Сообщения

 

Пресс-конференция в НСН: Эксплуатация естественной антимужской презумпции и давление на следствие – узнаем ли мы правду о деле сестер Хачатурян и зачем нам она, если узнаем? https://leo-mosk.livejournal.com/5351837.html

Пресс-конференция «Три сестры: Чем закончится кровавая история семьи Хачатурян?» в пресс-центре информационного агентства «Национальная Служба Новостей» на Октябрьском поле.

В ходе пресс-конференции адвокаты сестер Хачатурян – Алексей Липцер, Алексей Паршин и Ярослав Пакулин рассказали о ходе расследования и решении суда и ответили на вопросы журналистов.

Первое подозрение вызвало сообщение ведущего о том, что мать обвиняемых пришла, но не нашла в себе сил выйти на пресс-конференцию. Поскольку она не живет с семьей, ее информация могла быть альтернативой тому, что заготовили адвокаты.

27 июля 2018 года в подъезде жилого дома на Алтуфьевском шоссе было обнаружено тело 57-летнего Михаила Хачатуряна с множественными колото-резаными ранениями в области шеи и груди.

28 июля по обвинению в убийстве отца были задержаны его дочери Крестина, Ангелина и Мария. По словам девушек, они пытались себя защитить, так как подвергались постоянному насилию со стороны отца, в том числе сексуального характера.

Дочери убитого не скрывались и не скрывали содеянного, ученица 11 класса Мария 17 лет, Ангелина 18 и Крестина 19, обе безработные. Мария ударила отца ножом 35 раз, Ангелина 10 раз ударила тяжёлым предметом по голове, Крестина распылила в лицо баллончик, взяла нож у Марии и ударила в сердце. В квартире изъяли нож, четыре сотовых телефона, блок видеорегистратора, шкатулку с таблетками, молоток, арбалет, 16 дротиков, травматический пистолет, сигнальный револьвер Наган, охотничье ружье, 16 патронов, пневматический пистолет и пневматический револьвер. В Audi Q7 Хачатуряна нашли 2 килограмма героина, арбалет, пневматическую винтовку переделанную под мелкий калибр, гладкоствольное ружье, три пневматических пистолета, сигнальный пистолет и газовый пистолет Удар.

Опубликованные во время нахождения обвиняемых в СИЗО версии имеют признаки давления на следствие и выявляют два полюса общественных настроений. С одной стороны, имеет место эксплуатация доминирующей в общественном мнении десятки лет презумпции мужской вины. С другой – нарастающий в последние годы протест против женской агрессивной жестокости бытового и сексуального характера. Получив многостороннюю противоречивую информацию, читатели комментируют как обычно на основе собственного опыта и представлений.

На основе моих представлений, обвиняемые выглядят достаточно типичным продуктом Google-культуры без определенных занятий и целей в жизни. Вопреки утверждению адвоката о нетипичности, мы видим достаточно типичные признаки жизни в вымыслах и преувеличениях, известных из криминальной хроники, постановочных ток-шоу с признаками подмены следственного эксперимента и сводок информации о неблагополучии подросткового возраста. Персонажи данного слоя жизни могли совершить заведомо резонансное преступление как ради известности, так и возможно по заказу криминала, если принять версию об источниках доходов убитого. Если заказ не исключен, в данном случае исключение меры пресечения под стражей позволит уничтожить информацию.

Неприятно удивляют преференции, забота и внимание, которыми окружены обвиняемые в убийстве. Из пресс-конференции можно узнать, что заключенные в СИЗО школьники обеспечиваются малокамерным содержанием, телевизором, холодильником при обязательном обеспечении конституционного права на образование.

Я не знал, что в СИЗО №6 на ряду с обычными камерами для сорока человек включая обвиняемых в экономических преступлениях бухгалтеров есть четырехместные камеры и они не заполнены. Я не знал, что в СИЗО можно вызвать скорую не только в случае травм, несовместимых с жизнью, но и когда просто заболело горло. Что в СИЗО доступна помощь психолога «на общих основаниях».

Видимо, оставленный на развод в России консультант Магнитский сидел на каких-то исключительных основаниях, если потомственный манипулятор Билл Браудер все просчитал наперед.

