют Белоруссия (36), Азербайджан (28), Армения (18), Узбекистан (12), Молдова (7), Кыргызстан (8), Таджикистан (4) и Туркменистан (1).

Конечно, страны СНГ находятся в непростой ситуации. Фактически страны англосаксонского мира указывают остальному миру траекторию академического развития, что в медиадискурсе получило название «вестернизации» или «амерканизации».

Сопоставлять культуру исследований журналистики и СМИ в странах, представляющих столь разные географические, исторические, политические, экономические и культурные блоки, как страны Северной Америки / Западной Европы и страны СНГ, не вполне корректно, как и предъявлять ко всем блокам / группам стран универсальные наукометричные требования.

Если в зарубежном академическом дискурсе парадигмы исследований журналистики и СМИ (эмпирико-функционализм, политэкономическая и антропологическая парадигмы)

формировались с разной степенью интенсивности уже на протяжении почти 100 лет и в настоящее время являются окончательно сформированными, то в евразийской традиции мы не можем говорить о сформированности данных парадигм. Скорее, правильнее говорить о сформированности традиций анализа.

Англо-саксонский терминологический аппарат все еще требует национальной контекстуализации, под которой мы понимаем не только заимствование, но и адаптацию теорий, концепций, понятий, актуальных для описания функционирования медиапрактик и медиасистем стран, входящих в состав СНГ.

Интернационализации научных парадигм на пространстве СНГ препятствует своеобразие исторического пути стран-участниц. Вероятно, медиатеорию стран СНГ следует рассматривать через концепцию «эффекта колеи». Особенности исследований журналистики и СМИ определяются институциональной спецификой их организации, сильной преемственностью. Страны Содружества имеют свою траекторию развития, основанную на собственной культуре, этических представлениях и традициях, отличных от обществ Западной Европы и Северной Америки.

Отвечая на вызовы, странам СНГ следует актуализировать дискуссии о терминологическом аппарате, статусе исследований журналистики и СМИ, идентифицировать парадигмы, традиции анализа, подходы и проч. в рамках академических мероприятий – научных конференций. Интенсивной интеграции национальных исследований в зарубежный академический контекст будет способствовать участие в международных конференциях, публикации в международных рецензируемых изданиях и проч.

Необходимо и стремление к унификации терминологического аппарата. Без этого стремления увеличиваются риски раздробленности школ, их законсервированности, что неблагоприятно сказывается на современных исследовательских процессах. Конечно, унифицированный терминологический аппарат – это, скорее, недосягаемый идеал, а не норма. Использование разных терминов и понятий при описании одних и тех же явлений, так же, как и использование одних и тех же терминов и понятий при описании разных явлений, объясняется междисциплинарным характером исследований журналистики и СМИ, разнообразием школ и традиций анализа, широкой географией научных центров.

Таким образом, динамику исследовательских процессов стран СНГ в гуманитарных науках в целом и медиаисследованиях в частности определяют вызовы глобальной наукометрии.

Их значение возможно проследить в стремлении идентифицировать национальные школы исследований, обозначить их место в системе научного знания о журналистике и СМИ в мире.

 

Стр. 237-238

О. В. Смирнова Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова ЦИФРОВОЕ НЕРАВЕНСТВО В НАЦИОНАЛЬНОМ КОНТЕКСТЕ СТРАН СНГ

Особенности цифрового неравенства в национальном контексте стран СНГ необходимо учитывать при исследовании журналистики и медиа, процессов конвергенции, интеграции традиционных медиа в цифровую среду, трансформации профессии журналиста в новых условиях.

Ключевые слова: СНГ, цифровое неравенство, Интернет, медиа, журналистика Проблема цифрового неравенства стран, связанная с ограничением возможностей в получении и использовании информации, передаваемой с помощью новых информационнокоммуникационных технологий, актуализировалась в мире с конца 1990-х гг. Исследователи связывают присутствие цифрового разрыва в обществе с уровнем его развития и наличием противоречий в самых разных сферах деятельности: от экономики и политики до образования и гендерных отношений.

Период активного развития и распространения информационных и телекоммуникационных технологий в конце ХХ в. совпал с периодом политической трансформации 1990-х на территории бывшего Советского Союза. В начале 1990-х гг. ни в одной из стран СНГ (образовавшегося после распада СССР) не было развитой телекоммуникационной инфраструктуры и достаточного количества специалистов в области информационных технологий. Интернет в СНГ пришел позже, чем в страны Европы и Америки – лишь к середине 1990-х. Однако по темпам освоения ИКТ некоторые страны СНГ быстро вошли в число мировых лидеров. В некоторых странах в конце 1990-х – начале 2000-х ежегодно происходило удвоение, а то и утроение числа пользователей Интернета.

По данным InternetWorldStats (http://internetworldstats.com/) c 2000 по 2007 гг. динамика роста числа пользователей составила в Узбекистане 11,633.3%, в Азербайджане 5,556.7%, а на Украине и в Беларуси 2,539.1% и 1,785.8% соответственно. Устойчивым лидером по охвату Интернетом среди стран Содружество является Россия – более 70% населения сейчас являются регулярными пользователями. На втором и третьем месте с 69.7% и 61.0% находятся Армения и Азербайджан. Замыкают список, состоящий сейчас из 11 стран, Киргизстан, Таджикистан и Туркменистан с 36.2%, 19.5% и 14.9% охвата населения Интернетом.

По данным исследования Международного союза электросвязи (МСЭ), в странах СНГ Интернетом на 2016 г. все еще не пользуется в общей сложности 93 млн человек, что составляет в среднем треть населения. Если учесть, что 3,9 млрд человек в мире – 51% населения – не пользуется Интернетом, то в СНГ ситуация выглядит скорей оптимистично.

Однако неравномерность распространения Сетей и доступа к информационным технологиям неизбежно создает трудности в информационном взаимодействии, в развитии взаимопонимания стран Содружества.

Отсутствие собственно технического доступа в Интернет не является основным препятствием. Неравномерность в процессах проникновения интернета в странах СНГ обусловлена целым рядом причин. Назовем некоторые: уровень доходов населения, особенности культурного и религиозного характера, развитость инфраструктуры, развитость медиасистемы, особенности информационной политики, уровень грамотности населения, в том числе компьютерной, особенности нормативно-правовой базы, уровень урбанизованности территории и пр.

В частности, недостаточный уровень доходов населения ограничивает возможности не только в доступе к Интернету, но и в освоении информационных технологий в целом.

Экономические различия между странами являются важнейшим фактором, однако и культурные особенности, гендерное неравенство, языковой барьер часто являются серьезными причинами. Часть населения, проживающего за пределами городов, просто не видят в использовании Интернета необходимости. Важнейшим индикатором цифрового неравенства является уровень развитости системы средств массовой информации, а также уровень освоения ИКТ журналистами.

С точки зрения развития журналистики и медиа при изучении особенностей цифрового неравенства в национальном контексте стран СНГ перед исследователями встают такие вопросы, как внедрение в СМИ цифровых технологий, особенности процессов конвергенции, интеграция традиционных медиа в цифровую среду, трансформация профессии журналиста в новых условиях и др.

 

Стр. 244-246

Мариан Геруля, Иоанна Геруля Силезский Университет, Катовице, Польша

СИЛЕЗСКАЯ МЕТРОПОЛИЯ КАК КОММУНИКАЦИОННОЕ ПРОСТРАНСТВО ПЕРИОДИЧЕСКИХ МАССМЕДИА

Cтруктура медиа определённого географического пространства зависит от многих факторов. В Силезской метрополии преобладают периодические СМИ, которые функционируют не на рыночных принципах. Сетевые медиа, повторяют структуру традиционных медиа.

Ключевые слова: коммуникационное пространство, местные СМИ, микрорегиональное медиа, коммуникационный плюрализм Состояние и структура медиа определённого географического пространства зависят от многих факторов – экономических, общественно-политических, культурных и др. Местное и микрорегиональное пространство, а именно в таких масштабах функционирует Силезская метрополия, не является таким же привлекательным для частного медийного бизнеса, как, например, региональное или общегосударственное пространство, поскольку она не создаёт больших рекламных рынков, которые являются финансовой основой функционирующих в этих пространствах периодических медиа.

В местных и микрорегиональных пространствах Силезской метрополии преобладают периодические медиа, которые содержатся не на рыночных основаниях и вынуждены привлекать средства для своего существования из других, нерыночных источников.

Нередко в этих пространствах преобладают издания Католического Костёла. Это ведёт к тому, что граждане не имеют альтернативных и разнообразных источников информации о территориях, в которых проживают и работают.

Можно сформулировать гипотезу, что идейно-политический плюрализм в местномикрорегиональных коммуникационных пространствах может гарантировать лишь активность гражданского общества в разных областях функционирования, особенно в ее коммуникационном измерении. Разные проявления функционирования плюралистического гражданского общества определяют потребность людей в получении информации о действиях местных или микрорегиональных общностей. Только в этом случае единицы становятся субъектами власти. Потому что соотношение «общество – власть» является одним из основных для образования и функционирования коммуникационных каналов в этих пространствах.

Новые средства сообщения и коммуникации – мобильные сетевые медиа – создают потенциальные возможности для создания плюралистических коммуникационных пространств. Однако до сих пор в большинстве своем они являются формальными, любительскими, непрофессиональными, а также отличаются небольшой устойчивостью функционирования на рынке. Это проводит к тому, что во многих случаях такие СМИ не гарантируют постоянной и систематической поставки информации о жизни и функционировании местных сообществ в разных её проявлениях. Кажется, что публичная власть на этом уровне должна во имя собственного интереса поддерживать гражданские инициативы в коммуникационной области и таким образом способствовать созданию постоянных плюралистических с идейно-общественной точки зрения коммуникационных пространств. Фунционирование местных медиа в скандинавских странах является лучшим для этого примером.

Интернет-медиа в местном микрорегиональном пространстве существенным образом повторяют структуру традиционных медиа. Можно даже говорить об определенного рода распределении ролей между традиционными и мобильными сетевыми СМИ, которые детерминируются коммуникационной компетенцией потребителей относительно возможностей использования коммуникационных каналов, поставляющих местную микрорегиональную информацию. В интернет-пространстве восстанавливается структура, похожая на структуру традиционных медиа. Это касается как микрорегиональных, так и региональных медиа, которые создают свои приложения для небольших общностей. Содержащиеся в них информация и мнения являются очень ограниченными как количественно, так и качественно. Важным является также факт, что, как показывают исследования автора, потребители используют немного информационных каналов, чтобы ориентироваться в функционировании местной общности. Существенную роль в этом играет межличностное общение или его эквивалент в виде интернетобсуждений в общественных сетях, что, однако, определяет ненадежный характер получаемых таким способом сведений и вызывает сомнение в их подлинности. Особенно это касается интернет-медиа, которые не имеют высокого общественного доверия в отличие от традиционных медиа.