В общем случае на подобных пресс-конференциях в НСН возникает чисто журналистская проблема. Освещение резонансных дел с мощной адвокатской поддержкой при обильном внимании прессы вызывает два безоветных вопроса: кто за это платит и почему заведомо невиновным отказывают в защите? После сестер Хачатурян как я могу писать, например, о квартирных дольщиках, многие из которых как известно по судебным процессам убиты, когда сам прошел через этот ад и меня выгоняли вшею и адвокаты и суды.

Участники пресс-конференции упорно называли обвиняемых «девочками», навевая ассоциации, далекие от желаемых. Они выступили с безоговорочным обвинением и, что характерно для заказного мероприятия, подменяли своими действиями ведущего. Было заметно, что кроме главной цели обвинения сказать по смыслу в общем практически нечего, все уже опубликовано включая фотографии.

Судя по публикациям в СМИ, брат обвиняемых Сергей опровергает их аргументы. Их версия, поддержанная адвокатами на основе необходимой обороны, рассыпается под давлением фактов. Убийство совершено по предварительному сговору с особой жестокостью и нанесением избыточного вреда, многократно несовместимого с жизнью. В то же время убедительных доказательств побоев со стороны отца я не нашел, кроме словесных утверждений.

Не подтверждается версия о рабском положении сестер Хачатурян при невозможности избрать другие способы избежать угрозы со стороны отца. Они не были в изоляции от общества, имели мобильные телефоны и доступ в Интернет. Не видно попыток использовать контакты для предотвращения обозначенной угрозы, что противоречит версии адвокатов о необходимой обороне.

Применение контактов для сговора должно было бы быть проверено, учитывая обилие деструктивных сетевых групп. Информации об этом не находится.

Вызывает сомнение вопрос о степени виновности органов опеки и внутренних дел, поставленный секретарем ОНК. К много претензий в части ЮЮ в отношении беззащитных, но случаи явного криминала общего характера они обходят стороной.

Представленная картина требовала вмешательства профессионалов более высокого уровня спецподразделений МВД и возможно ФСБ. Нынешнему уполномоченному по правам ребенка дело сестер Хачатурян также не по компетенциям, для этого требуется опыт и навыки отстраненного предшественника Павла Астахова. Он имеет опыт работы как с внешними сетевыми программами, так и с преступными сообществами несовершеннолетних.

Противоречивость образа убитого требует расследования, а не обсуждения в открытом публичном поле. В объемной информации можно найти сведения, что Михаил Хачатурян был криминальным авторитетом и зарабатывал на незаконной медиации или на торговле наркотиками. Информация о тяжелом диабете убитого не стыкуется с его опасной агрессивностью. По одной версии, мать обвиняемых сбежала, не выдержав насилии, по другой – он сам ее выгнал. В то же время, версии домашнего тирана и набожного христианина могут не противоречить друг другу. Утверждениям о запрете учиться противоречат признаки нежелания ни учится ни работать со стороны самих обвиняемых, так как отец их содержал с признаками избыточности и без необходимости собственного заработка.

Доказательств нанесения телесных повреждений именно убитым в обширных материалах не находится. Если информация о тяжелом диабете может быть доказана, то аргумент звоночка для вызова по любому желанию в доказательство порабощения выглядит нелепым. Все больные в тяжелом состоянии так делают.

20 августа состоялось слушание апелляции по делу сестёр Хачатурян. В зале суда защитники девушек попытаются обжаловать их содержание под стражей сроком на два месяца до оглашения окончательного приговора и попросить суд заменить сестрам пребывание в СИЗО домашним арестом.

Участники пресс-конференции:

- Адвокат Крестины Хачатурян – Алексей Липцер;

- Адвокат Ангелины Хачатурян – Алексей Паршин;

- Адвокат Марии Хачатурян – Ярослав Пакулин;

- Ответственный секретарь Общественной наблюдательной комиссии по Москве Иван Мельников.