 

Стр. 267-269

М. С. Третьяков Санкт-Петербургский государственный университет ЧЕМПИОНАТ МИРА ПО ФУТБОЛУ 2018 ГОДА: РЕАКЦИЯ РОССИЙСКИХ И ЗАРУБЕЖНЫХ СМИ НА РЕШЕНИЕ ФИФА

В публикации анализируются отклики российской и зарубежной прессы на решение ФИФА провести чемпионат мира по футболу 2018 года в России. Выявлены различия в позициях английской, американской и российской прессы по итогам данного решения.

Ключевые слова: чемпионат мира по футболу, ФИФА, спортивная пресса, футбольные фанаты.

2 декабря 2010 ФИФА назвала страну, которая примет чемпионат мира по футболу 2018 года. Решение международной федерации футбола отдать турнир России вызвало противоречивую реакцию в российских и зарубежных СМИ. Ведущие спортивные издания нашей страны («Спорт-Экспресс», «Советский спорт», «Чемпионат.com», «Спорт день за днем») пестрили патриотическими заголовками, смысл которых можно обобщить во фразе «Это фантастика!». Все это подкреплялось высказываниями российских и лояльных к нашей стране медийных личностей. В то же время в зарубежной прессе это решение ФИФА повлекло за собой ряд аналитических публикаций, провокационных расследований и откровенных нападок.

Обстоятельства сложились так, что через 4 дня после объявления решения ФИФА в Москве выходцами с Кавказа был убит болельщик «Спартака» Егор Свиридов. Это повлекло за собой ряд противоправных действий и выступлений с участием фанатов, что тут же нашло отражение в зарубежных СМИ. Британское издание The Guardian выпустило материал под заголовком «Беспорядки показали, что расизм – основа футбола в России». Автор приводит слова некоего фаната, который якобы заявляет о том, что ему страшно жить в этой стране.

Далее в публикации отмечалось: «Связи между ультранационализмом и футбольными фанатами растут пышным цветом в России, которая славится самыми хулиганистыми болельщиками в Европе». Образ «самых хулиганистых болельщиков Европы» становится основополагающим при формировании картины России для иностранных поклонников футбола.

Через три недели после получения Россией права проведения чемпионата мира в прессе США появились призывы бойкотировать соревнования. Американское издание ESPN опубликовало обращение главы футбольного клуба «Лидс Юнайтед» Кена Бэйтса, который заявил, что «Россия и Катар – очень плохой выбор для проведения чемпионатов мира». По информации издания, Бэйтс заручился поддержкой влиятельных лиц английской Премьерлиги и Федерации футбола Англии. «Мы не должны бояться нападать на FIFA, и даже покинуть FIFA, если это потребуется», – заявил футбольный функционер.

Стоит отметить, что в британской прессе выступление Бэйтса не нашло широкого отклика, но в целом риторика журналистов Великобритании была не менее жесткой.

Издание Sunday Express опубликовало материал с громким заголовком «День, когда футбол потерял свою душу». Материал представлял собой расследование ряда журналистов, в котором говорилось о том, что английская заявка на проведение чемпионата мира была дискредитирована русскими. По данным издания, президент России Владимир Путин предварительно встречался с вице-президентом ФИФА Уорнером, которого журналисты называют «зажравшимся толстяком из FIFA», и призвал его отказаться от поддержки английской заявки в пользу заявки России. Sunday Express пишет, что Уорнер «предал» всю Англию и лично принца Уильяма, которому он обещал голосовать за Англию. В этой же публикации говорится о том, что судьба голосования была решена заранее, потому что в день перед выборами президент ФИФА Йозеф Блаттер обзвонил 22 делегатов организации и предлагал им голосовать за Россию. Многие данные этого расследования выглядят голословными и неподтвержденными, но публикация вызвала серьезный резонанс в мировом футбольном сообществе.

Попытки отобрать у России право проведения чемпионата мира по футболу продолжаются и по сей день, несмотря на многочисленные заявления ФИФА о том, что этого не произойдет. В середине февраля 2017 года английский телеканал BBC выпустил провокационный фильм под названием «Армия российских хулиганов», в котором 269

рассказывается о готовящихся нападениях на болельщиков, планирующих посетить чемпионат мира в России. Фильм наполнен призывами к болельщикам всего мира отказаться от поездки в Россию в 2018 году. Данный материал вызвал очередную волну откликов, поэтому проблема подрыва спортивного имиджа России в зарубежной прессе требует дальнейшего мониторинга, дополнительного изучения и более глубокого анализа.

 

Том 2.

 

Стр. 31

Л. Ю. Иванова (Леонтьева) Санкт-Петербургский государственный университет

СТИЛЕВАЯ ИНТЕРФЕРЕНЦИЯ В МЕДИАТЕКСТАХ

Стилевая интерференция в медиа возникает как результат полиинтенционального авторского замысла, который допускает использование стилистических средств, присущих разным функциональным стилям, например, публицистическому и официально-деловому.

Ключевые слова: полиинтенциональность, стиль, медиа, авторский замысел.

В современной медиасреде рождаются тексты, стилистика которых формируется под влиянием экстралингвистических факторов разных функциональных стилей. Стилевая интерференция, наблюдаемая в конкретных коммуникативных ситуациях, происходит в результате использования для реализации полиинтенционального авторского замысла стилистических средств разной стилевой окраски. На наш взгляд, именно многофакторность формирования и полиинтенциональная природа стиля детерминируют сложное межстилевое взаимодействие, образуемое в речевом оформлении конкретного текста. Все это вполне закономерно: формирование творческого замысла — порождение смыслов, организующихся в иерархию микро- и макроинтенций, которые соотносятся с интенциональностью, присущей сфере общения, и интенциональностью, определяемой творцом (Дускаева Л. Р. Интенциональность медиаречи: онтология и структура // Медиатекст как полиинтенциональная система. СПб., 2012. С. 9-16). Авторский замысел может представлять собой совокупность макроинтенций одного функционального стиля и микроинтенций другого, воплощение иерархии интенций в стиле конкретного текста и приводит к интерференции стилей.

Примером, когда на информирующе-воздействующий стиль публицистического текста накладываются черты официально-делового стиля, предписания и констатации, служат выступления официального представителя Минобороны РФ И. Е. Конашенкова и комментарии в «Фейсбуке» Директора Департамента по информационным связям российского МИД РФ М. В. Захаровой. Обычно их высказывания представляют собой речевую реакцию на информационные стимулы-осуждения, допускаемые в адрес России, и строятся по принципу ответной реплики (по М. М. Бахтину). Чаще всего эти тексты формулируются в жанровой форме насмешки. Казалось бы, речь госпредставителей должна характеризоваться чертами, свойственными официально-деловому стилю с его точностью и безличностью. Однако в стиле сообщений в соцсети, а также на пресс-конференциях официально-деловая стилистика уходит на второй план и проявляется лишь в отдельных случаях. На первый план выдвигается стилистика публицистического воздействия.

Ирония, содержащаяся в ответных репликах, обнажает нелепость предъявляемых России претензий. Для создания иронического эффекта используется средства с комическим стилистическим эффектом: метафорические эпитеты (феерический маразм, нетленка, политические неудачники, катастрофическая глупость, русофобская истерия); фигуры речи (ни грамма муки, ни одной таблетки, ни одного одеяла); игра слов (российские боевые корабли в бессмысленных эскорт-услугах не нуждаются); фразеология (горшочек, не вари); номинации и выражения, свойственные позиции оппонента (Москва, дело рук Кремля) и др. Часто насмешка переходит в троллинг, с помощью которого авторы сводят к абсурду выдвинутые в адрес России обвинения, например в кибератаках: Так вот, если сейчас в Штатах начать продавать таблетки, антивирусы и шапочки с антеннами с подписью «Средство от русских хакеров», выручки хватит на три поколения вперёд. Между тем в указанных выступлениях обнаруживаются речевые проявления, характерные для делового стиля. В публикациях и выступлениях И. Е. Конашенкова очевидна установка на констатацию, когда он стремится к точности, не допускающей инотолкования: перечисляет цели авиаударов и их количество, дает технические характеристики использованного вооружения, используя при этом количественные имена числительные, номенклатурные наименования. Стандартизированность, вызванная техническими условиями, обнаруживается в форме высказываний, размещенных М. В. Захаровой на стене «Фейсбука». Полиинтенциональность речевой деятельности представителя государства реализуется в стилевой интерференции публицистического стиля с официально-деловым, при этом средства официально-делового стиля придают воздействию особую остроту и чёткость.

 

Стр. 37

Ю. М. Коняева Санкт-Петербургский государственный университет ГЛУМЛЕНИЕ КАК ДЕСТРУКТИВНАЯ ФОРМА ТРОЛЛИНГА В МЕДИАТЕКСТЕ

Исследование проведено при поддержке гранта Президента РФ МК-5506.2016.6 «Личность творца в зеркале современной российской журналистики: модель ценностно-организующего речевого воздействия»

В статье рассматривается одна из наиболее распространенных в медиасреде форм троллинга — глумление. На примере освещения правонарушения показывается деструктивный характер троллинга, обессмысливающего трагичность события.

Ключевые слова: троллинг, глумление, модальная рамка, информационный шум.

Троллинг как особый тип речевого поведения зарождается в сетевой среде и изначально рассматривается как присущая сетевому общению анонимная деструктивная речевая стратегия, цель которой — разрушение коммуникации посредством провокативных действий. Сегодня можно констатировать, что троллинг вошел в языковую моду и активно используется за пределами интернета, в том числе и в массмедиа. Он обнаруживается в информационном шуме в виде провокативно-стимулирующей реплики. Лингвистической основой троллинга становятся многозначность, двусмысленность слова или высказывания, полистилизм, приводящие к обессмысливанию, подмене темы, созданию алогизмов и стилистических контрастов. В медиатексте троллинг используется, с одной стороны, для прекращения бессмысленного диалога с целью разрежения, очищения информационного потока, и в этом случае разрушение взаимодействия имеет конструктивную основу. С другой — для искусственного придания остроты, эпатажности публикациям, балансирующим на грани фола. Здесь следует говорить уже о деструктивном характере троллинга, который становится информационным шумом в общем потоке. Глумление как деструктивная форма троллинга часто встречается в публикациях массовых изданий, когда различными выразительными средствами создается комическая модальная рамка текста, не соответствующая трагичности события.

Заметка «На Шуваловском швея отбилась от насильника с помощью молотка» (Fontanka.ru. 7.09.2015) начинается фразой: Неудачей закончилась попытка сексуального нападения на швею в Приморском районе. Женщина отбилась от обнаженного насильника молотком. Называя несостоявшееся изнасилование неудачей, автор встает на позицию правонарушителя, а не жертвы, для которой подобный исход можно назвать удачей. Такой перифраз делает изложение абсурдным. Более того, абсурдности изложению добавляет каламбур отбилась молотком. В сочетании с дополнительными деталями (обнаженного насильника) это способствует не эмпатии и сочувствию, а скорее скабрезности. Далее по ходу повествования в тексте происходит подмена объекта сочувствия, заявленного в заголовке: Как стало известно «Фонтанке», поздно вечером 6 сентября у 41-го дома по Шуваловскому проспекту прохожие увидели мужчину без одежды и с разбитой головой. Он просил о помощи. Медики госпитализировали его, а сотрудники полиции по обильным следам крови без труда пришли к ателье по пошиву одежды. В нем находилась испуганная 31-летняя швея с телесными повреждениями. Обратим внимание, что для описания правонарушителя использованы языковые средства, в совокупности формирующие образ жертвы: на это работают указание на время суток, описание окружающей обстановки, детализированное описание самого мужчины, его действий и последовавших за ними действий окружающих и т. д. В то же время для описания потерпевшей использована характерная для текста полицейского протокола канцелярская конструкция, которая представляет женщину не жертвой, а субъектом гражданско-правовых отношений. Примечательно, что в газетном сообщении отсутствует отрицательная оценка преступления, в то время как по отношению к жертве мы встречаем пренебрежительно звучащую разговорную номинацию кредиторша. Ироничность концовке придает сочетание метафоры и вводного слова: Как сообщили «Фонтанке» друзья женщины, она обратилась в Следственный комитет с заявлением о совершенном в отношении нее преступлении. Ее активное сопротивление, впрочем, пока стоит на пути правосудия. Вероятный насильник, оказавшийся 26-летним уроженцем города Когалым, получил серьезную травму головы и опросу пока не подлежит. Обозначенные приёмы изложения лишают событие трагичности, а ирония, направленная против жертвы, при отсутствии должной этической оценки описываемого выглядит как глумление над человеком, что не может не отражаться на восприятии подобной информации аудиторией.

 

Стр. 42

А. Г. Кротова Новосибирский государственный технический университет СТИЛИСТИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ ИНТЕРНЕТ-МЕМОВ В МЕДИАТЕКСТАХ

В работе анализируется стилистический потенциал интернет-мемов — особых единиц информации, популярных в интернете в определенное время. Экспрессия и стандарт, сочетающиеся в мемах, делают их одним из ярких средств выразительности в интернет-СМИ.

Ключевые слова: интернет-мем, выразительные средства, медиатекст, интернет-СМИ.

Интернет-мемы — явление в современной интернет-коммуникации отнюдь не новое, более того, сейчас эти «единицы информации» находятся на пике популярности. В мемах присутствуют, казалось бы, противоположные черты: с одной стороны, креативный характер, эмоциональность, экспрессивность, выразительность, демонстративность; с другой — стереотипность, повторяемость, клишированность. Данные особенности соотносятся со стилевыми чертами публицистического стиля, для которого также характерно сочетание стандарта и экспрессии. Именно поэтому использование интернет-мемов в современных медиатекстах — явление скорее закономерное и стилистически оправданное, нежели необычное и иностилевое.

Интернет-мем — это прецедентный феномен, получивший спонтанное широкое распространение в Сети в определенное время. Мемы включают единицы разной природы: слова, часто окказиональные, эрративные (руссиано); устойчивые сочетания (британские ученые); цитаты и их модификации (денег нет, но вы держитесь); изображения, аудио, видео. Мемы имеют признаки «вирусов», способны «мутировать» и вызывать «эпидемии». Жизнь мема можно представить в виде последовательности следующих этапов: возникает информационный повод; он «меметизируется», то есть превращается в мем — подхватывается и активно интерпретируется пользователями интернета; мем исчерпывает свой креативный потенциал, становится банальностью, штампом, постепенно угасает. В современных мемах практически всегда сочетаются визуальная и вербальная составляющая. Даже если мем изначально имеет сугубо вербальную форму, он поддерживается визуально (персонаж, комикс, гифы), так как современные технические возможности позволяют легко это сделать.

Сказанное выше справедливо по отношению к мемам, популярным в социальных сетях. При использовании же мемов в публицистических интернет-текстах активнее интерпретируется их вербальная составляющая. Возможно, это связано с тем, что визуальный ряд мема стилистически часто не согласуется с общественно-значимым содержанием публицистических текстов, создает не всегда уместный комический эффект, обусловливает возникновение ненужных ассоциаций с общением в социальных сетях. Однако там, где это стилистически уместно и оправданно, используется и визуальная поддержка: например, заголовок Нельзя просто так взять и пошутить над Россией за деньги (http://nsn.fm/society/mark-sheyn-nelzya-prosto-tak-vzyat-i-sdelatmem-za-dengi.php) сопровождается классическим для данного мема изображением Боромира (героя «Властелина колец»). Использование мемов в медиатексте определяется стремлением придать материалу непринужденный, открытый характер, приблизить его к интернет-аудитории, включить в общий культурный контекст интернет-коммуникации, подчеркнуть его злободневность и актуальность.

В связи с этим особенно часто мемы встречаются в заголовках, выполняющих таким образом контактоустанавливающую, аттрактивную и информативную функции: То чувство, когда согласен с Кадыровым (http://www.svoboda.org/a/28328656.html) — заголовок к материалу, посвященному депортации чеченцев и ингушей, начатой 23 февраля 1944 года; Вжух — и ям нет. Пермский край получит 106 млн рублей на улучшение дорог (http://properm.ru/auto/news/133164/). Мемы в публицистических текстах часто используются как средство для выражения отрицательных эмоций — насмешки, иронии, сарказма и т.п. Причем этот отрицательный заряд они могут приобретать еще до попадания в медиатекст. Так, возникший недавно мем Ждун идеально вписывается во многие журналистские материалы, описывающие проблемы современного общества явно иронически, сатирически. См., например, обзор «Ждун перемен» на сайте «НГС. АФИША» (http://afisha.ngs.ru/news/more/50264631/). Медийность, массовость, поликодовость, открытость медиатекстов делают их отличным полигоном для испытаний различных инноваций, в том числе и стилистических; а сетевой характер современных СМИ позволяет органично включать в арсенал выразительных средств медиатекстов и специфические интернет-единицы, в том числе и мемы.

 

Стр. 59.

В. В. Славкин Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова СТИЛИСТИЧЕСКИЙ КОНТРАСТ И СТИЛИСТИЧЕСКИЙ ДИССОНАНС В СОВРЕМЕННЫХ СМИ Одна из особенностей современного медиатекста — стилистическая неоднородность. Она может проявляться как стилистический контраст рядом или дистантно расположенных элементов, а также как стилистический диссонанс речевых элементов, нарушающий лингвоэтические каноны коммуникации.

Ключевые слова: медиатекст, стилистический контраст, стилистический диссонанс, лингвоэтика

Проблемы стилистической организации текста СМИ выступили на первый план лингвистических исследований в последней трети ХХ века как закономерное следствие развития лингвистики текста, ставшей одной из ключевых филологических парадигм современного языкознания в России и за рубежом. Анализ текстов художественной литературы в работах В. В. Виноградова, И. Р. Гальперина, В. В. Одинцова и др. базировался на понимании текста как сложноорганизованного единства, которое обусловлено образом автора. Обращение же к произведениям публицистической сферы привело исследователей к необходимости изучать сложные формы взаимодействия разностилевых элементов как характерную особенность современных журналистских материалов. Существенную роль здесь сыграла концепция В. Г. Костомарова о чередовании экспрессии и стандарта в средствах массовой информации.

Соединение элементов с разной стилистической информацией в рамках одного контекста диктуется необходимостью расширять и углублять коммуникативные качества медиатекста, который, с одной стороны, должен оказать воздействие на самые разные сегменты аудитории, с особыми предпочтениями и ожиданиями, в том числе в культурноречевой сфере, а с другой стороны, призван отразить все многообразие окружающего нас экономического, идеологического, культурного пространства. И если раньше, характеризуя речевое богатство языка художественной литературы, мы пользовались сочетанием система систем, то теперь с не меньшим основанием можем применить это выражение к медиастилю, только с уточнением — система коммуникативных систем. Актуализация разности стилистических потенциалов как рядом стоящих слов, так и дистантно расположенных фраз образует стилистический контраст, который разрушает монотонность речевого потока и позволяет акцентировать содержательный и/или стилистический компонент речевого элемента. Вероятно, самый очевидный и эффективный способ презентации такой речевой тактики — это языковая игра, требующая от читателя/зрителя/слушателя определенных интеллектуальных усилий для расшифровки механизма игровой речевой ситуации, то есть осознания того, каким образом автор медиатекста отклонился от привычного речевого канона и породил оригинальное, интересное употребление той или иной речевой формы, прецедентного имени и проч.

При этом обязательно следует учитывать, что непривычное, не характерное для данной коммуникативной ситуации речевое поведение может вступить (и очень часто вступает в современных СМИ) в конфликт с кодом культурно-речевого поведения, принятым значительной частью аудитории. Предпосылкой такого конфликта обычно становится стилистический диссонанс, который нами понимается как нефункциональная или дисфункциональная речевая манера, осознанно (в подавляющем большинстве случаев) нарушающая сложившиеся в данном социуме лингвоэтические нормы. Так, употребление известным теле- и радиоведущим в прямом эфире радиостанции «Вести FM» оскорбительных просторечий мразь, шваль, подонки для характеристики тех, кто настроен критически по отношению к нему, есть не что иное, как площадная брань, диссонирующая со статусом аналитического журналистского дискурса. Явлением того же порядка, а именно стилистическим диссонансом, является стёб, или ёрничанье, которое часто наблюдается как коммуникативная тактика с нарушением лингвоэтических норм.

Стилистический контраст и стилистический диссонанс объединяются свойством выразительности, но различаются целеполаганием: в первом случае это конструктивный коммуникативный эффект, во втором — деструктивный.

 

Стр. 86

Т. И. Фролова Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова СТИЛИСТИКА ПОВСЕДНЕВНОСТИ В МАССОВОЙ ЖУРНАЛИСТИКЕ

В сегменте массовой журналистики наблюдается экспансия социально-бытовой сферы. И печатные, и телевизионные массмедиа прочно освоили эту тематическую нишу. Несмотря на разнообразие стилистических решений, мир повседневности стал объектом медиаэксплуатации.