Конспект

Мельников. Неоднократно мы проверяли содержание девочек в СИЗО. Девочкам эмоционально тяжело. Очень были растеряны, очень сильно переживали. Две из девочек имели колото-резаные раны. Приезжала скорая помощь. Мы взяли на контроль. Большой общественный резонанс. Там очень много подводных камней. Две девочки не ходили в школу. Были всего семь раз за прошедши и учебный год в связи с чем не смогли сдать ЕГЭ, их не допустили, хотя они конечно готовились, очень хотели далее поступать учиться на психологов. Это показатель того что они хотели что-то менять. Их отец звал их звоночком и они должны были быстро приехать, придти. Закрыть окно или там принести воды. Еще что-то сделать. Если они этого не делали, избиения. Часто не ходили в школу, отец не пускал, боялись, были побои. Мы связались с уполномоченным по правам ребенка. Был запрос в прокуратуру Москву о действиях/бездействии органов которые должны были этим вопросом заниматься. Когда дети не ходят в школу долгое время, должны возникать вопросы. Они рассказывали что приходили кто-то может быть из школы, из системы внутренних дел местных. Отец не разрешал открывать дверь и сам не открывал, угрожая им. Угрозы были в том числе с помощью оружия с их слов. Все равно же они были в школе, должны были как-то отреагировать. Не могут зайти домой, дайте информацию директору школы, чтобы могли приехать соответствующие структуры. Сейчас доводы проверяются они под контролем уполномоченного по защите прав ребенка. Отдельный вопрос содержание в изоляторе №6 камеры по сорок человек. мы дали рекомендации поместить их в маломестные камеры. Они были помещены в камеры с гражданками обвиняемые в тяжких преступлениях. Кто-то по экономическим, бывает бухгалтера по 210 159 статье, это безопасно. А бывает также по убийству, могут быть асоциальные личности. А девчонки еще дети, надо отделить от влияния. Поместили в камеры четырехместные, незаполненность в этом СИЗО. Очень важно чтобы они закончили школу находясь в СИЗО. С прошлого года сдается ЕГЭ в СИЗО. Заключены договора со школой. Полноценное обучение, к ним приходят преподаватели по разным дисциплинам. Важно для социализации. Кто-то будет оправдан важно чтобы все права были обеспечены в том числе право на образование. В камерах есть холодильники телевизоры. Удалось передать все необходимые вещи. Продукты питания мать передала.

Ведущий. Также прибыла мать девочек, но не смогла найти в себе силы выйти на пресс-конференцию. Как часто она видится с девочками?

Мельников. С несовершеннолетней дочкой она вправе общаться как представитель. Средняя и старшая дочки ей необходимо получать разрешение следователя на общение с ними. Больше смогут рассказать адвокаты.

Паршин. Я защищаю среднюю сестру Ангелину. В настоящее время девочкам предъявлено обвинение в совершении убийства группой лицей по предварительному сговору. Мы данную квалификацию считаем неверной. Уже сейчас со стороны следствия имело место аморальное поведение. Мы полагаем, имело место не только аморальное поведение, со стороны девочек в отношении потерпевшего совершались преступления. В течение последних лет они подвергались различным видам насилия это моральное физическое сексуальное. По нашему мнению девочки находились в состоянии необходимой обороны, когда оборона осуществляется не только в процессе реального нападения, но и когда нападение настолько очевидно и предсказуемо, что неприятие мер ставит в неотвратимую опасность лицом, вынужденным к принятию этих мер. Необходимая оборона осуществляется не только когда нападение осуществляется непосредственно, но и когда нападение очевидно и неминуемо. Действие обороняющегося лица направлено на предотвращение этого нападения. Другими словами, действия девочек были направлены на предотвращение совершения в отношении себя преступлений, поскольку было очевидно, что насилие будет продолжаться, оно неминуемо и неотвратимо. Состояние необходимой обороны возникает независимо от необходимости избежать или обратиться к другим лицам, к правоохранительным органам. Тем не менее, нам часто задают вопрос. Почему они не обращались за помощью? Я коротко на него отвечу. Помощи им ждать было неоткуда. Школа пыталась вмешаться в ситуации, однако никаких результатов это не привело. Социальные службы самоустранились и в ситуацию не вмешивались. Были обращения в полицию, полиция также в ситуацию не вмешалась. Кроме того, сестрам с детства внушалось, что у погибшего везде есть связи в том числе в правоохранительных органах. На глазах у них обращения родственников, обращения соседей, других лиц в правоохранительные органы ни к чему не приводили. Девушки были жертвами домашнего тирана, жутко его боялись и все это указывало на бесполезность обращения за помощью, безвыходность ситуации. Данную позицию защита намерена отстаивать