Ключевые слова: массовые СМИ, повседневность, эксплуатация.

Экспансия социально-бытовой тематики в массмедиа далеко не безразлична для общества даже в тех случаях, когда аудитории адресован облегченный контент. Социомикромир человека, быт — достаточно сложное, полное экзистенциального напряжения и драматизма образование. Рутина повседневности, обыденная в реальности, дает немало оснований для глубокого анализа. В периоды социальных изменений напряжение повседневности многократно возрастает и становится источником различных психологических травм, обусловленных дезорганизацией институтов, размыванием социальных норм и дезориентацией личности. Травма изменений, проявляющаяся на поверхности глубинных трансформационных процессов в виде многочисленных будничных драм, превращается в товар для массмедиа и поставляет на рынок многочисленные, разнообразные по тематике, форматам, стилистике медийные продукты, привлекающие внимание аудитории и нередко вызывающие шумные дискуссии.

Человеческие драмы стали товаром в массовых СМИ; в «серьезной» журналистике им, как правило, не находится места — большинство медиакритиков относят эти реалии к нравственно-эстетической категории «безобразного» и на этом основании отказывают им в праве быть объектом отражения. Однако это не снижает интереса аудитории к бытовым коллизиям. Обвинение ее в наличии такого интереса абсолютно проигрышно и обнажает только одно — профессиональную несостоятельность журналистов в показе повседневности. Стилистика подобного контента далека от принятых эстетических и нравственных стандартов. Натуралистические съемки, скрытая камера, дутая «экспертиза», бессмысленная и бессодержательная дискуссия зала, откровенные интервью производителей товаров и услуг, морализирующий или, напротив, циничный ведущий, бесцеремонный опрос жертв — набор разоблачительных «приемов» достаточно разнообразен и в аудиовизуальных, и в печатных СМИ. Проблема видится в следующем: стремлением привлечь аудиторию медиапродюсеры — а вслед за ними и все, кто причастен к производству контента, — смещают акценты и добиваются максимальной драматизации исходного материала. Исключительное преподносится как повседневное и обыденное. Дисбаланс продуман, заложен в самой концепции такого контента. Нагнетание угроз, псевдодраматизация не только создают зрелищность, притягивают к экрану и повышают рейтинги, но и провоцируют состояние тревоги, опасения и другие катастрофические реакции, общественные фрустрации. Тем не менее массовая аудитория вынуждена потреблять предлагаемый контент в силу его исключительной значимости для человека (что подтверждается исследованиями психологов и социологов).

В данной ситуации пока не видится простого решения. «Запретить» некачественный профессиональный продукт и невозможно, и неправильно; советовать потребителю «не смотреть» — наивно; призывать журналистов «иметь совесть» — неэффективно. Остается надеяться на развитие медиаобразования и преодоление болезней роста в нашей развивающейся медиасистеме. Широкая дискуссия вокруг проблемы также представляется актуальной.

 

Стр. 131-132 К. А. Панцерев Санкт-Петербургский государственный университет СМИ КАК ИНСТРУМЕНТ ИНФОРМАЦИОННОГО ПРОТИВОБОРСТВА: ПРАКТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ

На примере развернувшейся против России информационной войны автор предпринимает попытку оценить роль СМИ в формировании общественного мнения; предлагается выработать эффективные меры, способные нивелировать негативное воздействие западной пропаганды.

Ключевые слова: средства массовой информации, информационное противоборство, информационные потоки, пропаганда, стратегическая коммуникация.

Современная глобальная система СМИ характеризуется наличием транснациональных медиахолдингов, большинство из которых имеют штаб-квартиры в США, Канаде, Великобритании, Франции и Германии. Они обладают широким отрядом средств массовой информации, выходящих миллионными тиражами и располагающих широкой сетью корреспондентских бюро и разнообразных представительств по всему миру. Эти СМИ становятся эффективным средством распространения западной культуры и западных ценностей в странах с иным культурно-цивилизационным кодом. Они во многом навязывают западную точку зрения на происходящие в мире события, тогда как сама возможность существования альтернативных взглядов на мировые политические процессы изначально воспринимается как девиантная и попросту отвергается. Важно при этом понимать, что при всем видимом плюрализме средств массовой информации, который существует на Западе, в их оценке происходящих в мире событий нередко превалирует официальная точка зрения внешнеполитических ведомств западных стран.

Анализ современного информационного потока дает основание сделать вывод о том, что сегодня Россия превратилась в основной объект критики в западных СМИ, которые стремятся сделать все возможное для того, чтобы создать резко отрицательный образ России как агрессора и врага всему цивилизованному сообществу. При этом помимо собственно материалов средств массовой информации западная пропаганда активно использует и киноиндустрию. В качестве примера можно привести британский фильм «Третья мировая война: в командном пункте». Согласно сценарию, именно из-за агрессивных действий России развязывается третья мировая война. А в другом фильме, который называется «Генеральный план», рассказывается о методах, которые Россия использует, чтобы влиять на внутреннюю политику прибалтийских стран и тем самым внушать людям ностальгию по временам СССР и принижать значение обретения ими независимости. Совершенно очевидно, что демонстрации подобных фильмов не способствует налаживанию диалога с самой Россией, за которой на Западе прочно закрепился образ врага. Надо сказать, что подобные «трюки» на Западе вполне удаются. Зрители верят тому, что им показывают в эфире ведущих телекомпаний, таких как американская СNN, Британская BBС или немецкая ARD. К сожалению, реальность современной эпохи такова, что даже хорошо образованных людей держат в заблуждении, руководствуясь следующим правилом: «не можешь убедить — запутай». Возникает, таким образом, вопрос, что России следует предпринять для того, чтобы нивелировать воздействие подобной информационной продукции на умы широких слоев населения и все-таки разъяснить зарубежной общественности свою политику по тем или иным происходящим в мире событиям. По большому счету, это задача средств массовой информации. Однако российским СМИ крайне сложно пробиться на зарубежный медиарынок. Достаточно вспомнить недавний пример с запретом на шесть месяцев ретрансляции на всей территории Латвии телеканала «Россия»; регулярным нападкам подвергается и телеканал «Russia today».

Таким образом, можно сделать вывод, что на Западе российским СМИ приходится действовать в весьма непростых условиях. Нельзя сказать, что информационный поток, который идет из России, в полной степени решает поставленную задачу. Однако и произведенный на Западе информационный продукт удовлетворяет запросы аудитории лишь частично. Он способствует созданию негативного образа России исключительно в глазах западного зрителя, да и то не каждого, тогда как в самой России к подобным информационным вбросам относятся с юмором.

Связано это с тем, что люди, оценивая информацию, прежде всего смотрят на её источник. И если источник не вызывает симпатии и расположения, они обычно её отвергают. Таким образом, мы видим, что подобная информация, которая, согласно изначальному замыслу, должна была укрепить недоверие народа к власти, на деле может привести не к маргинализации общества, но к его сплочению, что является непременным условием эффективного противостояния в информационной войне.

 

Стр. 146 А. В. Вырковский, М. Ю. Галкина, А. В. Колесниченко, А. Ю.Образцова Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова ФЕНОМЕН КОНВЕРГЕНЦИИ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ УЧАСТНИКОВ ПРОЦЕССА СОЗДАНИЯ МЕДИАПРОДУКТА

В статье представлена работа по исследованию специфики интеграции конвергентных (технологических) практик в процесс создания редакционного продукта общественно-политических СМИ (печатных и электронных). Авторы обозначили картину трансформации функционирования редакции.

Ключевые слова: конвергенция, новые технологии, фото, журналистские практики, трансформация.

Проникновение новых технологий в работу журналистов печатных и онлайновых изданий не только влияет на «рутинную» работу сотрудников СМИ, но и видоизменяет классическую схему «создание-упаковка-распространение» медиапродукта. Комплексная картина трансформации функционирования редакции в различных измерениях — культурном, структурном, продуктовом — не создана. Соответственно, уровень моделирования процессов остается неосвоенным. Однако использование новых способов получения информации — далеко не единственное последствие проникновения технологий в работу коллектива редакции. Это проникновение — одна из составляющих процесса конвергенции, который определяет развитие медиа в наше время.

Конвергенцию мы понимаем как «создание цифрового медиапродукта с помощью интеграции мультимедийных и социальных элементов (текст, фото, инфографика, аудио, видео, гипертекст, блоги, социальные медиа и т.п.) и дистрибуцию этих продуктов через большое количество цифровых каналов» (Makeenko, Vyrkovsky, 2013: 146).

Большая часть современных медиа, отвечая на вызовы, связанные с присущей онлайновой среде конвергентностью и мультимедийностью, внедряют инновации в работу редакции спонтанно, руководствуясь необходимостью решения конкретной проблемы. Как правило, системное понимание того, как должна быть изменена работа корреспондентов и редакторов, отсутствует.

В РФ исследований, связанных с внедрением конвергентных практик в работу журналиста, проводилось крайне мало и посвящены они были лишь разрозненным аспектам отмеченной выше научной проблемы. Данное исследование сосредоточено не на методах получения информации, а только на конкретных конвергентных практиках — использовании фотографий, видеоматериалов, аудиоматериалов. Авторы попытались понять, насколько активно сотрудники общественно-политических СМИ включают эти конвергентные элементы в свою деятельность. В попытках выявить структурно-организационные последствия цифровизации исследователи провели контент-анализ более 700 материалов из 30 СМИ. Комплексное изучение процессов, протекающих в медиасреде под влиянием новых технологий в течение последних 10 лет, представлено исследователями с точки зрения участников процесса создания медиапродукта — журналистов, редакторов, менеджеров первых уровней. Цель исследования — изучить трансформацию работы редакций печатных и онлайновых масс-медиа под воздействием цифровизации за последние 10 лет на уровнях: — рутинных процессов создания медиапродукта; — структуры основной производственной единицы — редакции; — организационной культуры медиакомпании; — управления создаваемым медиапродуктом; — взаимодействия с иными акторами медиапроцесса: аудиторией, неинституциализированными производителями контента и пр. Таким образом, создание цельной модели конвергенции на базе изучения редакционной рефлексии позволит сблизить теорию и практику, а также построить солидный фундамент для дальнейших исследований в этом направлении.

 

Стр. 188-189

И. А. Куксин Cанкт-Петербургский государственный университет ИНТЕРНЕТ КАК ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ ПРИ ОСВЕЩЕНИИ ЧС НА ТВ

В материале анализируется проблема использования на телевидении аудиовизуального контента об авариях и катастрофах, распространяемого в сетевом пространстве. Автор рассматривает особенности влияния этого контента на массовую аудиторию.

Ключевые слова: чрезвычайные ситуации (ЧС), телевидение, Интернет, СМИ.

Как известно, визуальная составляющая является основой для телевизионного контента. Именно видеоряд диктует развитие журналистского материала. До активного развития социальных сетей аудиовизуальные СМИ, рассказывающие о чрезвычайных ситуациях, как правило, подключались к освещению ЧС на стадии ликвидации последствий, что влияло на развитие всего сюжета. Визуальное решение репортажа строилось на основе видеоряда, построенного на фиксации последствий происшествия — на «картинке» с места события, которую получали журналисты уже на стадии ликвидации последствий ЧС: разборы завалов, помощь пострадавшим и т. д. Подробности происшествия сообщались на вербальном уровне, видеоряд лишь доказывал масштабы бедствия, вероятный размер ущерба и т. д. С развитием и всеобщей доступностью цифровых технологий, мобильных приложений и устройств с функцией аудиовидеозаписи изменились журналистские подходы и профессиональные стандарты и требования к телевизионному контенту. Сегодня ни один телевизионный репортаж о ЧС не обходится без использования кульминационного момента — видеозаписи (или компьютерной реконструкции) аварии, катастрофы, ЧП. Таким образом, именно аудиовизуальный контент, распространяемый в сетевом пространстве, становится сюжетообразующим элементом в современных телевизионных репортажах о ЧС. Такое видео, как правило, общедоступно и распространяется по сетевым каналам коммуникации (Youtube.com, Youtube.ru, Facebook.com и др.), что позволяет компаниям-конкурентам его использовать. Например, одно и то же любительское видео падения «Челябинского метеорита» (2013 г.), крушения пассажирского авиалайнера в Ростове-на-Дону (2016 г.) и многих других ЧС использовалось федеральными и региональными телеканалами с различными трактовками причин и последствий. Видео-контенту такого рода свойственно низкое техническое и творческое качество, т. к. зачастую роль оператора выполняет технический прибор — видеорегистратор, камеры онлайн-наблюдения и т. д. Чрезвычайное происшествие фиксируется, как правило, по принципу «все, что попало в кадр», без творческого подхода и журналистского анализа события. Журналист, не являясь свидетелем происходящего, выполняет функцию удаленного интерпретатора события, комментируя ЧС в соответствии со стандартами, принятыми в СМИ, что, на наш взгляд, является причиной появления множества журналистских версий, преобладания эмоциональной составляющей журналистского материала над рациональной. На первый план выходит сенсационность, эксклюзивность и субъективность авторских оценок в ущерб принципу объективности и эмоциональной нейтральности. В настоящее время оперативность подачи эксклюзивной информации становится наиболее значимым фактором конкуренции СМИ в борьбе за аудиторию. Обратим внимание на то, что факт трансляции на телевидении непрофессионально зафиксированного визуального контента о ЧС наделяет такое видео всеми признаками массовой информации, обладающей эффектом воздействия на массовую аудиторию. К тому же, обезличенность контента (автор, как правило, выступает в сети Интернет под ником), персонифицируется журналистом, подготовившим эфирный материал, ведущим информационной программы, названием ТВ-канала, т. е. наделяет любительское видео профессиональным статусом, что оказывает определенное влияние на массовую аудиторию, снижая порог критического восприятия транслированного на телеэкране сюжета о ЧС. На наш взгляд, именно акцент на визуальной составляющей аварии, катастрофы, ЧП (кульминационный момент ЧС, зафиксированный случайными свидетелями) сегодня формирует журналистские подходы к освещению ЧС, а также новую парадигму восприятия телевизионного контента массовой аудиторией. Множественность версий события, многозначность толкования фактов и причин чрезвычайного происшествия (как следствие — ЧС), сенсационность подачи материала формируют поле возможностей для манипуляций общественным мнением, что способно негативно отразиться на процессе преодоления последствий ЧС в самом обществе.

 

Стр. 207

Л. Р. Кинзикеева Национальный исследовательский университет «Высшая Школа Экономики», Москва

НАРРАТОР В ДОКУМЕНТАЛЬНОМ ФИЛЬМЕ НИКОЛАЯ КАРТОЗИИ И АНТОНА ЖЕЛНОВА «САША СОКОЛОВ. ПОСЛЕДНИЙ РУССКИЙ ПИСАТЕЛЬ»

Анализируется нарратив в документальном фильме «Саша Соколов. Последний русский писатель». Автором исследуется статус нарратора, который выступает как в качестве объекта повествования, так и в качестве субъекта рассказа (диегетический нарратор).

Ключевые слова: нарратив, диегетический нарратор, автор.

В последние годы можно наблюдать значительный рост популярности теледокументалистики. Сегодня телевидение является одним из главных «рассказчиков», это во многом является следствием доступности большого количества онлайн-архивов. Так, видеоархив документалистики Первого канала включает в себя более тысячи фильмов, которые можно бесплатно и в любое время посмотреть в режиме открытого доступа. Режиссер Ирина Васильева отзывается о работе с этим каналом следующим образом: «Там больше исключений, он свободнее, чем другие, увереннее в себе. Живая струя в мертвом русле». На Первом канале 10 февраля был представлен документальный фильм Николая Картозии и Антона Желнова «Саша Соколов. Последний русский писатель». После показа этого фильма последовала бурная реакция как со стороны зрителей, так и со стороны кинокритиков. В настоящей работе исследуются основные особенности повествования этого документального фильма.

Согласно классификации С. А. Муратова, этот фильм больше всего подходит под категорию «рассказ от лица героя». Поначалу Саша Соколов создает видимость недиегетического рассказчика: «Ему было тяжело выходить даже во двор погулять, потому что из такой страны, как Канада, вдруг он оказался лицом к лицу с послевоенным обществом... Он родился свободным, независимым, болезненно независимым во многих отношениях, он не боялся, он был человеком нового времени...». Но потом он сам указывает на то, что описываемый юноша и есть нарратор (диегетический). «Но на самом деле я жив, я здесь, с вами, он — это я».

В фильме, согласно типологии А. А. Пронина, используются повествовательные, миметические и описательные элементы. Так, повествование идёт от лица Николая Картозии, автора сценария фильма. Миметические действия в фильме представлены в виде кадров Саши Соколова на лыжах, сюда же относится само действие в кадре (поездка в поезде, монтажные склейки, аллегории в виде хендмейда). Описательные элементы — это документы, представленные в картине (в частности, письмо-отзыв В. В. Набокова на произведение Саши Соколова «Школа для дураков»). Отметим, повествование в фильме непрерывно. Монтаж фильма очень четко передает одну из главных тем в жизни героя — бегство. Текст сценария Николая Картозии во многом открывает особенности главного героя, дается авторская трактовка основных событий, повлиявших на судьбу Саши Соколова. Как справедливо отмечает Ю. А. Оганесова, в документальном кино раскрывается не только образ героя, но и авторский подтекст. Из вышеизложенного следует, что в фильме «Саша Соколов. Последний русский писатель» четко прослеживается авторская нарративная модальность, автор присутствует в фильме не только не выраженно, имплицитно, исследуя архив, осуществляя монтаж, но предстает перед зрителем и в закадровом тексте, и в кадре (А. Желнов).

 

Стр. 231 С. В. Богданов Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова «МЕРЦАЮЩИЕ» СОБЫТИЯ: ОСОБЕННОСТИ ФЕЙКОВЫХ НОВОСТЕЙ И ИХ МЕСТО В СТРАТЕГИЧЕСКИХ КОММУНИКАЦИЯХ

Фейк непросто отличить от правды, и правду можно попытаться превратить в фейк. Необходима выработка «инструментария правды». Принцип «честность — лучшая политика» должен стать основополагающим в коммуникационных стратегиях.

Ключевые слова: фейк, постправда, фактоид, альтернативные факты.

Фейковые новости представляют собой сфальсифицированные события, сгенерированные таким образом, чтобы быть похожими на правду и привлечь максимальное внимание аудитории. На практике диапазон фейковых новостей широк — от привлекательного заголовка, не соответствующего информации, содержащейся в основном тексте статьи, до того, что можно назвать «не фейковой, но при этом не до конца правдивой информацией». Тот факт, что фейковые новости трудно отличить от реальности, а также стремление их авторов к максимизации медийного эффекта, дает основание экспертам говорить о мире «постправды» («post-truth») — информационной среде, в которой решающее влияние на формирование общественного мнения имеет воздействие на эмоции, личные убеждения, ценности, а не представление аудитории объективных фактов. Среди обитателей мира «постправды» преобладают так называемые «фактоиды» — события, ставшие таковыми только в результате их упоминания в СМИ.

В этой связи интерес представляет появившееся в официальном комментарии представителя администрации Белого Дома выражение «альтернативные факты». Именно с помощью этого словосочетания советник Дональда Трампа Кэллиэн Коннуэй выступила в защиту заявления пресс-секретаря Белого Дома Шона Спайсера о том, что инаугурация Дональда Трампа стала самой популярной в истории. И хотя термин «альтернативные факты» может вызвать недоумение, он вполне логичен в мире «постправды». Как отмечает известный медиаэксперт Андрей Мирошниченко, в новой реальности объективный факт и его искажение, правда и ложь не противостоят друг другу, а сосуществуют, и, таким образом, на место дихотомии «или/или» приходит одновременность «и/и». В среде постправды в качестве фактоида инаугурация Дональда Трампа одновременно является и самой массовой, и самой непопулярной. Событие становится мерцающим: оно было и в то же время его не было, в зависимости от восприятия того или иного человека или от сегмента целевой аудитории. В этой ситуации стандартная процедура фактчекинга перестает быть надежным средством противодействия фейковым новостям. Во-первых, особенности восприятия человеком информации таковы, что самое убедительное опровержение будет намного менее популярным по количеству просмотров, шеров и ретвитов, чем яркая и при этом ложная новость, которая вызвала это опровержение. Во-вторых, значительную роль играют когнитивные искажения. Любая информация, воспринимаемая человеком, проходит через фильтр его убеждений, эмоций, стереотипов. Как отмечают финские исследователи Ирина Халдарова и Мерви Пантти, фейки становятся наиболее убедительными тогда, когда они генерируются в русле продвигаемого субъектом коммуникации стратегического нарратива. В-третьих, правдивое сообщение можно попытаться превратить в фейк, взяв на вооружение девиз руководителя коммуникационной компании Hill&Knowlton Джона Хилла, консультанта табачных компаний после Второй мировой войны — «наш продукт — сомнение». Вызывая сомнения в правдивости информации, можно отвлечь внимание аудитории от действительно значимых проблем. Таким образом, генерирование фейковых новостей и их нейтрализация становятся важной частью долгосрочной коммуникационной стратегии, или стратегической коммуникации, которую Д. П. Гавра определяет как «коммуникация, обеспечивающая разработку и реализацию стратегии социального субъекта с помощью своих особых — коммуникационных — ресурсов, средств, инструментов». В краткосрочной перспективе фейковым новостям можно противостоять посредством выработки «инструментария правды», с помощью которого можно было бы делать факты реальности интересными, привлекательными, цепляющими внимание аудитории. В долгосрочной перспективе необходимо стремиться к формированию иммунитета против фейковых новостей, культуры критического подхода к восприятию и интерпретации информации. Принцип «честность — лучшая политика» должен стать основополагающим для разработчиков коммуникационных стратегий.