Пакулин. В настоящее время дело находится у следователя Главного следственного управления СКР, то есть это самый высокий уровень, который может расследовать подобные происшествия. первые впечатления работы со следователем выстроили достаточно конструктивные отношения. Мы заинтересованы в совместной работе. Считаем, что если будем предоставлять следователю более полную информацию, более всесторонне исследуем не только обстоятельства происшествия, но и причину наступления вот этих вот последствий. В настоящее время девушки дают показания повторно несмотря на то что были уже несколько раз допрошены. Уголовно-процессуальный закон предписывает допрашивать как после задержания, так и после предъявления обвинения. Следователь разумеется получив в производство такое резонансное дело решил самостоятельно опросить девушек. Допрос происходит в несколько этапов, поскольку охватывает не только случившееся 27 июля но и всю предшествующую жизнь сознательную девушек. Поскольку они отвечают на вопросы следователя о характеристике отца и его родственников, их жизнь представляет собой нечто абсолютно нетипичное для жизни москвичек школьниц. Те детали, которые они сообщили, на самом деле мягко говоря удивительные. Требуется участие психолога, придумывают девушки или же их поведение соответствует рассказу без вымыслов и преувеличений. Такие специалисты привлекались. Поведенческая составляющая свидетельствует о правдивости рассказов. Мы поставили вопрос о проведении психолого-физиологической экспертизы. Девушки дали согласие об исследовании на полиграфе. И у следствия и у общества будет возможность убедиться в проведении психолого-психиатрической и сексологической экспертизы. Мы в процессе согласования вопросов перед экспертами, которые могли бы позволить следователю дать юридического оценку. Если соберем медицинский материал на убитого, будем настаивать на проведении ему посмертной психолого-психиатрической экспертизы. Привлечение общественных деятелей. Поскольку моя подзащитная является несовершеннолетней, Анна Кузнецова сочла возможным подключиться и посетила ее в СИЗО. Мы считаем, девушки находятся в нормальных условиях на общих основаниях. Медицинскую помощь и помощь психолога администрация предоставляет. Все на общих основаниях. Собрано достаточно много свидетельств от соседей и родственников погибшего. Хотел бы через СМИ обратиться кто сталкивался с погибшим, любая информация была бы полезна. Фотография Ангелины с кровью на лице, Мария ее сфотографировала после того как отец запустил в нее связкой ключей, разозлившись что забыла в дверях вынося мусор. Кровоподтек на подбородке от удара кулаком. Творчество отца. Была избита тростью бабушки, матери отца. Гнев вызвало то что отец обнаружил трость хотя приказывал ее выбросить. Такие случаи должны вызывать возмущение. Мы считаем требуется проверка органов опеки и попечительства, местных органов внутренних дел. Надо допросить классного руководителя. Они принимали меры, но были ли меры достаточными чтобы общество узнало, в каких условиях содержались сестры Хачатурян.

Липцер. Я адвокат Крестины, старшей из сестер. 20 августа прошли рассмотрения наших апелляционных жалоб, к сожалению нам было отказано в удовлетворении заменить содержание под стражей на домашний арест. Будем обжаловать в кассационной инстанции. Не представлено доказательств того, что сестры планируют скрыться или иным образом препятствовать проведению предварительного расследования. Жалобы будут рассмотрены до рассмотрения ходатайства следствия о продлении ареста. Скорее всего в конце сентября. Срок стражи истекает 29 сентября. До рассмотрения жалоб мы подавали ходатайство Уполномоченному по правам человека о содействии. Уполномоченный заявил она удивлена об избрании ареста, можно было ограничиться домашним арестом. В рассчитываем на сотрудничество в рассмотрении жалоб.

Ведущий. Какую роль играют показания брата девочек?

Пакулин. В настоящее время он является одним из свидетелей. Мера пресечения не предусмотрена. Уверен он будет повторно допрошен.

Мельников. Сейчас в камерах у девочек видно что у них порядок. Видно что они опрятные. В СМИ было много заявлений что они неряхи. Это абсолютная неправда. Кровати заправлены все убрано все чистенько. Работа психолога с ними активно ведется. Это была одна из первых наших просьб. Они пережили тяжелейшие потрясения с 11 лет на их глазах постоянно мать избивал. Психологи восстановят психику.

Девочки содержатся в одной камере вместе?

Мельников. Нет они содержатся в разных камерах. Согласовано с законодательством. Подозреваемые и обвиняемые по одному делу не должны пересекаться. Самое сложное для них, они привыкли быть вместе. Разлука с мамой. Домашний питомец. Они дети еще, это видно в общении