 

Стр. 238

А. Н. Гуреева Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова МЕДИАТИЗАЦИЯ КАК МЕТАПРОЦЕСС СОВРЕМЕННОСТИ

Одним из метапроцессов современности становится медиатизация. Исследователи характеризуют медиатизацию не только как процесс взаимовлияния медиа и общества, но и как процесс постоянного усиления роли и значения медиа в формировании и развитии всех сфер общественной жизни.

Ключевые слова: медиация, медиатизация, медиа, медиаисследования.

Благодаря таким метапроцессам, как медиатизация, цифровизация и коммерциализация, современные медиа сегодня обретают новые формы и содержание, происходит постоянная трансформация, стимулируемая развитием информационнокоммуникационных технологий. Как отмечает профессор Е. Вартанова, «Скорость и динамика перемен заставляют исследователей не только постоянно анализировать происходящее, но и стремиться заглянуть в будущее. В исследованиях медиа, как и во всем кластере социально-политических наук, становится популярным научное прогнозирование, моделирование будущего, что должно помочь разработать адекватные стратегии реагирования на многоуровневые и разнонаправленные тенденции развития. Сценарный анализ, форсайты, исследования по методу дельфи — эти и другие футурологические методы призваны описать возможные будущие тенденции развития и реальность» (Вартанова Е. Л. Будущее российских медиа: о необходимости прогнозирования // Век информации. Медиа в современном мире. Петербургские чтения: матер. 55-го междунар. форума / отв. ред. С. Г. Корконосенко. Т. 2. Высш. шк. журн. и мас. коммуникаций СПбГУ Санкт-Петербург, 2016. С. 288–291). Говоря об анализе возможностей развития российских медиа, необходимо обозначить роль медиатизации как основополагающего процесса современности. Если первоначально исследователи все чаще употребляли термины медиация, медиатация, медиазация (что подразумевало роль медиа как посредника и только), то в последние годы все чаще употребляется термин медиатизация как двусторонний процесс взаимовлияния общества и медиа. Современная трактовка понятия медиатизации в целом сводится к интеграции медиа в различные сферы жизни общества, формирование единой культурно-коммуникационной системы социума; и как будет развиваться это взаимовлияние — этот вопрос волнует многих исследователей. В сфере медиаисследований понятие медиации появляется с начала 1990-х годов: Г. М. Маклюэн определил коммуникативную роль медиа как основного посредника во всех отраслях жизни общества. Термин медиатизация был впервые применен английским исследователем Дж. Б. Томпсоном для обозначения роли медиа как институционально организованных структур, транслирующих не просто информацию, но образцы культуры, формирующие современное общество на протяжении последних веков, в таких условиях журналисты как профессиональная группа выступают теперь не просто как трансляторы сообщений, но являются и создателями общезначимых смыслов. Свое видение понятий «медиация» и «медиатизация» в разные годы предлагали и такие исследователи, как R. Silverstone, N. Couldry, W. Schultz, F. Krotz, S. Hjarvard. Что касается отечественных исследований, то термин медиатизация впервые появляется в 1991 году в работе Т. В. Андриановой и А. И. Ракитова (1991), рассуждения о роли и значении данного процесса можно также найти в работах Д. И. Шаронова (2008), Л. М. Земляновой (2002), Н. Б. Кирилловой (2006), И. В. Рогозиной (2003).

В результате анализа зарубежных и отечественных медиаисследований представляется наиболее верным понимать медиатизацию как двусторонний процесс, в рамках которого медиа и различные сферы общественной и культурной жизни оказывают определяющее и формирующее взаимное влияние друг на друга. Этот процесс внедрения медиа в современную жизнь и постоянного усиления их взаимовлияния и называется медиатизацией, это метапроцесс, посредством которого общество все в большей степени представлено медиа, становится зависимым от медиа.

 

Стр. 242-243 А. С. Зотова Уральский государственный педагогический университет ГЕЙМИФИКАЦИЯ В СОЦИАЛЬНОЙ РЕКЛАМЕ: НОВАЯ СТРАТЕГИЯ ВОЗДЕЙСТВИЯ НА СОЦИУМ

Исследование выполнено за счет гранта Российского научного фонда (проект №16-18-02102).

В статье представлена попытка рассмотрения явления геймификации в русле социальной рекламы, охарактеризованы базовые принципы и основные аспекты данного явления.

Ключевые слова: реклама, коммерческая реклама, социальная реклама, геймификация, игрофикация.

Геймификация (от англ. gamification) — это процесс использования игрового мышления и динамики игр для вовлечения аудитории и решения задач, превращения чеголибо в игру. Другие источники предлагают разные вариации данного термина, имеющие незначительные отличия. Так, Хелен Попкин считает, что геймификация — это «применение подходов, характерных для игр, в неигровых процессах с целью привлечения пользователей и потребителей, повышения их вовлечённости в решение прикладных задач, использование продуктов, услуг». Таким образом, все определения можно привести к единой формуле: геймификация — это применение игровых механик в неигровых процессах. Геймификацию можно назвать попыткой мира адаптироваться под новых людей и их новый образ жизни; конкуренция, эффективность, интерес, внимание к личности — базовые категории современного человека, выстраивающего отношения в социуме.

Геймификация основана на множестве сложных психологических и поведенческих принципов, среди которых выделяют 4 базовых. Мотивация. Реципиент должен быть мотивирован к взаимодействию. Как известно, наиболее мощными стимулами к действию является желание получить удовольствие или избавиться от дискомфорта — в качестве первого мотиватора можно использовать любое вознаграждение, будь то физический приз или возможность получить признание друзей. Неожиданные открытия и поощрения. Бонусный контент, специальные вознаграждения, неожиданная похвала, новые возможности — подобные приятные неожиданности вызывают у людей любопытство, каковое впоследствии порождает желание достичь конечной цели конкурса, задания или соревнования. Статус. Индикаторы прогресса, значки, списки лидеров, публичная похвала — эти и многие другие форматы отображения достижений являются стимулами к действию. Вознаграждения. Вознаграждения могут быть эмоциональными, физическими, персональными или повышающими статус. К основным аспектам геймификации относятся: динамика — использование сценариев, требующих внимания пользователя и реакции в реальном времени; механика — использование сценарных элементов, характерных для геймплея, таких как виртуальные награды, статусы, очки, виртуальные товары; эстетика — создание общего игрового впечатления, способствующего эмоциональной вовлеченности; социальное взаимодействие — широкий спектр техник, обеспечивающих межпользовательское взаимодействие, характерное для игр. Социальная реклама вслед за коммерческой успешно усвоила все базовые принципы геймификации. Каждый человек испытывает удовлетворение от результатов своей работы, а социальная реклама, направленная на обращение внимания к проблемам общества и дальнейшее их решение способствует масштабированию принципа бонусного вознаграждения по следующему алгоритму: решил социальную проблему — помог обществу. Явление геймификации сравнительно новое в коммерческой рекламе, социальная реклама только стала на путь ее освоения, но можно предположить, что геймификация в ближайшее время будет все чаще использована как стратегия воздействия на членов социума.

 

Стр. 244

В. Ю. Костиков Московский институт телевидения и радиовещания «Останкино» ИННОВАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В ПРОДВИЖЕНИИ БРЕНДОВ ГЛОБАЛЬНОГО СПОРТА

Инновационные технологии спортивные интернет-ресурсы применяют при освещении событий и с целью развития клубных брендов. В коммуникативной стратегии топ-клубов футбольной индустрии используется многомерный и многофункциональный инструментарий продвижения бренда — SMO, SMM, CEM.

Ключевые слова: бренд, спортивный маркетинг, социальные медиа.

Использование социальных сетей в качестве канала продвижения бренда и для решения других бизнес-задач — один из наиболее эффективных инструментов е-маркетинга. Комплексное применение интерактивных технологий в медиасфере спорта позволяет повышать осведомленность стейкхолдеров о клубном бренде, обеспечивать его гибкую поддержку и обслуживание. И в российских, и в европейских социальных сетях есть удачные примеры деятельности клубов по формированию единого социокультурного пространства бренда. Это эффективные коммуникации таких брендов, как ФК «Manchester Sity», «Manchester United», «Зенит», «Спартак». Проведенное автором исследование технологий и контента указанных брендов (01.12.2016 — 01.01.2017) выявило, что в коммуникативной стратегии топ-клубов используется многомерный и многофункциональный инструментарий продвижения бренда — SMO (Social Media Optimization), SMM (Social Media Marketing), CEM (Customer Experience Management). SMO как комплекс мер по продвижению веб-ресурса в социальных медиа служит целям его оптимизации для конкретных бренд-сообществ. Формат SMM является деятельностью непосредственно в социальных сетях для создания групп, приложений, встреч с более или менее скрытой рекламой. CEM — это управление клиентским опытом, направленное непосредственно на взаимодействие с потребителем и сфокусированное на влиянии на его поведение. В сфере спорта данные технологии обращены не только к посетителям стадионов, но и к подписчикам в социальных сетях, покупателям атрибутики по всему миру, к представителям фан-клубов и спортивной общественности. При использовании стратегий продвижения бренда важно четко таргетировать аудиторию, чтобы работать с заинтересованными пользователями. Любое продвижение требует тщательного мониторинга и анализа, чтобы в конечном итоге остановиться на наиболее действенных площадках и инструментах. Так, социально ориентированный брендинг проецируется на создание отношений, в которых клиенты могут использовать возможности клуба для получения личных выгод. В связи с этим актуально дальнейшее развитие сервисного аспекта бренда, т. е. предоставление клубом дополнительных возможностей и услуг, доступных через Интернет. Например, напоминать болельщикам о клубных услугах, начиная от времени просмотра матча до push-уведомлений, содержащих персонализированный контент и специальные предложения. Или использовать мир спортивных компьютерных игр как набирающее огромную популярность увлечение полноценным спортом, что способно увеличить влияние клубных брендов. Незаменимый инструмент в спортивном маркетинге — база данных по клиентам (customer data platform, CDP). Технология позволяет аккумулировать данные из открытых источников, информацию об онлайн-транзакциях, об использовании мобильных приложений, о посещении веб-сайтов, просмотрах видео и пр. CDP помогает систематизировать полученные данные, обновлять их, классифицировать и адаптировать под нужды клуба. Целесообразно использовать уникальные мобильные приложения как эффективный и прибыльный инструмент привлечения фанатов. Клубы могут выпускать приложения, позволяющие пересматривать наиболее интересные моменты игры, получать эксклюзивный контент, статистику, призы. В целом контент, который клуб предлагает в социальных сетях, должен иметь креативный характер, развивать аналитику и активную работу с лидерами мнений, адвокатами бренда.

С точки зрения развития спортивного маркетинга, официальные сайты клубов и аккаунты в социальных сетях фактически становятся принципиально новыми рекламнокоммуникационными площадками с высокой степенью вовлеченности аудитории и вирусным характером распространения информации. При этом анализ этапов коммуникаций бренда с аудиторией стейкхолдеров дает возможность оценить применение технологий в медиасфере спорта.

 

Стр. 246 И. П. Кужелева-Саган Томский государственный университет К ВОПРОСУ ОБ ОНТОЛОГИИ СОВРЕМЕННОГО СЕТЕВОГО ОБЩЕСТВА

Сегодня мы живем в сетевом обществе, и его онтология не поддается описанию только в рамках «виртуальности» или «реальности». Цель исследования — выявить основные тренды в понимании онтологии современного общества-Сети.

Ключевые слова: общество-Сеть, онтология, виртуальность, реальность.

Понимание сущности любого явления, принадлежащего современному сетевому обществу, зависит от понимания онтологии самого этого общества в целом. Сегодня существуют три основные позиции относительно специфики онтологии общества-Сети. Утопическая позиция. Первые представления о новом обществе появились задолго до его наступления. Не отрицая сложности общества-Сети и существования в нём разного рода проблем, футурологи-оптимисты и технократы (D. Bell, Z. Brzeziński, J. K. Galbraith, J. Naisbitt и др.) полагали, что человечество будет способно их решать с помощью новейших электронных и компьютерных технологий. Светлое будущее связывалось с неиерархической структурой сетевого общества и расцветом экономики нового типа (знаниевой, информациональной, суперсимволической, сервисной), концом бюрократии и торжеством демократии. Ключевые метафоры этой парадигмы, касающиеся онтологии пространства как места обитания и работы: глобальная деревня (M. McLuhan), глобальный метрополис (H. Kahn), глобальный город (S. Sassen), электронный коттедж (A. Toffler). Эти подходы описывают наиболее традиционные для жизни и работы большинства людей места, не вступающие в противоречие с экзистенциальной сущностью человека; изменились только их размеры и технологическая оснащенность, но именно это и является фактором новых потрясающих возможностей для индивидов. Такое оптимистическое видение будущего доминировало всю последнюю треть ХХ века. Антиутопическая позиция. Её представителей — футурологов-технофобов, экзистенциалистов, теоретиков Франкфуртской школы, постмодернистов, некоторых социологов, экономистов и исследователей-коммуникативистов (A. Huxley, G. Orwell, K. Jaspers, H. Marcuse, J. Baudrillard, F. Guattari, G. Deleuze, P. Virilio, S. Garfinkel, A. Bard and J. Soderqvist, W. J. Mitchell) — объединяет отсутствие каких-либо «розовых красок» в онтологических портретах постиндустриальной фазы развития человечества; понимание амбивалентной сущности технологий, способных выходить из-под контроля людей и управлять ими прямо или тайно; отсутствие иллюзий относительно прозрачности и неиерархичности сетевого общества.

Онтология общества-Сети определяется как информационно-коммуникативная, цифровая, самоорганизующаяся, основанная на принципах хаоса и порядка. «Гибридность» онтологии — отсутствие четких границ между реальным и виртуальным — важнейшая характеристика общества-Сети. Его коммуникационная структура описывается как иерархическая сетевая, ризоматическая, нейронная, фрактальная, матричная, текучая. Фиксируются эффекты сжатия времени и пространства и актуализируются параметры скорости и мобильности. Подчеркивается суперсложный характер общества-Сети и с точки зрения наличия в нём огромного количества неразрешимых проблем. Отсюда определения этого общества: сверхкомплексное, супермобильное, вирусное, симулякризованное, риска и тотального контроля, цифровых аборигенов и цифровых иммигрантов, нетократов и консьюмтариата. Ключевые метафоры онтологии пространства как места обитания и работы: виртуальное пространство, киберпространство, дополненная реальность, лабиринт, паутина, матрица, социальные сети, информационные хайвеи и хабы, электронные дубликаты городов, глобальная электронная агора.

Очевидно, что в рамках утопической парадигмы общество-Сеть предлагает человеку новые возможности для развития и самореализации, он становится более свободным и гармоничным. В рамках антиутопической парадигмы человек идет верным путем не только к социальному одиночеству, но и к «номадическому безумию» (J. Attali) и «цифровой шизофрении» (D. Rushkoff). Компромиссная позиция. Автор данной статьи придерживается третьей — компромиссной или технорациональной — позиции: технологизация рассматривается как неизбежный глобальный фактор развития социума, способный вызвать как позитивные, так и негативные антропологические изменения. Представители этого подхода (M. Castells, A. Nazaretyan, P. Schedrovitsky) уверены в возможности баланса между техническим прогрессом и развитием духовной сферы общества.

 

Стр. 266

Жэнь Цзе Санкт-Петербургский государственный университет БРЕНД «HUAWEI» И ОСОБЕННОСТИ ГЛОБАЛЬНОЙ СТРАТЕГИИ ЕГО ПРОДВИЖЕНИЯ

Работа исследует практическую глобальную стратегию компании «Huawei», отмечает функцию рекламы в пропагандистской стратегии компании для формирования имиджа бренда Huawei и продвижения компании «Huawei» в СМИ России.

Ключевые слова: компания «Huawei», реклама, СМИ.

«Huawei» является ведущим мировым поставщиком предложений в сфере информационно-коммуникационных технологий. Благодаря ответственному ведению бизнеса, непрерывному внедрению инноваций и открытости к сотрудничеству компании удалось сформировать конкурентоспособный портфель комплексных решений в области телекоммуникаций, корпоративных сетей, оборудования и облачных вычислений. Продукты и услуги «Huawei» используются более чем в 170 странах в разных регионах мира (Официальный сайт Huawei: URL: http://www-file.huawei.com/~/media/CORPORATE/ Local-site/ru/Annual-report/PDF/Annual%20report%202015_RUS.pdf?la=ru-RU).

Процессы глобализации оказывают существенное воздействие на развитие мировой экономики. Благодаря тенденции глобализации страны и компании имеют небывалые возможности для развития. Географические границы не могут препятствовать продвижению бизнеса. Развитие компании в той или иной степени зависит от международного бизнеса. Процесс глобальной стратегии «Huawei» можно разделить на четыре направления. Во-первых, продвижение в Гонконге, который является одним из международных экономических центров. Во-вторых, развитие новых рынков в развивающихся странах, таких как Африка, Южная Америка, а также в богатом ресурсами рынке России. В-третьих, открытие полностью новых областей, в том числе таких, как Таиланд, Сингапур, Малайзия и другие рынки. В-четвёртых, открытие новых рынков развитых стран, особое стратегическое внимание направлено на североамериканский рынок. Сегодня компанией «Huawei» внедрено 1,8 млн энергетических систем для телекоммуникационной отрасли в 170 странах. На данный момент «Huawei» является одним из наиболее инновационных брендов мира. Одним из приоритетов информационного продвижения «Huawei» стало именно медиапространство, что во многом связано с преимущественными предложениями российскому потребителю технологий для обеспечения коммуникации в электронном пространстве. Исследование особенностей глобальной стратегии компании «Huawei» поможет глубже познакомиться с технологиями ее продвижения в российском медиапространстве. Значительная часть этих технологий приходится на рекламу, способствующую укреплению бренда в российском экономическом пространстве. В качестве эмпирического материала могут быть привлечены документы, находящиеся в открытом доступе, в частности годовые отчёты компании «Huawei» за последние годы. В настоящее время ООО «Техкомпания Huawei» имеет сформированные составляющие фирменного стиля, в том числе и задействованные в рамках интегрированных маркетинговых коммуникаций. Компания имеет логотип, который представляет бренд, фирменные цвета, слоган, название. Компания продвигает собственные интересы при помощи всех видов рекламы, а также классических и креативных технологий PR и маркетинга. Но медиастратегии «Huawei» ещё недостаточно эффективны, компания в большинстве случаев ориентируется только на собственные сетевые ресурсы и слабо развивает коммуникации со сторонними сетевыми ресурсами. Информацию о ней в российском медиапространстве нельзя назвать постоянно востребованной и обновляемой, компания время от времени дает о себе знать, но не поддерживает должный уровень внимания к себе постоянно, не создает информационных поводов, которые бы не позволяли потребителю забыть о ее активности и проявлять внимание к брендам «Huawei». Для того чтобы построить успешную программу продвижения бренда для «Huawei», необходимо ориентироваться на то, чтобы иметь возможность предоставлять весь тот спектр услуг, который предоставляет конкурент, и при этом включать дополнительные услуги, которые у конкурента отсутствуют.

 

Стр. 269 Е. А. Каверина Санкт-Петербургский государственный университет ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СОБЫТИЙНЫХ КОММУНИКАЦИЙ

В статье раскрываются теоретические аспекты событийных коммуникаций, уделяется внимание ритуальным практикам, рассматриваются современные направления событийного маркетинга.

Ключевые слова: специальное событие, событийные коммуникации, событийный маркетинг, ритуал, праздник, событие.

Сегодня понятие «событийные коммуникации» активно используется в международном тезаурусе профессиональной коммуникационной деятельности: event communication (англ.), event management (англ.), communication evenementielle (франц.), erlebnismarketing, eventmanagement и еventmarketing (нем.). Понятие «специальное событие» (или «специальное мероприятие») является переводом англоязычного термина special event, широко применяющегося в практике международной и отечественной коммуникационной деятельности.

Событийные коммуникации являются разновидностью социокультурных коммуникаций. Это тип коммуникации в культуре, где основным способом и формой взаимодействия является символически выстроенное действо. Истоки событийных коммуникаций обнаруживаются в недрах истории человеческой культуры и прослеживаются на всех этапах ее развития, базируются на обширном опыте ритуальных и церемониальных практик. Опыт философского осмысления символически организованных действ как способа конструирования социальной общности и технологии управления сообществом берет начало в «Законах» Платона. Событийные коммуникации реализуются в многообразных формах символических действ. В современных международной и отечественной практиках они направлены на достижение широкого спектра геополитических, экономических, социальных и культурных целей; развиваются по нескольким направлениям, включающим организацию событий в рамках брендинга стран и территорий, торговых марок, персон, объектов культуры; предполагают организацию конгрессной и выставочной деятельности, организацию общественных событий, корпоративных мероприятий.

Понятие «специальное событие» принадлежит сфере современных событийных коммуникаций, входит в понятийный аппарат событийного маркетинга, является его основным рабочим элементом. Событийный маркетинг — это деятельность по анализу, планированию и воплощению специальных событий, основанная на стратегиях позиционирования и развития субъекта. Под «специальным событием» понимается действо, целенаправленно организованное для трансляции идеи, ценностей, сообщений, служащих достижению мировоззренческих, информационных, репутационных, имиджевых, некоммерческих, коммерческих целей какого-либо сообщества, объединенного некими аксиологическими основаниями, социальными, конфессиональными, корпоративными принципами и взглядами. Создание специальных событий как коммуникационная технология направлено на достижение каскада корпоративных целей.

Специальное событие строится как символическое действо, в котором используются исторические и этнические традиции организации ритуалов, церемоний, праздников. Создание специальных событий и сегодня направлено на творение мифологии, но имеет особый ракурс и стратегическую задачу — формирование символического капитала различных — как коммерческих, так и некоммерческих — объектов продвижения.

В середине XX века организация специальных событий выделилась в самостоятельное профессиональное направление коммуникационной деятельности. В настоящее время происходит процесс дальнейшей профессионализации сферы событийных коммуникаций. В Европе и США деятельность в данной сфере является серьезно организованной индустрией; существуют профессиональные ассоциации (ISES — Международное сообщество организации мероприятий), специализированная отраслевая пресса. Активная профессионализация отрасли происходит сейчас и в России. Профессия event-менеджер необходима для компетентной организации событий во всех секторах (экономике, политике, культуре, образовании, спорте) и на всех уровнях в деятельности государственных, коммерческих и некоммерческих организаций.

Сегодня событийные коммуникации развиваются как сфера технологий. Знание технологий предполагает понимание процесса и организации событий и владение ответом на вопрос «как», который зачастую дается вне этической и эстетической рефлексий. В связи с этим актуальнейшее значение приобретает формирование гуманитарного образовательного базиса.

 

Стр. 275-276 В. Э. Оршер Санкт-Петербургский государственный университет ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКЛАМА КАК МАРКЕТИНГОВАЯ КОММУНИКАЦИЯ

Современные выборы больше не зависят от знания платформы или программы кандидата; в настоящее время они являются частью развлекательных средств массовой информации и просто потребительским продуктом, а не политическим в классическом смысле. Политическая реклама, в прошлом имеющая свои коммуникационные особенности, «встроилась» в общую маркетинговую теорию.

Ключевые слова: политическая реклама, теория коммуникации, маркетинг, теория масс.

В политической рекламе объектом выступает «электорат», «конкретная целевая группа», и в конечном итоге — отдельный избиратель, обладающий в настоящем или будущем правом голоса. В современном дискурсе теоретиков рекламы в определениях основных терминов политической рекламы, пропаганды и PR произошло слияние стиля описания с терминологией классического маркетинга. В связи с этим очень примечателен текст практика-рекламиста С. Ф. Лисовского, автора учебного пособия по политической рекламе, которое по стилю изложения ничем не отличается от дискурса, принятого для коммерческой рекламы и маркетинга. Политическая реклама, в прошлом имеющая свои коммуникационные особенности, «встроилась» в общую маркетинговую теорию. Изменился ли сущностно человек при переходе от индустриального к постиндустриальному обществу? Очевидно, нет. Как он не менялся ни с точки зрения имеющихся у него способностей на протяжении всей известной истории цивилизации, ни с точки зрения основных истин, которые с начала Нового времени составляют существо настоящей эпохи. Изменилась среда, внешнее окружение: «гигантизм» — рост развития технологий и, соответственно, технологий массовой коммуникации — достиг апогея именно теперь. Позитивное понимание средств коммуникации у Маклюэна к концу XX века окончательно перешло в приговор человечеству (Ж. Бодрийяр). За два-три десятилетия мы перешли в состояние жесточайшего кризиса, когда уже произошло взаимопроникновение друг в друга различных до сих пор сепарированных сфер жизни: политики, экономики, искусства и т. п., превратив социум в массы, которые функционируют по совершенно иным законам и уже не продуцируют никакого смысла в прямом его понимании — ни политического, ни социального, ни культурного. По Бодрийяру, массы превратились в публику, которую интересуют только зрелища, а именно так воспринимаются важные политические события в стране. Они полностью уходят в мир частной жизни . Определения, описывающие этого современного человека («клиповое сознание», «кидалт», «поколение Питера Пэна» и т. п.), — это характеристики вечного ребенка, живущего без ответственности и без самостоятельности мышления. В современном мире именно этот незрелый тип занял главенствующее место. Если брать не теоретическую, а практическую сторону массовой коммуникации, то в пользу нашего тезиса о стирании границ между субъектом политической рекламы и «потребителем» говорит и тот факт, что всего лишь за последние 15 лет практически все маркетинговые, брендинговые и рекламные агентства и их заказчики заменили традиционный для маркетинга «соцдем» на теорию «психотипов». Исходя из нее, становится понятно, что порядка 85% населения России относятся к психотипам «нормативный материалист», «подражательимитатор» и «целеустремлённый прагматик». Эти типы потребителей характеризуются тем, что Хайдеггер назвал бы «несобственным модусом бытия»: идеологизированностью, стремлением к минимальным трудозатратам в жизни, «стабильности» и уходу от какой бы то ни было ответственности. И в маркетинговой, и в политической коммуникации они не погружаются в изучение вопроса, а судят обо всем поверхностно, исходя из собственных привычных предпосылок. Эти люди настроены на самопонятность сообщений, развлечение и внешний блеск, которые и предоставляют им современные медиа. Для этой аудитории не существует разницы между классическими медиа и относительно свободной информацией, предоставляемой современными гаджетами и Интернетом, поскольку использование и того и другого требует усилий, на которые не готовы пойти указанные аудитории. Как показывают состоявшиеся в 2016 г. выборы в Государственную Думу РФ и президентские выборы в США, основную ставку в политической рекламной коммуникации сделали именно на аудиторию, которая по типу потребления относится к вышеназванным психотипам.

 

Стр. 280 И. И. Скрипюк Санкт-Петербургский государственный университет КОДИРОВАНИЕ И ДЕКОДИРОВАНИЕ ЗНАЧЕНИЯ В РЕКЛАМНОМ ОБРАЩЕНИИ

Рассматривается эволюция коммуникационных моделей, выделение кодирования и декодирования как важных структурных элементов, влияющих на адекватность восприятия значений в рекламных сообщениях.

Ключевые слова: коммуникационная модель, кодирование, декодирование, значение, смысл.

Среди многообразия современных подходов к рекламе рассмотрение ее как социальной, социокультурной коммуникации является, пожалуй, одним из самых продуктивных направлений, поскольку позволяет интегрировать собственно рекламную специфику и накопленные за многие годы разработки в сфере теории коммуникаций. Начиная с Г. Лассуэлла (1948), предложившего линейную модель коммуникаций, послужившую отправной точкой развития нескольких линий в разработке коммуникационных моделей различной степени сложности, множество авторов занимались уточнением и развитием представлений о структуре и наполнении коммуникационного процесса (Р. Брэддок, 1949; Дж. Гербнер, 1956; К. Шеннон и У. Уивер, 1949; Ч. Осгуд и У. Шрамм, 1954; М. ДеФлюер, 1958; Т. Ньюкомб, 1953; и др.)

В классической модели Г. Лассуэлла автор, описывая коммуникатора и реципиента, ограничился лишь социально-демографическими и психологическими их характеристиками. К. Шеннон и У. Уивер в рамках предложенной ими модели с очевидностью указали на возможность различия между отправленным и полученным сообщением, направили внимание на проблему искажения передаваемой информации и предложили способы повышения качества ее передачи. Помимо источника и получателя сообщения появляется код, передатчик, который кодирует сообщение и приемник, декодирующий его. Соответственно, в центре внимания оказываются не только каналы, но и средства коммуникации — коды, которые используются в коммуникационном процессе. В свою очередь, У. Шрамм и Ч. Осгуд заинтересовались поведением отправителя и получателя информации, которые выполняют кодирование, декодирование и интерпретацию сообщения. Было установлено, что адекватность восприятия сообщения зависит от того, насколько совпадают используемые ими коды. Развивая идеи К. Шеннона и У. Уивера, Мелвин ДеФлюер описал процесс трансформации «значения» в «сообщение» и перевод его в «информацию», а также обратную развертку информации и восприятие получателем «значения». В семиотической модели Р. Якобсона предусматривается отправка сообщения, написанного при помощи некого кода от коммуникатора получателю. Причем, по мнению автора, каждому элементу модели соответствует определенная языковая функция. В частности, коду, как одному из элементов, соответствует метаязыковая функция (или функция толкования), связанная с распознаванием кода. В семиотической модели Ю. Лотмана отрицается возможность существования абсолютно одинаковых кодов, как и одинакового объема памяти, у говорящего и того, кто речь эту воспринимает. Коммуникация, как перевод сообщения с языка «Я» говорящего на язык «Ты» воспринимающего, возможна благодаря пересечению кодов людей. Наконец, У. Эко добавил в семиотическую коммуникационную модель понятие лексикодов или вторичных кодов, под которыми понимаются разного рода коннотативные значения, известные только определенной части аудитории.

Поскольку реклама является специфической коммуникационной деятельностью, к ней применимы все те положения, которые сформулированы на сегодняшний день в рамках исследований коммуникационного процесса как такового. В частности, одной из важнейших проблем является проблема кодирования и декодирования значения (смысла), который рекламодатель и рекламист вкладывают в рекламное сообщение. Целевая аудитория рекламы должна быть в состоянии адекватно воспринять, понять и осознать истинный смысл того, что адресант пытался донести в рекламном сообщении. Таким образом, надежность и эффективность передачи информации в рекламном сообщении и снижение лингвистических и психологических шумов, препятствующих адекватности отражения значения (смысла), содержащегося в нем, требуют, как минимум, изучения не только психографических и социально-демографических характеристик целевой аудитории, но также кодов и лексикодов, известных и применяемых представителями различных целевых аудиторий, целевых групп и субкультур с целью использования адекватных кодов при кодировании значений, закладываемых в рекламные сообщения.